ПОБЕДИТЕЛИ и ПОБЕЖДЕННЫЕ

В мире
№3 (822)

 

Трудно предсказать, каким окажется для Израиля наступивший 2012 год, однако уже сейчас очевидно, что в вопросах внутренней политики ожидаютcя многочисленные сюрпризы, и для многих партий они вряд ли обещают быть приятными.
Последние годы левый лагерь пребывал в оцепенении, вызванном фактическим уходом с авансцены политической жизни и развалом “Аводы”, и аморфностью занявшей ее место “Кадимы”. Это создавало весьма благоприятные условия блока правых сил, однако новые реалии предвещают и новые политические изменения.

На повестку дня в стране вышли две новые темы, которые прежде были практически полностью отодвинуты на задний план проблемами безопасности и внешней политики: социальная тематика и возросшая напряженность между светским и ультраортодоксальным секторами. 

Другой вопрос, насколько эти проблемы отражают реальность, насколько необходимо и возможно изменение социальной политики в условиях мирового кризиса, были ли массовые демонстрации этим летом стихийны или же стихия носила вполне организованный характер? 

Точно также может вызывать сомнение оправданность общественной бури, которая была поднята из-за одиночных проявлений враждебности между религиозными и светскими - подобные инциденты происходили всегда, и носили они двусторонний характер. 

Тем не менее, вне зависимости от того, идет ли речь об общественном урагане или буре в стакане воды, ни один политик не может пренебрегать реальностью.

Партия Яира Лапида уже стала свершившимся явлением, острие ее атак будет направлено против ультраортодоксального сектора и, вероятно, поселенческого движения. Создание еще одной партии - во главе с Арье Дери, по всей видимости, - дело времени.

Появление у “Аводы” нового лидера Шели Яхимович дает ей определенные шансы, вне зависимости от того, насколько обоснованна харизматичность, приписываемая этой журналистке. Очевидно, что данное качество напрочь отсутствует у ее потенциальных соперников в левом лагере - руководителей “Кадимы”, чья бесцветность и невнятность в равной степени наличествует у Ципи Ливни и всех ее соперников в борьбе за власть.

Резкое ослабление “Кадимы” столь же очевидно, как и возвышение “Аводы” - “Кадима” неизбежно начнет нисхождение в никуда, следуя по пути всех партий, пытавшихся найти свой “срединный путь” и занять место между “Ликудом” и “Аводой”.
По последнему опросу Института социологических исследований “Дахаф” Мины Цемах, “Ликуд” получит 28 мандатов, кто бы ни был лидером “Кадимы”, но и это станет ударом для партии, если вспомнить, что после “сделки Шалита” популярность партии переваливала за 35 мандатов. “Кадима” с Ливни получит 13 мандатов, с Мофазом - всего 8, зато “Авода” набирает 13 мандатов (если Ливни руководит “Кадимой”, и 14, если партию конкурентов возглавит Мофаз). Зато партия Яира Лапида получает от 11 (при Ливни) до 14 мандатов (при Мофазе).

Так или иначе, нелегкие испытания предстоят всем ведущим партиям. Нетаниягу придется столкнуться с вызовом внутри и без того мозаичного и раздираемого противоречиями “Ликуда”, и натиском извне, который будет проходить под лозунгами социального равенства и борьбы с “религиозным засильем”. (Опять-таки, повторимся, вне зависимости от того, сколь эти лозунги обоснованны, и не представляют ли они плод дешевого популизма и политической демагогии). Попытка уклониться от борьбы будет выглядеть как поражение, и этого Нетаниягу позволить себе не может.

Шели Яхимович и Яир Лапид для него - более трудные соперники, чем Ципи Ливни. Преимущество их в том, что они - сравнительные новички в политике, тем более - в роли лидеров. За ними не тянется шлейф конформизма, сделок и интриганства, и, что немаловажно, они могут рассчитывать на полную поддержку собратьев по перу. 

И Лапид, и Ливни популярны среди определенной категории населения. Свой удар они направят на экономическую политику Биби и его “потакание религиозному засилью”, что гарантирует поддержку значительной части женщин и молодежи. 

То, что левые не с меньшей охотой, чем правые, заключали коалиционные союзы с ультраортодоксами, не защитит Нетаниягу от нападок - так же, как и вполне спрxаведливые возражения, что экономическая стабильность в условиях мирового финансового кризиса важнее сомнительных революционных экспериментов в социальной сфере.
Нет сомнения, что Биби превосходно осознает опасность новых политических вызовов и может попытаться упредить их, пойдя на досрочные выборы. Тем самым он застигнет врасплох своих соперников. Яхимович не выработала свою программу и, кроме того, ее силы отвлекает борьба за контроль над “Гистадрутом”. Что же касается Лапида, то он еще только приступил к мобилизации своей силы, а ограничения, налагаемые запретом на политическую деятельность после ухода из журналистики, вообще могут оставить его вне игры. Кроме того, Нетанигу пойдя на этот шаг, может вызвать замешательство и растерянность в “Кадиме”, где борьба за лидерство набирает обороты и становится все более ожесточенной.

Рискует потерять свои позиции не только “Кадима”, но и еще одна партия, до последнего времени обладавшая стабильным электоратом, - ШАС. 

Выход на политическую сцену Арье Дери - опытного и расчетливого политика с несомненными лидерскими качествами - расколет партию религиозных сефардов. ШАС и партия Дери превращаются в жестоких и равных по силе конкурентов: по опросам и “Шваким-Панорама”, и Мины Цемах, ШАС получит 6 мандатов, вернувшись тем самым в середину 90-х, а партия Дери - 5 мандатов.

С трудом сохранит (если сохранит) свои несколько мандатов МЕРЕЦ, чьи голоса похитят Лапид и Яхимович.
Из ведущих в настоящее время партий, как явствует из опросов, устоит только НДИ. 

По опросу “Шваким-Панорама”, эта партия получит 14 мандатов, (на мандат меньше, чем на прошлых выборах), по опросу Института “Дахаф” - вообще избежит потерь, сохранив 15 мандатов. (Более того, НДИ получит, согласно “Дахаф”, 16 мандатов, если во главе “Кадимы” станет Шауль Мофаз).

Это явление вполне объяснимо: у партии Либермана есть свой, устойчивый потенциал, а число его последователей от выборов к выборам возрастает. 

Характерным подтверждением тому является принятие идей Либермана частью израильской интеллигенции, в недавнем прошлом - его принципиальных идейных противников. 

То, что д-р Шмуэль Харлеф, называющий себя “бескомпромиссно левым, либералом и сторонником арабов” заявляет, что “голосовал бы за Либермана”, а профессор политических наук Еврейского Университета в Иерусалиме и бывший гендиректор МИДа Шломо Авнери высказывается в поддержку концептуальных положений Либермана, говорит сам за себя.
Не будем забывать, впрочем, известную истину: нет ничего безрассуднее, чем строить прогнозы на Ближнем Востоке вообще, в Израиле, в частности. Развитие событий здесь зачастую бывает неожиданнее самых неожиданных прогнозов.

Давид МАРКОВ