Храм «семи Языков»

Путешествие с комментариями
№29 (482)

Еще несколько лет назад я думал, что самым большим храмом в Нью-Йорке является собор Святого Патрика, который находится на Пятой авеню рядом с Рокфеллер-центром.
Однако в мою душу закрались сомнения, когда однажды, года четыре назад, осенним днем я шел по Вест 111-й улице от Риверсайд-парка в сторону Амстердам авеню. Еще издали я заметил, что улица упирается в здание храма, по мере приближения к которому я все более убеждался в том, что вижу нечто необычное. Его серая громада нависала над улицей, как огромная каменная скала, из которой высекли настоящее архитектурное чудо. Невероятных размеров круглое окно в виде розетки располагалось над стрельчатой аркой, боковые стены которой были украшены скульптурными изображениями святых. В храм вели гигантские двойные литые бронзовые двери.
Я не удержался и, поднявшись по широкой лестнице ко входу, зашел в собор, который, как явствовало из надписи на щите, стоявшем на краю расположенного рядом небольшого парка, назывался The Cathedral of Saint John the Divine. Внутренние размеры храма меня просто потрясли. Вокруг царил полумрак, горели редкие светильники, да лилися слабый свет сквозь многочисленные цветные витражи, расположенные высоко под потолком.
С тех пор я много раз бывал в этом соборе, в боковых приделах которого часто проводятся различные художественные выставки и даются музыкальные концерты. Благо, здесь установлен замечательный орган.
История строительства этого колоссального здания достаточно интересна. В самом конце XIX века в американском обществе появилась идея построить храм, где могли бы молиться представители всех народов мира. Это и неудивительно, ведь последняя треть позапрошлого века ознаменовалась массовой иммиграцией в Соединенные Штаты людей со всего света. Как раз в те годы появилось знаменитое выражение, что Америка является мировым «плавильным котлом». А главным местом, где осуществлялась эта «плавка», был Нью-Йорк, потому что большинство иммигрантов прибывало в США через эти восточные ворота государства. Казалось вполне естественным построить храм для страны, в котором мог отыскать для себя уголок «всяк сущий в ней язык», именно в Нью-Йорке.
В 1888 году был объявлен конкурс на проект нового здания для богослужения. Победителем была признана фирма «Heins & Lafarge», которая представила проект храма в византийском стиле. Его центральная часть должна была быть увенчана конической, островерхой башней.
За год до этого на холмах в районе Morningside Heights в Манхэттене было приобретено 13 акров пустовавших тогда лесистых земель для новостройки. В день Святого Джона 27 декабря 1892 года епископ Поттер заложил первый камень в фундамент нового храма - и его возведение началось.
Однако в 1907 году один из хозяев фирмы «Heins & Lafarge», Джордж Льюис Хейнс, умер, и фирма фактически перестала существовать. Для продолжения строительства был найден другой подрядчик, и архитектору из Бостона Ралфу Крэму было поручено продолжить стройку. Крэм был приверженцем готического стиля в архитектуре, поэтому используя то, что уже было построено, стал внедрять элементы готики в планировку храма, что в конечном счете и определило его облик. Так, например, своды хоров были реконструированы в готическом стиле.
Строительство продолжалось несмотря на начавшуюся Первую мировую войну и последовавшую затем Великую депрессию.
Почти через пятьдесят лет от начала строительства собора был открыт его неф - основной элемент пространства базилики, вытянутый вдоль ее главной оси и ограниченный с двух сторон высокими колоннами. Уже к тому времени собор являлся самым большим готическим зданием в мире. Его длина превышала 183 метра, а потолки нефа вознеслись на высоту почти в 38 метров. Под центральным куполом собора могла легко уместиться Статуя Свободы, высота которой без пьедестала составляет сорок шесть с половиной метров.
Итак, главное помещение собора было открыто в 1941 году, и это событие произошло за неделю до того, как был подвергнут бомбардировке Перл Харбор.
После этого в течение почти сорока лет никакие строительные работы в соборе не велись, и лишь в 1979 году там начали обучать молодежь и безработных из близлежащих районов профессиям каменщиков и каменотесов. Этого оказалось более чем достаточно, чтобы десятилетиями поддерживать занятость рабочих: строительство собора не завершено по сей день и его окончание не предвидится в ближайшие 75 – 100 лет. В этом нет ничего особенного, ведь некоторые соборы в Европе строились по нескольку веков.
Но то, что уже построено, вызывает безусловное уважение к творческому гению человека.
Собор украшен замечательными цветными витражами, причем далеко не все они посвящены религиозной тематике. Здесь приветствуется духовная важность всех проявлений человеческой культуры, начиная от образования, медицины и экологии и кончая гражданскими правами и спортом. Например, на некоторых витражах изображены сцены игры в американский и европейский футбол, в бейсбол. Есть выложенные из цветного стекла картины, посвященные истории Соединенных Штатов Америки и их вооруженным силам.
Интересен «Уголок поэтов», посвященный американской литературе. Там на каменных плитах выбиты имена самых знаменитых американских поэтов и писателей: Вашингтона Ирвинга, Марка Твена, Уолта Уитмена, Ралфа Эмерсона, Эдгара По, Уильяма Брайанта, Генри Лонгфелло, Германа Мелвила, Гертруды Стейн и многих других.
Многочисленные скульптуры установлены внутри и снаружи храма. Я уже упоминал о том, что вдоль стен под арками входов можно видеть горельефы святых. А главные двери собора заслуживают отдельного описания. Высота их створок - пять с половиной метров, каждая из них весит по 3 тонны. Они были отлиты из бронзы на том же литейном заводе в Париже, где была изготовлена Статуя Свободы. Каждая створка разделена на 14 квадратов, в которых изображены разные сцены из истории человечества.
Фактически собор Святого Джона принадлежит Англиканской Епископальной Церкви, которая была создана английским королем Генрихом VIII. Этот непоседливый и любвеобильный монарх долго стремился вырваться из зависимости от Римских Пап, которые не позволяли ему разводиться со своими многочисленными женами. Чтобы избавиться от опеки Рима, он, заручившись поддержкой парламента, объявил себя в 1536 году главой новой Церкви. С самого начала своего появления она заявила о себе как о некоем среднем пути между католицизмом и лютеранством. В настоящее время в мире насчитывается около 70 миллионов англикан.
Однако особенностью собора Святого Джона является то, что вокруг главного алтаря и хоров там еще в 1918 году были построены «Часовни Семи Языков». Каждая из часовен посвящена выходцам из разных стран или регионов: Скандинавии, Германии, Англии и Ирландии, стран Востока и Африки, Франции, Италии и Испании.
Последний раз я был в соборе в один из воскресных июньских дней. Я зашел туда, когда заканчивалось богослужение, сопровождавшееся прекрасной органной музыкой. Брало за душу. Священники в белых одеждах с золотистой лентой через плечо шли между рядами прихожан, среди которых было много афроамериканцев.
Между прочим в 1990 году в Англиканской Церкви решением ее синода было введено женское священство. И я видел черную женщину-священника, к которой подходили за благословением.
Внутри собора проводятся часовые экскурсионные туры, и каждый здесь может найти что-то интересное для себя.
Я же, когда молящиеся разошлись, отправился в самостоятельный обход храма. В эти дни вплоть до 28 августа там проводится выставка портретов апостолов, написанных шведским художником Михелем Остлундом. Портреты апостолов – это его интепретация их личностей, основанная на литературных данных и собственной фантазии. Остлунд стремится показать в своих работах различные человеческие характеры. Ведь среди апостолов были разные люди - сомневающиеся, ищущие, исполненные бунтарского духа и беззаветно верующие.
Продолжение этой выставки находится в Felissimo Design House, расположенном по адресу 10 Вест 56-я улица. Там можно увидеть, сделанные Остлундом церковные облачения с портретами апостолов, эскизы, стеклянные тарелки и художественные альбомы.
Мое внимание в храме привлекла также бронзовая Менора, созданная в 1999 году скульптором Аароном Бецалелем в память о миллионах жизней, уничтоженных в годы Холокоста. Она была принесена в дар собору от Центра межрелигиозного взаимопонимания и открыта 8 мая 2005 года, в день шестидесятилетия победы над германским фашизмом.
В соборе есть еще немало других скульптурных произведений, часть из которых создана в современном модернистском стиле.
Я много раз пытался сфотографировать внутренний интерьер собора, но вспышки моего фотоаппарата было совершенно недостаточно, чтобы осветить его громадные объемы. Это было подобно попыткам развеять темноту ночи с помощью зажженной спички. Все скрывалось в полумраке. Ни одна фотография не удалась.
После довольно долгого хождения под сумрачными сводами собора я вышел на улицу и заглянул в парк, примыкающий к храму со стороны Morningside avenue. И был поражен снова. На этот раз меня удивила скульптурная группа, подобной которой я не видел нигде в Нью-Йорке. Это был фонтан Мира, открытый в 1985 году. Его создал скульптор Грег Вайатт по заказу епископальной епархии при соборе Святого Джона, которая спонсировала создание этого фонтана в честь своего 200-летия. Он посвящен детям земли.
Двенадцатиметровая бронзовая композиция, весящая шестнадцать тонн, представляет собой аллегорическое изображение борьбы Добра с силами Зла. Больше всего меня поразила экспрессия этого произведения, его прямо-таки сюрреалистическая сила. В скульптурной группе доминирует крылатая фигура архангела Михаила, символизирующего силы Добра. Мы видим главного героя в конце сражения с уже расчлененным, скрученным и обезглавленным Сатаной. Используя фигуративные образы, основанные на религиозном и светском понимании мира, а также комплекс библейских и научных символов, причудливо переплетенных друг с другом, скульптор убежденно внушает зрителям мысль о том, что с победой Добра над Злом на Земле воцарится Мир. Примером этому служит у него лев, лежащий рядом с ягненком.
Улыбающееся Солнце и сонная Луна, смотрящие в разные стороны, говорят нам о естественном ритме жизни, ежесуточной смене дня и ночи. Поднимающаяся кверху со дна бассейна двойная спираль символизирует ДНК – основу всего живого на земле. В довершение этого четыре факела Свободы окружают пьедестал, по краям которого распластался гигантский краб, напоминающий о происхождении жизни из водной стихии.
К сожалению, я ни разу на застал этот фонтан работающим, хотя бывал в парке много раз. Но может быть это еще более усиливает его эмоциональное воздействие, благодаря тому, что ни одна из его частей не скрыта водой.
Вдоль кругового бортика, ограничивающего бассейн фонтана, установлено множество маленьких бронзовых фигурок. Эта постоянная экспозиция создана из работ детей - от дошкольного возраста и до выпускников школ. Двенадцать лучших работ отбираются на ежегодных конкурсах специальной комиссией, отливаются в бронзе и устанавливаются в этом «Парке детских скульптур». Замечательная, по-моему, идея.
В общем в собор Святого Джона, этот храм «семи языков», и в соседствующий с ним парк стоит заглянуть каждому верующему, неверующему и сомневающемуся.
Фото автора