Победить “синдром бивака”

В мире
№2 (821)

 

Слову “йордим”, которым на иврите обозначают людей, покинувших Израиль ради других стран, не так легко подобрать русский аналог. Сойдет ли прямой перевод - “спустившийся”, в отличие от “олим”, репатриантов, то бишь, “поднявшихся”?  Но с каких “горних высот” и на какую “низменность”? И нет ли в этом древнем обозначении современной, заведомо негативной коннотации, отражающей отношение к землякам, проживающим за рубежом? 

Страна, с самого момента своего образования жившая по законам осажденного военного лагеря, до сих пор до конца не избавилась от “синдрома бивака”. И если эмигрировавших за границу уже и не считают дезертирами, то все равно относятся к ним как к каким-то слабакам, не выдержавшим испытаний.

Впрочем, об этом сегодня предпочитают не говорить вслух, что тоже вполне объяснимо: в Израиле почти каждый никуда не уезжавший гражданин имеет близких родственников и друзей, давно покинувших страну и постоянно живущих за рубежом. 
Но можно ли считать слабыми людей, которые устроили свою жизнь заграницей именно благодаря образованности, предприимчивости и силе воли? Ведь будь у них возможность успешно реализоваться в родных пенатах, они бы, наверное, не отправились за этим в дальние края? 

Так может быт, в израильтянах, оставшихся дома, говорит элементарная зависть к тем, кто этот дом удачно для себя поменял на другой? 

А если нет, то не пора ли коренным образом пересмотреть отношение к людям, чей выезд за границу “на ПМЖ” был вызван самыми разными причинами – профессиональными, творческими, личными, семейными? Не пришло ли время, переболев тем самым “синдромом бивака”, протянуть руку “йордим” и найти в них опору и поддержку?

Такие вопросы прозвучали на днях на заседании подкомиссии Кнессета по связям с соотечественниками за рубежом, руководимой депутатом от партии “Ацмаут” (“Независимость”) Анат Вильф. Речь шла о более чем 700 тысячах израильтян, постоянно проживающих за пределами еврейского государства, то есть, о почти десятой части его населения. 

Участники заседания были единодушны: “Считать такую массу образованных людей чуть ли не отрезанным ломтем - непростительная ошибка и расточительность, тем более что значительная их часть, если не большинство, добившись за границей успехов в академической и научной сфере, а также в бизнесе, продолжают относиться к Израилю как к своей первой и главной родине и вовсе не желают терять связь с еврейским государством”.

Но это – лишь набросок резолюции, а что вообще вызвало такого рода обсуждение на парламентском уровне?
Причин несколько. 

Первая и главная – усиливающаяся изоляция Израиля на мировой арене, вызванная как сложно складывающимся процессом урегулирования ближневосточного конфликта, так и “арабской весной”, изменившей ситуацию в регионе. 
Вторая тесно связана с первой – ухудшающийся имидж еврейского государства, попытки дискредитации его политики со стороны как старых врагов – в лице иранского президента Ахмадинеджада, постоянных критиков – деятелей ряда европейских стран, а также нового  недоброжелателя – премьер-министра Турции Эрдогана. 

Но это причины, так сказать, глобальные. Насколько прямо они влияют на взаимоотношения простых, в сущности, людей, живущих в Израиле или вне его? И не очередная ли все это попытка политического манипулирования их чувствами?

Есть и третья причина, и четвертая. Довольно давно на повестке дня стоит проект закона о предоставлении избирательного права израильтянам, постоянно проживающим заграницей. Инициаторы этой поправки – партии “Ликуд” и “Наш дом Израиль”, надеющиеся таким образом привлечь к выборам на месте от 800 тысяч до миллиона израильских граждан (к 700 тысячам давнишних “йордим” прибавляются 200-300 тысяч временно, т.е., до 10 лет, находящихся за рубежом израильтян). 
Существует мнение, что в среде “закордонных” сограждан преобладают правые настроения, что дает хороший шанс “Ликуду”, а для партии Авигдора Либермана голоса тысяч и тысяч русскоязычных израильтян, проживающих в России и на всем постсоветском пространстве, значат еще несколько депутатских мандатов. В любом случае, принятие такого закона ослабили бы позицию левых и арабских партий в Кнессете будущего созыва.

Расчет присутствует и в развернутой правительством кампании по возвращению израильтян на родину.
Он прост: чем мощней будет поток “тошавей хозрим”, вернувшихся граждан, тем больше умных голов и умелых рук прибавится в стране, тем ощутимей станет перевес еврейского населения над арабским. 

Программа, предусматривающая ряд серьезных льгот и явных выгод, привлекла пока несколько десятков тысяч человек, но пропагандистская работа продолжается. Жаль, что в ней не исключены и ошибки, вроде той, что была допущена в агитационных роликах, размещенных в социальных сетях Интернета минувшей осенью. 

Как уже рассказывалось в “РБ”, в сюжетах, призывавших не поддаваться ассимиляции, не терять языка, связи с родиной и в итоге вернуться “из странствий”, многие усмотрели патерналистское высокомерие и даже бесцеремонность.

Патриотическую “слезовыжималку”  вскоре из Интернета убрали, пропагандистов пожурили, неловкость устранили, но, как в том анекдоте про пропавшие и найденные серебряные ложечки, осадок остался...

Останется он и после заседания парламентской подкомиссии по связям с диаспорой. Одним, пусть и задушевным, разговором о пересмотре отношения к “зарубежным соотечественникам” национальную психологию изменить трудно. Слишком долго она формировалась. 

Когда-то обладателей валютного счета записывали здесь в “отщепенцы”, и хранение Леей Рабин пары сотен долларов привело к отставке ее мужа, премьер-министра Ицхака Рабина. Но и в “постбольшевистские” времена израильтяне были не менее строги. 

Часто вспоминают войну в Персидском заливе 1991 года, когда при первых же ракетных атаках Тель-Авива и других городов центра страны в аэропорту имени Бен-Гуриона стало просто черно от шляп и лапсердаков еврейских ультраортодоксов.
В США и Европу устремились десятки тысяч обладателей двойного гражданства и иностранных паспортов. Мол, на бога надейся, а сам не плошай – беги, пока не поздно! Причем, эти спасавшие себя люди ни дня не проработали на кормящее их общество, ни часа не отслужили в армии страны, которую бросали в тот трудный час. 

Не забыты и многочасовые очереди к посольствам Польши, Чехии, Словакии, стран бывшей Югославии и нынешней Балтии, как только было объявлено, что гражданство этих государств могут получить также и никогда не жившие там потомки еврейских беженцев Второй мировой войны. 

А уж сколько упреков в “непонятной” верности странам исхода слышали бывшие советские евреи (особенно пожилые россияне, сохранившие гражданство и получающие оттуда скромную пенсию)! При этом как бы не замечается, что на военных кладбищах лежат солдаты и офицеры Армии обороны Израиля, имевшие, помимо израильского, российское, украинское, американское, французское, британское и другие гражданства. А многие специально возвращались на свою “первую родину”, чтобы с оружием в руках ее защищать... 

Нет, до настоящего осознания происшедших в мире изменений, до подлинной толерантности и до понимания явных преимуществ доброжелательного и взаимовыгодного отношения к согражданам, живущим за рубежом, пока еще далековато. 

Важнейшим шагом к укреплению связей с экспатриантами должно, конечно, стать возращение им права участвовать в выборах в Кнессет, реализуемое в тех странах, где эти граждане Израиля проживают. И сделать это надо не из одних электоральных соображений, но ради возвращения этим людям ощущения причастности к судьбе еврейского государства. 
Связи эти должны поддерживаться не только на уровне еврейских общин в диаспоре и не ограничиваться религиозной составляющей. Еврейское агентство “Сохнут” уже сделало немало, перенеся акцент на молодых людей, детей и внуков израильтян, родившихся и выросших уже вне Израиля.

И, наконец, надо бы перестать лицемерить, публично не одобряя выбор “иностранцев”,  и хвалясь перед друзьями и знакомыми успешностью своих уехавших родственников. 

...Израиль взрослеет, он перестает ревновать “йордим” к их судьбе. 

Израиль взрослеет, он расстается с халуцианской непримиримостью к “переметнувшимся”. 
Израиль взрослеет, он начинает понимать, что важнее борьбы идей отношение человека к человеку. 
Особенно, если это родные навсегда люди...

Комментарии (Всего: 4)

Ехал в Израиль в надежде,что еду к своим,еду к евреям - народу книги.На самом деле попал в кубло,где обман,подлость,ненависть являются нормой причем всё это при полной поддержке государства,а выражается эта поддержка в полной правовой запущенности.К примеру - в израиле работодатель не заплативший своему работнику ничем не рискует но разве что присвоенными им деньгами.В друих же странах,в США в частности,такой жук рискует свободой.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Иегудон-сионист! Ты читать-то умеешь? Или у тебя сложности с пониманием прочитанного, как у ученика спецшколы для детей с отставанием в развитии? Опять антисонизм какой-то наковырял? Ну, и где он? Наоборот, нормальное отношение к соотечественникам за рубежом - это показатель устойчивости идеологии, уверенности в своей правоте и человеческого благородства. В Израиле это начали понимать. Но ты, видать, где-то в другом месте обитаешь? Тогда тебе это простительно.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
В конце не хватает лишь одной фразы: Да здравствует антисионизм!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Чисто филологически. Когда синоним отсутствует, его изобретают. ПОКИДАТЕЛЬ подойдет?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *