Страх невозмутимых британцев

Факты. События. Комментарии
№32 (485)

Сцена, которую немногим избранным повезло наблюдать на лужайке перед дворцом Букингемского дворца, достойна кисти какого-нибудь викторианского художника: мужчины в сюртуках, женщины в шляпах с широкими полями, на которых от легкого ветерка подрагивают перья, неподалеку – группа людей в сари и бурнусах а-ля «Commonwealth», а в центре композиции, с эскортом шотландских алебардистов – Ее Величество королева Британии Елизавета II, хозяйка традиционного, введенного еще в 1860 году королевой Викторией еженедельного «Royal Garden Party». Королева шествует по тропинке среди розовых кустов к чайному шатру, раздавая милостивые улыбки подданным. Роскошно, традиционно... по-лондонски. По-британски. «Rule Britain, God save the Queen». Четверг...
Величественная картина второй половины XIX века была бы идеальной, если бы не звукоряд, ее сопровождающий: со всей бесцеремонностью, свойственной нашему времени, покой дома Виндзоров нарушают завывающие в городе сирены, грохот винтов проносящихся низко над домами полицейских вертолетов, отдаленные взрывы. Королева бледна, и зеленое платье лишь подчеркивает эту бледность. Однако рука ее твердо, не дрожа, держит чашку, она не обращает внимания на неподобающие звуки и не говорит ни о терроре, ни вообще о политике. Королева пьет чай. Она исполняет свой долг – как и любой из ее подданных, на своем месте. Она демонстрирует спокойствие всему миру, и именно так стараются вести себя все лондонцы – без страха и без паники.
Однако правда заключается еще и в том, что за фасадом британской невозмутимости растет нервное напряжение. 7 июля были взорваны четыре бомбы: три - в метро, одна – в автобусе. Через две недели террористы попытались взорвать еще четыре, причем снова, словно издеваясь над англичанами, три – в подземке, одну – в автобусе. Безумный «крестовый поход» террористов (оба раза места проведения терактов образовывали на карте города подобие креста), словно заявляющий: «Мы здесь, среди вас, и вам от нас не скрыться. Прячьтесь, старайтесь защититься – мы найдем вас всех и взорвем».
Кто были те четверо негодяев, которые, не прячась от камер, шли взрывать мирных жителей британской столицы? Полиция арестовала нескольких человек в Лондоне, Бирмингеме и Лидсе. Террористов? Неизвестно. По слухам, в подземке были обнаружены еще две бомбы, но это только слухи... Убитый пятью выстрелами в голову молодой бразилец отношения к взрывам не имел, это признал Скотлэнд Ярд – просто он попал под горячую руку. Кому верить, как отличить слухи от фактов? Неизвестно.
Сейчас жители Лондона нервничают, видя забытое кем-нибудь на улице портмоне. Стоящий на вокзальном перроне рюкзак. Слишком плотно набитую хозяйственную сумку. Последствия этого напряжения ощущают на себе все, но прежде всего – живущие в британской столице мусульмане. Именно в их сторону подозрительно поглядывают лондонцы, причем неважно – одет ли смуглый человек с восточными чертами лица в традиционную одежду Востока или в затрапезную футболку и джинсы. Ведь те четверо, взорвавшие себя 7 июля вместе с полусотней англичан, не были такими уж традиционалистами – белая бейсболка у одного, майка со звучащей в контексте последующих событий зловеще-издевательски надписью «Нью-Йорк» - у другого... Первый теракт, унесший жизни людей, шокировал. Второй, не поразивший никого – посеял страх. Что принесет теперь третий теракт? Будет ли он, третий? Может, те бомбы, что вроде бы нашли полицейские, – это и есть третий, предотвращенный теракт? Сколько их еще предотвратят и, самое главное, сколько предотвратить не удастся?
Теракт, теракт, теракт – это слово трещит над Лондоном, словно скороговорка работающего пулемета. Оно у всех на устах – его произносят, слышат, читают... ощущают.
Должен ли Лондон отныне привыкать к жизни в постоянном напряжении? Британские газеты пестрят напоминаниями о «молниеносных временах» - о немецких бомбовых налетах времен Второй мировой войны. Мэр Лондона Кен Ливингстон также позволил себе напомнить недавнее прошлое – массированный террор Ирландской Республиканской Армии. После взрывов 7 июля он сказал: «Лондон – это целый мир в одном городе». Естественно, имелся в виду позитивный момент: мультикультурное, открытое общество британской столицы - терпимое, мирное, свободное. Однако теперь эту фразу можно понимать и иначе – не отражаются ли в лондонском обществе проблемы всего мира? Взрывы в метро – не реакция ли на мировую политику? Не ответный ли удар «Аль-Каеды», месть за оккупацию Ирака?
Специалисты, ведущие следствие, подозревают, что «заказчики» терактов находятся в Пакистане, однако не исключается и версия, что «кукловодов», отправивших «на дело» четверых смертников... вообще нет, как таковых. Еще полтора года назад, после взрывов в Мадриде 11 марта 2004 года, следователи искали того самого «злого гения», повелевающего террористами. Предполагалось, что это – эмиссар «Аль-Каеды», убитый в Саудовской Аравии, однако эта версия вызывала сомнения. Сегодня испанские криминалисты склоняются к мнению, что кукловода попросту не было. Была группа оболваненных, зомбированных ненавистническими проповедями молодых людей, которым несложно было найти повод «наказать неверных». Не Ирак, так Афганистан, не Палестина – так, на худой конец, увольнение со стороны «гяура»-работодателя.
То же самое предполагается сейчас и некоторыми лондонскими специалистами: не было никаких курьеров из-за бугра с пресловутой «черной меткой» в кармане, отправляющих по воле «Аль-Каеды» на задание смертников. Были молодые ребята, уроженцы Великобритании, испытывающие сильнейший кризис самоидентификации: с одной стороны, западный образ жизни, западная мораль и западные ценности, с другой – строго религиозное воспитание родителей-эмигрантов, проповеди в мечети о «проклятии неверным» и тщательно выстроенный получившими хорошее образование в лучших западных университетах исламистскими психологами образ «героя-шахида», кладущего жизнь за други своя. По мнению специалиста-востоковеда Адама Гофника из «Нью-Йоркера», «террористы второго поколения – умные психопаты, рациональные нигилисты, обожествляющие смерть и стремление к смерти, при этом точно просчитывающие, кого, когда и с каким эффектом они убьют».
Для того, чтобы сделать взрывчатку, подобную той, что была использована в Лондоне, не нужно быть дипломированным химиком или иметь доступ к закрытым лабораториям. Официально она носит аббревиатуру TATP, однако террористы из ИРА дали ей название «чертова мать». Изготавливается она из материалов, которые можно купить в любом хозяйственном магазине. Для того же, чтобы изготовить «сына Аллаха», особо чувствительного к реальным и мнимым «ударам», также не нужно ни тренировочного лагеря в горах Гиндукуша, ни миллионных дотаций злокозненных шейхов Саудовской Аравии. Нужна лишь небольшая исламская община, вроде действующей в Дейсберри (откуда родом один из погибших террористов, сын пакистанских иммигрантов Мохаммед Сидик Хан) «Таблих и-Джамаат», отправляющая студентов (напомним, что на языке афгани «студент» звучит, как «талиб») в пакистанские исламские школы. Нужна лишь маячащая впереди безработица и умело подстегнутая обида на соседей-иноверцев, не желающих добровольно принимать единственно верное учение Мухаммеда. И «человеческая составляющая» бомбы готова.
И даже огненный крест, дважды за две недели начертанный террористами на карте Лондона, с этой позиции объясняется куда как просто и рационально: крестообразная форма лучше всего подходит для того, чтобы парализовать работу городского транспорта.