ЧТО ЕСТЬ КРАСОТА?(КОНКУРС «ЛЕТО–2005»)

Шахматно-шашечный клуб
№30 (483)

ЭТАП 3 (финальный)

ШАХМАТЫ
1. А.МОИСЕЕНКО – П. СВИДЛЕР, клубный чемпионат России, Сочи, апрель 2005.
У черных приличная компенсация за потерянное качество. В позиции на диаграмме

белые сыграли только что 23.e4, оттесняя как бы черного коня.. 23... b4! 24.Кe5 (плохо 24.ed Сf5 25.Фb3 Сxb1 26.Лxb1 c2) 24... Сd2 25.Лf1 Фb5! 26.a4 Фb7 27.Кf3 Сh6 28.h4 Кb6 29.d5 Сd7 30.Лa1 Кxa4! 31.Кd4 Фb6 32.Кb3 Сb5 33.Лfb1 Кc5 34.Кxc5 Лxc5 35.Сe5 Лc8 36.Лd1 a4 37.d6 b3 38.d7 Сxd7 39.Фd3 Сb5 40.Фh3 Фe6, белые сдались.

Задания 2,3 – фрагменты партий двухкругового супертурнира, София, май, 2005.
2. Р.ПОНОМАРЕВ (Крg1, Лс1, Лc8, Сd2, Кg4, пп.a2, b4, f2, g3, h2) – В.ТОПАЛОВ (Крg8, Лd7, Сb5, Cf8, Кd5, пп.a7, b6, е6, f6, g7, h7), 5-й тур.
24.Кh6+ gh 25.Сxh6 Лf7 26.Лd8 Кe7 27.Лc7 Кg6 28.Лcc8 e5 29.f4 Сd7 30.Лa8 Сh3 31.Крf2 b5 32.Лdb8 ef 33.gf Сd7 34.h4 Сc6 35.h5 Сxa8 36.hg hg 37.Лxa8 f5 38.Крg3 a6 39.Крh4 Лg7 40.Крg5, черные сдались. По итогам 1-го круга болгарин в конце турнирной таблицы (2 очка из 5).
3. В.ТОПАЛОВ (Крc1, Фc2, Лe1, Лh1, Сd2, Cf1, Kh4, пп.a2, b3, d5, f2, g3, h2) – В.АНАНД (Крf7, Фd8, Лa8, Лh8, Сc8, Cd6, Кa6, Kf6, пп.a7, b6, c5, g7, h6), 6-й тур.
18.Лe6 Кb4 19.Сxb4 cb 20.Сc4 b5 21.Сxb5 Сe7 22.Кg6 Кxd5 23.Лxe7+ Кxe7 24.Сc4+ Крf6 25.Кxh8 Фd4 26.Лd1 Фa1+ 27.Крd2 Фd4+ 28.Крe1 Фe5+ 29.Фe2 Фxe2+ 30.Крxe2 Кf5 31.Кf7 a5 32.g4 Кh4 33.h3 Лa7 34.Лd6+ Крe7 35.Лb6 Лc7 36.Кe5 Кg2 37.Кg6+ Крd8 38.Крf1 Сb7 39.Лxb7 Лxb7 40.Крxg2 Лd7 41.Кf8 Лd2 42.Кe6+ Крe7 43.Кxg7 Лxa2 44.Кf5+ Крf6 45.Кxh6 Лc2 46.Сf7 Лc3 47.f4 a4 48.ba b3 49.g5+ Крg7 50.f5 b2 51.f6+ Крh7 52.Кf5, черные сдались. С этой победы началось триумфальное шествие Топалова. В 5-ти партиях 2-го круга он потерял лишь пол-очка и с 6.5 очками стал победителем турнира, образно называемого, «Линарес в Болгарии».
4. Э.СУТОВСКИЙ (Крg1, Фd1, Лс3, Лf4, Сh6, Кf6, пп.b4, е5, f2, g2, h4) – И.СОКОЛОВ (Кре7, Фа4, Ла8, Лd8, Сb6, пп.а6, b5, с7, d2, f7, h7), Ноттингем, май, 2005.
34.Kd5+ Лxd5 35.Лxf7+ Крd8 36.Лf8+ Крe7 37.Сg5+, черные сдались

ШАШКИ

Автором всех заданий является выдающийся композитор Давид Калинский..
1. Белые: Д.b8, пп. f6, h4 (3); Черные: пп.b6, с3, c5, h6, h8 (5). (3 балла)
2. Белые: пп. e5, h4 (2); Черные: пп.а7, b8, d8 (3). (5 баллов)
3. Позиция на диаграмме (7 баллов)

4.. Белые: Д.h8 (1); Черные: пп.c7, е7, f8, h6 (4). (Оценка – 10 баллов)

ВИКТОРИНА
Часть 3.
... Через семь – восемь разменов доска пустеет. Итог битвы для черных ужасающий: у них осталась ладья и всего лишь одна пешка, в то время как в распоряжении белых – ферзь, ладья и четыре пешки. У любого, наблюдавшего за игрой, не могло быть сомнений на счет того, кто выиграет партию. Ибо по-прежнему (это видно по лицам, пылающим от боевого задора и возбуждения) зрители убеждены в том, что их избранник одержит победу! Они по-прежнему поставили бы на него какую угодно сумму и дали бы отпор малейшему намеку на возможность его проигрыша.
На молодого же человека подобная катастрофическая ситуация, кажется, не произвела никакого впечатления. Очередной его ход. Он берет свою ладью и передвигает ее на одно поле вправо. И ... вновь наступает тишина. От преклонения перед гением на глазах зрителей слезы. Это как при Ватерлоо, когда император посылает свою лейб-гвардию в проигранный бой. Со своей последней фигурой черные переходят в наступление! Дело в том, что белый король все еще на поле g1, впереди, на второй горизонтали три пешки... Белый король может оказаться в том самом смертельном положении... Следующим ходом черные намерены ладью поставить на первую горизонталь. Такая возможность дать мат противнику – самая что ни на есть банальная, если не сказать детская, поскольку ее успех основывается единственно на том, что противник не заметит опасности и не примет контрмер, наиболее эффективная из которых вскрыть пешечный заслон и тем самым дать возможность королю ускользнуть через открывшуюся лазейку. Поставить опытному игроку или даже имеющему некоторую подготовку новичку мат таким простым фокусом - желание более чем легкомысленное. И все-таки завороженные зрители восхищаются ходом своего кумира, как будто видят этот ход сегодня в первый раз. Они качают головами от безграничного изумления. Правда, они знают, что белые должны сейчас сделать капитальную ошибку, чтобы черные одержали победу. Но они верят в это. Они и вправду верят в то, что Жан, местный шахматный корифей, который их всех обыгрывал, который никогда не позволяет себе слабости... Жан совершит эту ошибку! Они на это надеются. Они страстно этого хотят...
И Жан все думает, не решаясь сделать очевидный ход. Он озабоченно качает головой из стороны в сторону, взвешивает в присущей ему манере каждую возможность. Наконец его дрожащая, усыпанная старческими пятнами рука выходит вперед, берет пешку на g2 и переставляет ее на g3. Часы церкви Сен-Сюльпис бьют восемь. Другие шахматисты парка Жардин дю Люксембург давно ушли на аперитив, будка выдачи напрокат игорных досок давно закрылась. Только посреди павильона вокруг двух игроков еще стоит группа зрителей. Они смотрят на шахматную доску, где маленькая белая пешка закрепила поражение черного короля, и не хотят в это верить. Они переводят взгляды с угнетающей картины поля боя на полководца, бледного, надменного и прекрасного. Ты не проиграл, говорят их коровьи взгляды, ты еще сможешь cотворить чудо. Ты ведь с самого начала предвидел эту ситуацию, ты специально подстроил ее. Ты разгромишь противника!
- Как? Мы не знаем, мы ведь вообще ничего не знаем, мы ведь всего лишь простые шахматисты. Но ты, чудотворец, можешь это совершить! Только не обмани нас! Мы в тебя верим. Сотвори чудо и выиграй!
Молодой человек перекатил большим пальцем сигарету к кончикам указательного и среднего пальцев и сунул ее в рот. Зажег ее, сделал затяжку, выпустил дым поверх шахматной доски. Протянул руку сквозь дым, задержал ее на мгновение над черным королем и затем ... опрокинул его.
Это крайне вульгарный жест, когда в знак поражения опрокидывают короля. Создается впечатление, будто разрушают саму игру. Раздался неприятный звук, когда опрокинутый король ударился о доску. Каждому шахматисту он как ножом по сердцу.
Опрокинув щелчком пальцев своего короля, молодой человек встал, и не попрощавшись ни с кем и не удостоив даже взглядом ни противника, ни публику, ушел.
Смущенные, сконфуженные зрители растерянно смотрели на шахматную доску. Через некоторое время кто-то кашлянул, кто-то шаркнул ногой, кто-то достал сигарету.
- Сколько там времени? Уже пятнадцать минут девятого? Боже, так поздно! Ну, пока! Давай, Жан! - и, пробормотав какие-то извинения, они быстро разошлись.
Местный корифей остался один. Он снова поставил “на ноги” перевернутого
короля и начал собирать фигуры - сначала сбитые, затем те, что остались на доске. Делая это, он по привычке снова перебирал в мыслях отдельные ходы. Он не сделал ни одной ошибки, но ему казалось, что так плохо в своей жизни он раньше никогда не играл. Еще в дебюте он, фактически, должен был заматовать соперника. Тот, кто делал такой никудышний ход, вроде того ферзевого гамбита, показывал себя полным дилетантом. Играя с новичками, Жан разделывался с ними обычно милостиво или, в зависимости от настроения, не милостиво, но во всяком случае быстро, нисколько не сомневаясь в конечном результате. На сей раз нюх на очевидно слабого противника его подвел, или он попросту проявил трусость... Неужели он боялся устроить заносчивому шарлатану расправу, как тот того заслуживал? Нет, он не хотел допустить мысли, что его противник играет до такой степени плохо. До конца поединка он хотел верить в то, что уступал в игре незнакомцу. По собственной воле он поддался неодолимому сиянию самонадеянности, гениальности и юношеского нимфа этого выскочки. Поэтому и играл так осторожно. И если уж совсем честно, то Жан был вынужден признаться себе, что он восхищался незнакомцем, точно так же, как другие - мало того, он даже хотел, чтобы тот выиграл и наиболее эффектным образом преподнес ему урок, который ему ждать уже надоело. Жан хотел, чтобы его освободили от бремени быть самым сильным, хотел, чтобы злобный народец зрителей, эта завистливая банда, получила свое удовлетворение, чтобы все наконец успокоились... Но он опять одержал победу. И эта победа была для него самой неприятной во всей его шахматной карьере, ибо, чтобы предотвратить ее, он на протяжении всей партии и унижался, и складывал оружие перед самым презренным халтурщиком в мире.
Он не был человеком больших моральных принципов, этот Жан, местный шахматный корифей. Но одно ему было ясно, когда он брел домой с шахматной доской под мышкой: сегодня он потерпел поражение, поражение, которое потому было таким ужасным и окончательным, что за него нельзя было взять реванш, как нельзя было реабилитироваться за него самой что ни на есть блестящей победой в будущем.
И по сей причине он решил (а надо сказать, он никогда не был человеком решительным) поставить на шахматах точку, раз и навсегда. Впредь он будет играть в буль*), тихую, безобидную, полную дружеского общения игру.

*) Буль – разновидность рулетки, одна из немногих азартных игр, распространенных в Швейцарии, где запрещены казино, частные лотереи и тотализаторы на скачках..