НА ОЗЕРЕ ЛЕБЕДИНОМ

Вариации на тему
№29 (482)

Всю предыдущую неделю Американский балетный театр показывал на сцене Метрополитен-опера балет П.И.Чайковского “Лебединое озеро”. Мне не нравится редакция Кевина МакКензи, его переделки хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова кажутся мне неудачными, исполнители в целом не чувствуют стиля балета, каждый танцует, как говорится, кто во что горазд. Но выбора нет — смотрим ту редакцию, которая есть в репертуаре АБТ.
Балет ежедневно шел целую неделю, в нем выступали все ведущие танцовщицы АБТ, в том числе русские — Вероника Парт и Диана Вишнева. Парт, которая пока еще занимает положение солистки труппы, но танцует и балеринские партии, и Диана Вишнева, приехавшая из Мариинского театра, балерина с мировым именем, выступали в “Лебедином озере” дважды.[!]
Вероника Парт обладает несомненным творческим потенциалом, которым еще не всегда умеет пользоваться. Парт — крупная, красивая балерина, именно — балерина, какое бы положение она формально ни занимала. Стиль ее танца несколько замедленный, поэтому во второй картине балета — “на озере лебедином” — Парт выглядела прекрасно: величавая красавица — королева лебедей. Первый спектакль Парт станцевала не совсем ровно: во второй картине балета — в образе Одетты — она была очень хороша. Была ее Одетта не только печальна и временами даже трагична, чувствовалась в ее героине волшебная сила, которая сразу наэлектризовала зал. Публика так восхищалась Одеттой-Парт, что простила балерине неудачное выступление в роли Одиллии. Проблема Парт во втором акте, на мой взгляд, была не только в том, что она нечисто исполняла пируэты, а в том, что образ Одилии, черного двойника Одетты, был ею не продуман. Вышла красивая, эффектная женщина, улыбалась... И ничего от образа девы-оборотня не было в ее танце. Повторяю, Парт — балерина “замедленного” темпа, в ее танце нет той энергии, которая позволяет другим танцовщицам, не задумываясь над ролью, эффектно исполнять эту партию. Парт необходимо продумать образ коварной соблазнительницы, исходя из своей индивидуальности.
Второй спектакль выглядел совсем по-другому: Парт танцевала Одетту достойно — красивые линии, красивые позы, но магия в ее исполнении отсутствовала. Зато в роли Одиллии балерина выглядела лучше, чем на первом спектакле, танцевала чисто и больше обращала внимание на детали образа и мотивировки своего поведения на сцене. И вдруг — в последней картине, которую в американской редакции балета смотреть можно только по необходимости, Парт станцевала свою партию эмоционально, напомнив мне Одетту из первого спектакля.
Незабываем был Принц в исполнении Марселло Гомеса. Этот бразилианец — высокий, смуглый черноволосый красавец — стремительно вырос за последний год в творческом отношении. Гомес танцует чисто, хотя и не поражая любителей мужского танца преодолением земного притяжения, но мягкое приземление после прыжков придает особую профессиональную законченность его исполнению. Красиво Гомес делает кабриоли — элегантно, чисто — в отличие от многих танцовщиков АБТ, которые стремятся и кабриоли, не столь эффектные, как другие прыжки, танцевать “на аплодисменты”. Словом, артист танцует без эффектных трюков, танцует поставленную классическую хореографию в такой благородной манере, как будто закончил русскую балетную школу. Гомес эмоционален и естествен во всех проявлениях чувств. В его сценическом поведении так много нюансов, что хочется следить за ним неотступно.
Вероника Парт и Марселло Гомес постоянно танцуют вместе, и их дуэт мне кажется очень гармоничным.“Вихри враждебные”, которые веют над АБТ в этом сезоне (из-за участившихся профессиональных травм танцовщики один за другим выходят из строя), отразились и на судьбе Дианы Вишневой. Ее предполагаемые партнеры в “Лебедином озере” не могли выступать: Итон Стифел не оправился после операции, у Максима Белоцерковского — травма спины. Последний спектакль в сезоне — “Жизель” — Вишнева должна была танцевать с Владимиром Малаховым. Помимо того, что танцовщики всегда составляют настоящий творческий дуэт, они столько раз выступали в этом балете вместе, что Вишнева чувствовала себя уверенно и предвкушала удовольствие, которое она получит, танцуя Жизель, но... на днях у Малахова случился острый приступ аппендицита, его отвезли в больницу и прооперировали...
На репетицию с новыми партнерами оставалось несколько дней. Диана была в таком отчаянии, что даже колебалась: не отменить ли спектакли... Но чувство профессионализма победило — в театре приходится выступать иногда в самых тяжелых ситуациях, и Вишнева дважды станцевала Одетту/Одиллию в “Лебедином озере”. За пять дней до спектакля партнером Вишневой стал Геннадий Савельев. Геннадий танцевал партию Зигфрида четыре года назад один раз. Но Савельев — прекрасный партнер и воспитанник русской школы, как и Вишнева. Эти два обстоятельства, несмотря на сжатые сроки репетиций, сделали их совместную работу успешной. Дуэт получился таким слаженным, как будто танцовщики не первый раз выступали вместе. Савельев был элегантным Принцем, полным внутреннего достоинства, и исполнял свои сольные вариации безупречно.
Диана Вишнева станцевала “Лебединое озеро” на том уровне, на котором и полагается танцевать балерине высокого класса. Впрочем, ее спектакли были неравноценными. Балерина так долго и тщательно готовила свою роль перед выступлением в Нью-Йорке, что на первом спектакле следы кропотливой работы были слишком заметны. Это не снижало общего художественного уровня выступления Вишневой, но именно второй спектакль стал триумфом балерины: после окончания балета зрители в зале встали, как один человек, еще до того, как Вишнева вышла на поклоны... Из зала под ноги балерине летели букеты цветов...
Я видела многих самых разных исполнительниц роли Одетты/Одиллии, среди них — выдающихся балерин (например, Наталию Макарову, Наталию Бессмертнову), видела балерин с фантазией, балерин с повышенной эмоциональностью и холодноватых танцовщиц, которые, однако, чувствовали красоту самой хореографии... Но я никогда не видела подобной интерпретации роли — Вишнева, несомненно, обладает уникальной творческой фантазией!
Больше года назад я присутствовала на первом спектакле Вишневой в балете “Лебединое озеро” в Берлине. Диана танцевала Одетту, не смирившуюся с обликом лебедя, Одетту — протестующую против пленения, Одетту — страстно ждущую освобождения. Одиллия в том берлинском спектакле азартно вела с Принцем свою дьявольскую игру.
В Нью-Йорке все было по-другому. На сцену вышла Одетта — отчаявшаяся, Одетта, которая не верит больше в возможность спасения от Ротбарта, а поэтому и не способна увидеть в Принце своего избавителя. В пластике роли, в самом танце Вишнева подчеркивала образ птицы — как будто бедная девушка за годы пленения, даже выйдя ночью на сушу, не может больше возвратиться к человеческому облику. Во время второго спектакля Вишнева танцевала вдохновенно, завораживая сердце благородством и красотой волшебного облика и безмерной печалью исстрадавшегося сердца своей героини. Бесконечное одиночество заколдованной девушки стало главной темой актрисы в партии Одетты.
Образ Одиллии поразил своей неожиданностью. Еще на первом представлении балета, наблюдая за актерскими нюансами ликующей обманщицы — Одиллии, я обратила внимание на интересную деталь в исполнении Вишневой: время от времени ее героиня как будто забывала о Принце и своей роли на этом балу. Ее лицо каменело. На зрителя смотрели не два огромных глаза, а две черные бездны — бездонный мрак недоброго потустороннего мира, откуда появилась эта девушка-оборотень. На втором спектакле актриса с первого выхода на сцену строила образ Одиллии как образ оборотня: почти без улыбки обольщала она Принца — казалось, грозная нездешняя сила завораживала, опутывала сознание Зигфрида. Знаменитые 32 фуэте, которые делает Одиллия, обычно видятся как символ ее ликования. Принц, окончательно покоренный, отвечает Одиллии не менее стремительными пируэтами. В данном спектакле казалось, что фуэте Одиллии — ураган, засасывающий в свой водоворот Принца, который способен теперь только вторить бешеному кружению Одиллии. В спектакле АБТ такое решение роли черного двойника имело свой смысл: злой волшебник Ротбарт предстает в двух ипостасях — страшный монстр и красавец-мужчина, обольститель женщин. Одиллия — его дочь? его создание? обладала той же магической силой. Как когда-то Одетта не могла противостоять таинственному незнакомцу Ротбарту, который силой колдовства превращал ее в лебедя, так теперь Зигфрид подпадал под чары этой неулыбающейся красавицы, тем более что Принц Савельева был душою чист и сердцем бесхитростен. Страшная это была Одиллия — образ, созданный в стиле “черных”, “готических” произведений немецких романтиков ХIХ века! Впервые я видела такую интерпретацию роли.
В последней картине Вишнева танцевала умирающую Одетту. Она не упрекала Принца и не прощала его, она просто не думала о нем больше — каждым движением она расставалась с жизнью. И Принц-Савельев метался между ней и Ротбартом, не зная, как удержать эту покидающую его волшебную деву.
Удивительная танцовщица!
Диана Вишнева действительно покорила американских зрителей. На второй спектакль “Лебединого озера” с ее участием все билеты были проданы, а у входа ходили люди с транспарантами: “Куплю билет”. Со времен выступлений Михаила Барышникова редко кто из танцовщиков АБТ вызывал такой ажиотаж у публики.
Фото автора