Желтые звезды белая пудра

В мире
№3 (822)

 

Израильский городок Кирьят-Малахи (в переводе с иврита “город ангела”), названный так в знак благодарности евреям Лос-Анджелеса, финансировавшим построение здесь первых жилых домов, снова прославился. Или “прославился” – это как посмотреть на саму славу.

Это родной город экс-президента Моше Кацава, сначала давшего землякам повод для гордости, а потом, после своего позорного осуждения, – для стыда и унынья. А еще это город, охотно принявший огромную для своих скромных размеров волну репатриации из Эфиопии. Теперь же жители наиболее благополучных районов Кирьят-Малахи сплоченно и безоговорочно отказывают “эфиопам” в съеме или покупке жилья. И за это город снова ославлен: на днях здесь прошла многотысячная демонстрация выходцев из Эфиопии, протестовавших против проявлений расизма.

Это была отнюдь не спонтанная акция, ее готовили основательно и со знанием дела. Если б протестовать на центральную городскую площадь вышли только те многодетные семьи, которым отказали в аренде жилья в престижном районе, это был бы почти незаметный пикет. А нужна была массовая демонстрация, о которой заговорил бы весь Израиль. Так, как он буквально за неделю до этого говорил о другой манифестации, в Бейт-Шемеше, где против якобы предвзятого отношения к себе протестовали религиозные ортодоксы – члены ультраортодоксальной иудейской общины и даже откровенно антиизраильских сект. Или так, как еще полмесяца тому назад Израиль реагировал на демонстрации против религиозного диктата, клерикального засилья и попыток сегрегации женщин в общественных местах. С тех и других во многом и взяли пример организаторы “эфиопской” акции.

Из других городов в Кирьят-Малахи были собраны тысячи молодых “эфиопских” юношей и девушек, представляющих бывшую армейскую молодежь, студенчество, квалифицированных рабочих и новую интеллигенцию. Можно предположить, что к проведению демонстрации приложили руку опытные политтехнологи. Об этом говорили броские транспаранты, превращавшие локальный скандал на почве “квартирного вопроса” в конфликт общественного масштаба. Речь шла уже не о каких-то состоятельных домовладельцах, не пожелавших соседствовать с “эфиопскими” репатриантами, но о действительно существующих стереотипах по отношению к выходцам из стран Африки. О ярлыках вроде, “лентяев и потребителей”, “невыносимых соседей”, “вечных просителей”, которые навешиваются на всех “эфиопов”. О детских садах и школах, становящихся стопроцентно “эфиопскими”, так как в них не хотят отдавать своих детей местные родители. О “стеклянном потолке”, который не дают пробить темнокожим молодым евреям, родившимся или выросшим, отслужившим в армии и выучившимся в университетах и колледжах в Израиле. О возникшем еще в пору первой алии из Эфиопии патерналистском отношении израильских элит к выдвиженцам общины. О нежелании властей облегчить воссоединение семей репатриантов с их оставшимися в Эфиопии родственниками из племени фалашмура, чье еврейство и, соответственно, право на въезд в Израиль на основании Закона о возвращении, требует доказательства.

Были на той демонстрации и находки, делающие честь постановщикам массовых действ. Израильские и западные СМИ охотно запечатлевали седобородых старцев в развевающихся национальных одеждах и с посохами в руках, как бы олицетворявших исход евреев Эфиопии в Землю обетованную. Первые полосы газет, главные страницы сайтов Интернета и начальные кадры телерепортажей украсили симпатичные “эфиопские” ребята и девчата, густо покрывшие свои лица белой пудрой, давая понять, что в Израиле их дискриминируют исключительно за “не тот” цвет кожи. 

Но, что особенно сближало “эфиопских” демонстрантов из Кирьят-Малахи с ультраортодоксами, протестовавшими в Бейт-Шемеше, так это – использование темы Холокоста. Ее болезненность – это ее же эффективность, о чем отлично известно политическим манипуляторам. Катастрофа европейского еврейства эксплуатируется в израильской политической жизни почем зря – и правыми, и левыми, и религиозными и светскими. Во времена сопротивления подписанию палестино-израильских соглашений в Осло премьер-министра Ицхака Рабина изображали на плакатах в форме офицера СС. С “юденратами” еврейских гетто сравнивали правительство Ариэля Шарона в период размежевания с Газой. С желтыми звездами на груди покидали свои дома жители Гуш-Катифа, когда их переселяли из южного приграничья в 2004 году. Шестиконечными звездами, нашитыми на черные одежды, не ограничились ультраортодоксы на демонстрации в 2011-м: они к тому же вырядили своих детей в полосатые робы узников концлагерей, явно пародируя самые страшные свидетельства Второй мировой войны. Желтый магендавид, посередине которого слово Jude заменилось словом Ethiopian, присутствовал и на “эфиопской” демонстрации в Кирьят-Малахи в январе 2012 года. Значит, “тремп” на памяти о народной трагедии взяли уже новые “пассажиры”, которым доходчиво объяснили, что больнее, чем Холокостом, уязвить просто нельзя: увидят, устыдятся и сами все отдадут...

На другой же после демонстрации в Кирьят-Малахи день была созвана комиссия Кнессета по алие и абсорбции. На ней прозвучало немало правильных слов о том, что со стереотипами пора кончать. Что израильскому обществу надо избавиться от настороженного отношения к репатриантам, будь то “эфиопы” или “русские”. Что неумелая забота об одних бывает так же вредна как ревность к успехам других. Что вообще надо быть деликатнее и добрее, терпимее и честнее: ведь судьба-то у всех израильтян в эти непростые для страны времена общая. А министр абсорбции Софа Ландвер, желая, видимо, подчеркнуть последний тезис, сказала, что тоже была новой репатрианткой, и ее так же недолюбливали поначалу, но все проходит, и надо, несмотря ни на что, уметь быть благодарным стране, которая тебя приняла и так много для тебя сделала. Лучше бы она этого не говорила...

На министра сразу же набросились коллеги и журналисты. 

“Скажите уж спасибо, что вы здесь!” – брошено в лицо чернокожим евреям!”, “Русский” министр упрекает “эфиопов” в неблагодарности!” “Бывшая ленинградка Софа Ландвер, занявшая партийном списке место репатрианта из Эфиопии Адисо Масаллы, поучает побежденных!” 

Некоторая неловкость фразы была моментально замечена, нужные слова ловко выхвачены из контекста, посыл предельно искажен и использован в политических целях. Политтехнология находит применение всегда! Так же, как нежелание жителей престижного микрорайона (законных владельцев недвижимости!) сдавать свое жилье мгновенно превращается в расизм. Как сохранение в сугубо религиозных районах соответствующего образа жизни выдается за воинствующее мракобесие, угрожающее любому и каждому гражданину, даже если он там отродясь не появлялся. И как отказ светского населения жить в обычных местах по навязываемым им извне патриархальным канонам, с легкостью неимоверной приравнивается к нацистским преследованиям евреев. 

Как же все это типично для современного Израиля, постоянно живущего в ожидании выборов, которые все последние три десятилетия проходят только досрочно! Перманентное предчувствие решающих политических битв не оставляет в покое ни один сектор общества. Бесконечные поиски конкурентов, мешающих элементов, а то и просто внутренних врагов – вот чем стремятся занять политиканы умы и сердца израильтян. При этом они не стесняются ни передергиваний, ни подмены понятий, ни даже циничного использования национальной памяти о тяжких испытаниях – далеких или недавних. И за этой беспрестанной партийной возней порой забывается то, ради чего, собственно, и создан Израиль, призванный быть национальным домом для разбросанного по свету, натерпевшегося лишений и едва не уничтоженного народа. Для народа, который надо не ссорить, соря желтыми звездами Катастрофы или пудря лица и мозги расистскими предрассудками, но собирая для общей жизни и судьбы. Пока еще не поздно...