Поколение молодых

Родительское собрание
№17 (313)

Вопреки бытующему мнению о том, что американские дети пытаются при первой возможности и в относительно юном возрасте покинуть отчий дом, миллионы молодых американцев, включая и тех, кому перевалило за тридцать, не только живут со своими родителями, но и материально зависят от них. В последние годы тенденция оставаться как можно дольше под опекой родителей лишь усилилась. Суровая проза жизни все чаще заставляет молодых людей, включая и тех, кто окончил высшее учебное заведение, возвращаться, хотя бы и на время, под родительский кров для того, чтобы пережить тяжелые времена.
Родительская помощь может проявляться в различной форме: от предоставления свободной комнаты для проживания, полной или частичной оплаты аренды жилья до оплаты медицинской страховки и прочих расходов своих уже взрослых детей. Подобная тенденция привела к возникновению определенного слоя населения, который можно условно назвать «взрослое юношество» (“adultolescents”).
При этом отмечается, что сам факт увеличения зависимости молодого поколения от родителей отнюдь не вызывает протеста самих молодых людей. Более того, помощь старшего поколения стала настолько желательной, что даже худший из ее вариантов (имеется в виду крайне непопулярное в недавнем прошлом возвращение под родительский кров) перестал считаться позорным. Тем более что папы и мамы, как правило, более чем рады принять свое чадо назад.
По данным переписи 2000 года, около 4 миллионов молодых американцев в возрасте 25 – 34 лет проживали со своими родителями, и есть основания полагать, что это количество в ближайшие годы возрастет. Так, в результате недавнего интернетовского опроса, проведенного фирмой MonsterTRAK.com, специализирующейся на трудоустройстве, выяснилось, что 60% студентов колледжей планируют жить со своими родителями после получения диплома, при этом 21% опрошенных заявили, что намерены оставаться в семье более одного года.
В отличие от своих сверстников 90-х годов, «взрослое юношество» отнюдь не неудачники, стремящиеся пожить за счет родителей. К примеру, Елена Аронсон, получившая после окончания колледжа довольно скромно оплачиваемую работу, вернулась в родительский дом к великому удовольствию своих родителей. При этом родители, чикагские доктора, рассматривают заботу о возвратившейся дочери как естественное продолжение своих родительских обязанностей, что предполагает помощь детям до тех пор, пока они не окрепнут материально настолько, что смогут жить самостоятельно. А пока Елена планирует продолжить свое образование в следующем году. Ее сестра, заканчивающая Стэнфордский университет, тоже хочет вернуться после окончания учебы и работать на дому. «В наше время, - вспоминает их мать, - когда дочери были маленькими, специалисты советовали оставлять младенцев плакать в кроватках, чтобы они учились засыпать самостоятельно, но я никогда так не поступала».
Большинство представителей «взрослого юношества» либо оставили надежду, либо не хотят следовать традиционному пути так называемой независимости, который подразумевает раннее обзаведение семьей, детьми, владение собственным домом и автономию в финансовых вопросах. В настоящее время средний возраст первого брака – 26 лет, т.е. на 4 года старше, чем это имело место в 1970 г., а обзаведение детьми откладывается, как правило, еще на десяток или более лет. Причина: работу найти труднее, а высокооплачиваемая - требует наличия ученой степени.
Если в недалеком прошлом молодые люди по достижении 30 лет уже начинали подумывать о собственном доме, то сегодня, как образно выразился доктор Фрэнк Фюрстенберг, возглавляющий организацию MacArthur Foundation: «Лента конвейера, по которой юношество движется к взрослости, остановилась».
Кроме причин экономического характера, вынуждающих молодых людей не покидать родительский дом, есть еще и ряд психологических обстоятельств. В частности, в отличие от своих сверстников из предыдущего поколения, сегодняшние молодые американцы не противопоставляют свой жизненный стиль родительскому. Кругозор нынешней молодежи не формируется как противовес стилю жизни своих родителей. Если в 60-е годы двадцатилетние (Woodstock generation) носились с мыслью о том, что людям старше 30 лет доверять нельзя, то сегодня оказалось, что взрослые дети не в состоянии прожить без старшего поколения. По словам психолога Джеффри Дженсена, «в настоящее время мы наблюдаем такую тесную связь между выросшими детьми и их родителями, какой мы не наблюдали со времен Второй мировой войны, причем эта молодежь любит своих родителей и испытывает к ним искреннее уважение.
Некоторые эксперты рассматривают поддержку родителей как своего рода скрытую форму взаимозависимости. Психиатр Алвин Розенфелд, например, считает, что это относится к тем родителям, которые в свое время усиленно занимались своими детьми, возя их на своем авто на различные мероприятия и занятия, готовя таким образом их для поступления в престижные высшие учебные заведения. Такие родители глубоко убеждены, что знают, как достичь финансового благополучия, и хотят обеспечить его своим детям любой ценой.
Подобное воспитание часто ведет к тому, замечает исследователь финансового рынка Нийл Хове, что желания 20-летних подростков, по существу, ничем не отличаются от желаний их родителей. Таким образом, взрослое население (“The Me Generation”) растит как бы свою миниатюрную копию (“The mini-me generation”). Это воспитание зачастую чревато негативными последствиями, которые дают о себе знать. Так, жительница Филадельфии Дженис Чарлтон несколько лет назад настояла на том, чтобы ее 26-летняя дочь продолжила обучение на степень магистра. Для этого она подписала обязательство об оплате двух $1700 cтуденческих займов. Однако дочь прекратила занятия, а мать встала перед проблемой выплаты полученных сумм. «Я теперь жалею, что посоветовала дочери продолжать учебу, - сетует она. – И хотя мы по-прежнему близки друг к другу, это бросило тень на наши отношения».
Многие родители оправдывают свои действия тем, что они просто хотят по мере сил помочь своим начинающим жизнь детям в этом мире с возросшей конкуренцией. Как правило, сегодня родители не ждут, когда их попросят, а сами проявляют инициативу. Они связываются с учебными заведениями, предлагают свою помощь в поисках работы. Когда прошлой осенью командование военно-морского флота США стало рассылать потенциальным рекрутам и их родителям письма с разъяснением учебных программ, реакция родителей оказалась более чем активной. По словам офицера Стивена Ловри, «мы теперь не набираем отдельных индивидуумов, мы набираем всю семью».
Известно, что компании, производящие предметы потребления, традиционно проявляют интерес к молодому поколению. Сегодняшние молодые американцы не прочь попробовать новые товары, тем более что располагают достаточными средствами, которые могут расходовать по своему усмотрению. Дэвид Моррисон, представитель фирмы Twentysomething, Inc., изучающий покупательную способность молодого поколения, говорит: «Они готовы тратить деньги на компьютеры, телевизоры с большим экраном, путешествия, спортивные автомобили, т.е. на те товары, покупку которых предыдущие поколения считали скорее легкомысленной тратой денег. В качестве примера приводится 24-летний служащий юридической фирмы Джимми Финн, работающий в Манхэттене. У него появилась возможность тратить значительную часть своего $66 000 годового дохода на приобретение различных товаров после того, как он вернулся в родительский дом в Стэйтен- Айленде. В то время как его сверстники расходуют внушительную часть своего заработка на аренду жилья в Манхэттене, Джимми тратит свою зарплату на новый автомобиль, регулярные полеты во Флориду для встреч со своей девушкой, на рестораны и другие развлечения, а также на выплату студенческого займа. «Нью-Йорк – чудесный город, - признается он. – Но в смысле питания, что ни говори, а дома все-таки лучше».
Тем не менее некоторые родители готовы признать, что их беспокоит тот факт, что безрассудная поддержка своих чад может негативно сказаться на финансовом положении семьи, а значит, и на будущем тех, кому эта поддержка предназначается. Финансовый консультант Билл Махони из Массачусетса говорит: «Я знаю родителей, готовых буквально разориться, предоставляя своим уже получившим диплом детям 20, 30 и даже 40 тысяч долларов, т.е. по существу все, что они отложили себе на старость. По мнению психиатров, очень трудно убедить родителей в том, что сама по себе подобная помощь не в состоянии обеспечить самодостаточность их детей, покуда те сами не найдут способ стать по-настоящему независимыми».
Как бы ни складывались отношения в семье, родители всегда испытывают глубокое удовлетворение, когда их дети, в конце концов, становятся на ноги.
Так произошло и в случае с вышеупомянутым Джимми Финном. Фирма перевела его в Вашингтон, где он снял квартиру. Теперь он вспоминает, как тяжело переживала мать его отъезд, но постепенно все наладилось. Зато теперь она проводит меньше времени на кухне и больше тратит на себя и своих знакомых. «Весь смысл в том, чтобы дети стали независимыми, - говорит она. – Хотя иногда на это требуется время».