Случай в поезде

Шахматно-шашечный клуб
№17 (313)

Наш поезд отправляется в 22 часа, и в этот вечер мы, пассажиры, ограничились замечаниями о чае, погоде, расписании. Но с утра все разговорились… Вот что рассказал молодой человек с девятого места:
«В мае прошлого года я поехал в дом отдыха. Захожу в купе, забрасываю чемодан наверх, достаю газету и тут замечаю, что симпатичная блондинка, сидящая напротив, не сводит с меня глаз! Не улыбнись я, ничего бы, возможно, не произошло. Но… я улыбнулся, и лед тронулся!
- Я вас сразу узнала! Какая приятная встреча…
Кто же она такая? Жена кого-нибудь из сослуживцев? [!]Не признать - неудобно! Пытаюсь выиграть время, напрягаю память… Безрезультатно: вспомнить не могу!
- Не припоминаете? Неужели я так изменилась? Постарела? - Молодая женщина никогда не задаст такого вопроса, если не рассчитывает на комплимент! Что было делать? Объявить, что она постарела, изменилась и я не могу ее узнать?!
- Что вы! Совсем не изменились! Ни чуточки!
- Я была уверена, что вы вспомните меня. Вы так часто приходили в институт на вечера…
Ах, вот в чем дело! На вечера в институт…Интересно - какой? Действительно, студентом я увлекался вечерами…Но вспомнить ничего не успел.
- Что же вы не рассказываете? Вы, конечно, переписываетесь и с Верой, и с Колей, а ведь мы были в одной группе.
Она училась в группе с Верой и Колей…Но кто они? Спроси она, переписываюсь ли я, я бы ответил - нет. Но она сказала: «Вы, конечно, переписываетесь», очевидно, считая Веру и Колю моими друзьями. И вдруг я заявляю: «Нет, я не переписываюсь!» Хорошенькая рекомендация! Однако пауза затягивалась, требовался ответ.
- Переписываемся…гм…не часто.
- Что пишут?
- Пишут…работают…Коля женился…на Вере!
Это сорвалось у меня непроизвольно, само собой.
- Как интересно! Впрочем, я еще тогда подозревала…
- Ну вы всегда были проницательны!
Я стал на скользкий путь…А что оставалось делать? Я ее не узнавал, чувствовал себя неловко, но все еще надеялся распутать этот клубок.
Вдруг разговор ушел в сторону:
- Я слышала, вы стали мастером?
- Мастером? Я? Что вы! Я все время - в конструкторском!
- Нет, серьезно - мастер? Помню ваши сеансы…Нас всегда восхищало, как вы щедро жертвовали! Направо и налево!
Какие сеансы? Что и для чего я жертвовал?? В меня тихо закрадывалось подозрение…Заметив, что к нашему разговору с интересом прислушиваются соседи по купе - двое мужчин в одинаковых зеленых пижамах, - я осторожно парирую:
- Почему не жертвовать, если есть возможность?
Однако «знакомая незнакомка» не унималась, и почва все дальше уходила из-под ног.
- А помните ваше знаменитое превращение в слона? Мы все были в восторге!
Мама моя! Мое превращение в слона?! Они были в восторге!! Что она - не в здравом уме? Впрочем… «Сеансы», «превращения» - не связано ли со спиритизмом? Принимает меня за кого-то другого? И что? Сказать, что я другой, когда заявил, что переписываюсь и с Колей, и с Верой? Больше того - я поженил их! Прикинув, что скоро моя станция, я решил как-нибудь продержаться.
- Вы говорите - в слона?
- Ну да! Не помните? В черного слона.
Теперь стало ясно - она спятила: где видано, чтобы слоны были черные!
Тут раздался мужской голос со второй полки:
- А скажите, на какие поля вы любите выводить коней?
Батюшки, куда я попал? В этом купе, наверно, перевозят умалишенных! Недаром - одинаковые пижамы! Но где их сопровождающий?
В такой ситуации уклоняться от ответов - небезопасно!
- Из..з..звините, у меня к..к..коней нет, но мне, но мне к..кажется, что если бы я их имел, то пас бы не на полях, а на лугах. - Язык мой стал выделывать какие-то фокусы, обладатель зеленой пижамы почему-то остался недоволен:
- Да вы, мастер, шутник!
Блондинка между тем продолжала:
- А знаете, я усилилась: теперь не попадаюсь, как прежде, на вилку!!
Надо поторопиться с выходом…Дипломатично замечаю:
- Да, вилка - это опасная штука! - и встаю с места.
Пока я энергично лезу за чемоданом, вступает вторая пижама.
- Итак, корона вернулась в Москву! И т а л и я, думаю, не скоро оправится от удара!
Несомненно - псих! Корона - в Москве?! А-а! Наверное, возомнил себя королем: сумасшедшие это любят! Италию зачем-то прицепил…
Насколько возможно, спокойно поддакиваю:
- Да, да, корона на месте, а Италия получила крепкий удар…
Берусь за ручку двери, а блондинка как-то странно на меня смотрит, будто сумасшедший - я, а не они!
- Извините, я ошиблась. Вы очень похожи на одного шахматиста, но теперь ясно, что вы - не он! Больше того, вы, вероятно, никогда не слыхали о шахматах! Ну скажите, с чем их едят? Эх вы, «Италия»!
Дверь закрылась, и раздался дружный хохот всей тройки.
Ожидая в тамбуре остановку, я вспомнил их вопросы. Шахматы! Тут я был абсолютным нулем! Я проиграл бы собственному чемодану! Но что означали «возврат короны» и «удар, полученный Италией»? По части международных событий я считал себя знатоком…
Наконец, поезд остановился. Вслед за мной вышла и спутница. Увидев в окне зеленую пижаму, я не выдержал:
- Послушайте, а где вы читали насчет Италии?
- Дорогой мой, - услышал в ответ, - какая Италия? Я сказал: И Таль, я думаю, не скоро оправится от удара. О матче-то вы хоть знаете? Впрочем, вряд ли… Привет слону! Не попадайтесь на вилку - опасная штука!
Я понял, в моем образовании есть пробел. Время в доме отдыха не пропало даром - я перешел «на ты» не только с любой шахматной фигурой, но и с этой - с этой симпатичной блондинкой!»
И рассказчик, широко улыбнувшись, нежно обнял свою жену.