СМЕРТЕЛЬНАЯ МАСКА

Литературная гостиная
№3 (822)

Генерал Кочергин посмотрел на карту мира, висевшую у него на стене. Характерной особенностью этой карты было то, что она оставалась на месте уже в течение многих лет, несмотря на то, что на земном шаре за этот период появились новые страны и благополучно канули в небытие некоторые прежние. “А чего вы хотите, - любил говорить он в ответ на замечание окружающих, - надо жить настоящим, припоминая прошлое. Там мы найдем ответы на все наши вопросы”.

Сейчас внимание генерала приковывал к себе “черный континент”.

- Тут оно все и зачиналось, - сказал он, указав пальцем куда-то в середину, примерно в Заир. - Отсюда ножки и растут.
- Чьи ножки? - спросил Муратов, сидевший за столом, сбоку от своего руководителя.
- Не человечества, разумеется, хотя и его, вполне возможно... Я имею в виду историю, которую тебе предстоит распутать.

Причем, сделать это в кратчайшие сроки и основательно.
- Лететь в Африку придется? - понял подполковник, у которого далекий континент вызывал явный антагонизм.
Не любил Муратов Африку, хотя и был там всего два раза. Своим полем деятельности он считал Латинскую Америку - там ему было проще и легче.
 
- Пока нет, но вскоре - да, - туманно ответил Кочергин, не отрывая своего взгляда от карты. - Тут такая история завертелась, что нам просто нельзя остаться в стороне, а то “внешняки” прихватят, и будут сидеть на лаврах еще десять лет.
Между КГБ и ГРУ давно велась ожесточенная конкуренция, так как часто они действовали в одних и тех же сферах, порой мешая друг другу. Правда, Главное разведывательное управление не имело столь больших ресурсов и мощной структуры, но вылезало за счет ловкости агентов и умения использовать старые связи.
 
- Тут случай занимательный произошел. Один геодезист, работавший по соглашению в Танзании, занимался поиском полезных ископаемых. Не будем вдаваться в подробности, они для нас не столь важны на этом этапе. В одной из деревень он сделал с десяток фотографий, раздав их потом местным жителям. Те были в восторге, а местный колдун, чья физиономия тоже вышла наилучшим образом, подарил геодезисту причудливый талисман в форме ритуальной маски с какими-то косичками. И сказал, что эта вещь поможет уничтожить всех вредных насекомых в доме. А до этого наш товарищ всем жаловался на тараканов: они в Африке не то, что наши, лезут и днем, и ночью, назойливые до невозможности и спасения от них нет.
 
Поблагодарив колдуна, геодезист, назовем его Фроловым, принес талисман в свой “гостиничный номер” и положил среди старых газет, забыв о его существовании. Но вот что интересно - на следующий день ни одного таракана в его комнате как не бывало, словно корова их языком слизала.
 
Оценив подарок по заслугам, Фролов, вместо того, чтобы выбросить его в мусор, что собирался сделать ранее, так как масок у него, учитывая постоянные командировки, было дома предостаточно, прихватил талисман с собой. Привезя маску в Союз, он хранил ее дома, с удовольствием наблюдая, как исчезли из его квартиры все тараканы и муравьи, ранее досаждавшие семье.

Недели через две, сидя в компании родственников и выпив, как следует, Фролов всем рассказал о подарке. И его брат Матвей пожаловался, что у него на даче от тараканов спасу нет, и чем бы их не травил - не получается. Даже после лютой зимы, когда всех тварей вымораживает, они все равно имеются, и даже в большем количестве. Фролов без всякой задней мысли отдал брату свой талисман и тот его повесил на стене дачного домика. Прошла неделя - тараканы и вправду пропали. Брат обрадовался, решил по такому случаю к Фролову с водкой наведаться, да смотрит - мыши дохлые вокруг дома валяются, причем среди них пара крыс затесалась. Каждый день по полдесятка собирал. Потом кроты и землеройки стали попадаться, гусеницы на картошке передохли...
 
- Ну и что? - торопил нетерпеливый Муратов.
- Чем дальше, тем страшнее, - продолжил генерал. - Собаки вокруг стали подыхать. Сначала у соседей с правой стороны, потом - с левой. Козы, кролики, кошки... А вскоре и бабушка в соседнем доме концы отдала. Может, совпадение, просто так случилось, но брат спешно отвез талисман Фролову, чтобы он больше на даче не оставался. А слухи уже вокруг поползли: дачники - народ болтливый, да и сам брат геодезиста скрытностью не отличался, а в этом поселке живет один из сотрудников МИДа. Ну он, на всякий случай, и доложил по инстанции. Мол, из серии “очевидного - невероятного”, но проверить не помешает.
- Фролова вызвали на следующий день вместе с маской? - догадался Муратов. - Но ничего в ней особенного обнаружить не удалось...
- Да, рассчитал правильно, - похвалил Кочергин, - иначе мы бы с тобой никому не понадобились. Маску осмотрели лучшие эксперты, связанные с африканским направлением, и никто ничего в ней не обнаружил. Кстати, колдун предупреждал Фролова, что действие талисмана ограничено во времени, и оно продлится не более трех месяцев. То есть, или на маске было какое-то вещество, испаряющееся под воздействием климатических условий или маска создавала вокруг себя некую энергию, со временем ушедшую в никуда.
Генерал, заметив удивленное лицо подчиненного, усмехнулся:
- Это не мои слова, Женя, а нашего эксперта. А насчет энергии он мне подробно объяснил: это типа зарядного устройства - действует по мере истечения. Может какой-то вид излучения или еще что-то... Не буду тебе голову морочить - встретишься с этим экспертом, он сам тебе все и объяснит.
- Цель задания? - поинтересовался Муратов.
- Поедешь в Танзанию, найдешь того самого колдуна - Фролов все координаты нам выдал, возьмешь у него “свежую” маску. А при большой удаче и самого парня прихватишь. Хотя сделать это будет довольно трудно: там сейчас у них нечто вроде гражданской войны двух или трех племен, как раз на границе Танзании и Мозамбика. А с учетом того, что в Мозамбике сейчас происходит, непросто тебе придется.
- Газеты почитываем, - кивнул подполковник. - И не только спортивные репортажи.
- Приятно, когда твои сотрудники в курсе мировых событий, - резюмировал Кочергин, - даже если им это по чину полагается.
 
* * *
Экспертом оказался лысеющий толстяк в длинном плаще. Он скептически оглядел Муратова и предложил располагаться на диване.
 
- Ваша маска сама по себе не представляет ничего ценного, - начал он, - таких множество и они мало кому вне Африки интересны. Кроме этнографов и любителей экзотики. Мы ее полностью просветили, но ничего не обнаружили. А всякая живность, тем не менее, издыхала в большом количестве. И при ее изъятии прекратила сей странный процесс. То есть, факт налицо. Факт, являющийся вопросом, на который надо найти ответ.
- К какому выводу вы пришли?
- Дело тут или в краске - ее запах мог нести в себе какой-либо смертоносный вирус одноразового происхождения, либо маска выдавала некий загадочный фон, наподобие, скажем, радиоактивного. Но люди, при этом, заметьте, с самого начала не пострадали. Хотя она довольно долго хранилась рядом с ними. Правда, в конце была одна смерть, над которой мы до сих пор ломаем голову.
- Она напоминала в чем-то смерть кошек или кроликов на дачном участке?

Эксперт лениво похлопал в ладоши.
- Недурно, с вами приятно работать. Да, нечто вроде пульсирующей бомбы - с каждым ударом она набирает силы и, в конце концов, взрывается. А тут сначала идут слабые волны, одолевающие насекомых, потом более сильные, добирающиеся до мелких грызунов, ну а в самом конце... Представляете, какое можно соорудить оружие, имея механизм такого устройства, его основу?! Тут мы не только Америку, весь мир на уши поставим!
- И начнется эра благоденствия? - усмехнулся Муратов.
- По крайней мере, войн и конфликтов больше не будет, - какой смысл пытаться захватить чью-то территорию, если завтра на ней никого не останется?!

* * *
Второй день они шли по пустой дороге, и только солнце палило в глаза. Казалось, только час назад отряд покинул городок Сонгва, где еще было относительно спокойно. В распоряжении Муратова было выделено двадцать человек во главе с майором Ниго, а переводчиком у него был специалист Петр Мамаев, хорошо знавший суахили и английский.
Они вынуждены были отказаться от джипов, потому что часть из них попала в руки мятежников и авиация стреляла по любой едущей на юг машине.
 
- Еще немного, и мы достигнем Кваджу, - говорил майор Ниго, белозубый атлет, ростом в два метра, а переводчик усердно повторял его слова, хотя Муратов и так понимал их смысл.
За такое время можно разобраться в одной фразе, если ее произносят каждые пятнадцать минут.
Селение, о котором говорил Ниго, было тем самым, где Фролову удалось встретиться с колдуном. Местные власти ничего не знали о его существовании (или не хотели знать, что, скорее всего), но охотно выделили “советским товарищам” группу сопровождения, чей отчаянный вид пугал больше подполковника, нежели потенциального противника. Муратов полагал, что вся это гвардия, включая и красавца-майора, при первой же автоматной очереди бросится врассыпную.
Наконец, впереди показались крыши лачуг.
- Кваджу, - объявил торжественно Ниго и отдал приказ своим солдатам, после чего те дружно залегли, выложив перед собой автоматы.
 
Никогда не видевший ничего подобного, Муратов удивленно оглянулся на Матвеева, но тот лишь виновато развел руками: “Так тут тренируют - ничего не поделаешь”.

Подполковник хотел разъяснить майору, что их цель - оказаться в деревне, а не наблюдать за ней издалека, но Ниго упорно стоял на своем: “Дальше они не пойдут, там может быть засада, а у него очень мало солдат и нет минометов для предварительного обстрела”. Все попытки Муратова склонить майора к движению или хотя бы дать ему двух солдат, успехом не увенчались.

Тогда он плюнул на танзанийцев и пошел в Кваджу сам, сопровождаемый смелым Матвеевым, который считал, что в этих местах еще уважают белый цвет кожи и не станут сразу стрелять, не разобравшись, можно ли получить за тебя выкуп.
А люди в хижинах и вокруг жили своей обычной жизнью, не представляя себе, что рядом с ними залегли двадцать вооруженных до зубов солдат танзанийской армии.
 
Появление Муратова они встретили на редкость спокойно, словно белые люди чуть ли не ежечасно заходили в их село (на самом деле так и было - здесь, как выяснил потом Муратов, действовала организация “Врачи без границ”, базировавшаяся на другой стороне реки Рувумы). Он, при помощи Матвеева, спросил у старейшины о колдуне Воко, и тот, помедлив для величия момента, сказал, что колдун отправился к двум родникам, расположенным возле самой границы, набираться новой мудрости.
 
Узнав направление, Муратов вернулся к своему отважному майору и его солдатам. Выяснив, что колдун будет один и не вооружен, вояки воспаряли духом и бодро зашагали вслед за своим командиром. Снова Ниго был неподражаем в храбрости, а его воины готовы были на любые подвиги.
 
До родников они добрались сравнительно быстро. И сразу увидели человека, сидящего на поваленном бревне рядом с источниками. Судя по описанию Фролова, именно он и был тот самый колдун Воко, подаривший геодезисту необычную маску.

Снова на первую роль вышел Матвеев, приветствовавший “великого Воко”.
Колдун встал, осмотрел пришедших и остановил свой взор на подполковнике.
- Ты тут главный? - спросил он. - Зачем искал старика?
Матвеев усердно переводил.
- Мы хотим узнать о маске, которую ты вручил на память нашему другу, - сказал Муратов.
- А он тебе не друг, - заявил колдун. - Ты его даже и в глаза никогда не видел.
- В нашей стране все люди на государственной службе, так или иначе, друзья, - пояснил подполковник, - пусть они и незнакомы друг с другом.
- Он сделал хорошее дело и получил благодарность, - продолжил старик. - А что сделал ты?
- Мне надо только узнать больше о маске, - ответил Муратов, прикидывая, что захватить колдуна проще простого, а по рации можно связаться с базой и вызвать вертолет для их переброски отсюда.
- И не думай, - словно прочел его мысли Воко. - Это моя земля и я на ней хозяин. Твои люди - жалкие трусы, они даже не в силах держать в руках свое оружие.
 
Он улыбнулся и тут все солдаты, чуть ли не одновременно, выронили свои автоматы. Попытки поднять их ни к чему не привели. Струсивший майор стал быстро говорить что-то колдуну, низко опустив голову.
- Он просит сохранить ему жизнь и отпустить с миром, - заметил Матвеев, - о своих солдатах и о нас - ни слова.
- Инстинкт самосохранения, - улыбнулся Муратов. - С колдовством в Африке не шутят, если оно - настоящее колдовство.
Воко, в ответ на речь Ниго, лишь покачал головой и снова посмотрел на Муратова.
- А что я могу сделать полезного для тебя и твоего народа? - спросил тот. - Мои друзья уже приложили немало сил для этого!
- Тут ты прав, - согласился колдун. - И мне не нужна лишняя цена, когда все уже оплачено. Задавай свои вопросы, воин!
- Я хочу узнать о маске. В чем ее таинственная сила, убивающая насекомых и животных? Почему мы никогда не слышали о таком раньше?!
- Это тайна моей семьи, - вздохнул колдун. - Мой отец поклялся хранить ее, передав только моему деду, а дед принес клятву прадеду...
- И ты тоже повязан клятвой? - догадался Муратов.
- Нет, отец умер, не успев взять ее с меня. Поэтому я могу рассказать тебе все, но нужно ли тебе ее слушать? Ведь каждая тайна хранит в себе много зла, а его бывает потом столько, что можешь захлебнуться в этом потоке...
- Мне нужно узнать твою тайну, - твердо сказал подполковник.
 
- Ты сам решил, - усмехнулся Воко. - В трех километрах отсюда, в Мозамбике, есть расщелина Большого Истукана. Никто из банту и других народов никогда не приближались к ней, так как знали, что она приносит горе и несчастья всякому, осмелившемуся заглянуть внутрь. Там, в глубине бездны, Большой Истукан варит свое смертоносное питье, а пар от него вырывается наружу и достигает трещины. Пройдешь рядом - останешься жить, заглянешь внутрь - потеряешь себя.
Но мой прадед, храбрейший из воинов и колдунов, решил узнать тайны Большого Истукана. Он сделал маску-приглядку, и ночью, когда все спали, пришел к расщелине и спустил в нее маску на веревке, чтобы она видела все, а потом передала ему. Вытащив спустя несколько мгновений маску, он надел ее, но ничего не увидел. Зато спустя два дня все насекомые, ползающие в хижине и за ее пределами, сдохли. Тоже самое произошло и с животными. И прадед понял, какая страшная сила оказалась в его руках. Он продолжал держать маску у себя, а потом, когда ее действие закончилось, сделал вторую и также отнес ее к расщелине. С тех пор мы использовали много масок, и весть о нашем могуществе распространилась в разных селениях. Но важно знать меру - сколько именно держать маску в расщелине: подержишь больше чем надо, и вокруг тебя начнут умирать не только ползающие и бегающие, но и люди. Отец однажды ошибся на пару мгновений, и жизненный сок вытек из него раньше времени...
 
“Значит, постоянные носители маски вырабатывают какой-то иммунитет к тем газам или испарениям, которые выходят со дна расщелины, - понял Муратов, - а вот остальным, особенно если последует “перебор”, придется плохо”.

- А где точно находится эта расщелина? Или ее все у вас знают, как и Большого Истукана?
- Время смывает все, - засмеялся колдун. - Никто, кроме меня, не покажет туда дорогу, да и о Большом Истукане помнят разве что столетние старики в страшных снах, и никогда не расскажут о нем своим детям. Зачем тебе и твоим друзьям такие маски, или вы хотите сделать совсем другие?
 
Матвеев, переведя последнюю фразу старика, с недоумением уставился на чекиста.
- А на самом деле, товарищ подполковник, зачем вам эти маски? Есть много средств и способов выводить насекомых и грызунов... Зачем нам нужна какая-то расщелина, причем в соседней стране, где чрезвычайно неспокойно. В Танзании намного тише.
 
“Каждый думает о себе. Матвеев подумал, что ему придется идти переводчиком черт знает, куда - с весьма сомнительным заданием и риском для жизни. Струхнул парень, хотя, может, он и прав...”
- Не будите Большого Истукана, - посоветовал Воко, - никто не знает, что он будет делать, когда проснется.
И тут раздались выстрелы. Один из солдат все-таки исхитрился поднять свой автомат и пронзил очередью колдуна.
- Вот! Я - герой! - закричал он. - С колдуном покончено!
- Ты - дурак! - оборвал его майор. - Команды “стрелять” никто не давал! Тебе придется отвечать за свои действия, идиот!
Муратов подошел к мертвому старику и посмотрел в его полузакрытые глаза.
“Что ж, - подумал он, - одной тайной будет меньше, и никому в голову не придет искать расщелину Большого Истукана, а тем более создавать новый вид оружия массового поражения. И кончим на этом”.
Он обернулся к Матвееву и приказал:
- Составите рапорт под мою диктовку, а все остальное забудете. Это и в ваших же интересах. Вы ведь подумали об этом, правильно?
 
Тот молча кивнул.

“Ну а с этих ленивых молодчиков толка не будет, - решил Муратов. - Если они что-то и поняли, то истинный смысл нашей беседы до них никогда не дойдет”.
Он ошибся. На следующий день самолеты правительственной авиации Танзании бомбили неизвестный объект на территории соседнего Мозамбика, истратив чуть ли не треть своего арсенала. На запрос соседей, благо никто не пострадал, было заявлено, что была допущена техническая ошибка во время учений, посему и приносятся свои извинения в случившемся. И так далее, как и полагается по дипломатическому этикету.
По-видимому, кто-то в руководстве страны мыслил теми же категориями, что и Муратов. Иногда одинаковые мысли приходят к совсем разным людям...
 
Тимур КРЫЛЕНКО, Москва