Чужаки Умм-эль-Фахма

В мире
№4 (823)

 

На днях БАГАЦ отклонил апелляцию правозащитных организаций по поводу закона о гражданстве. Тысячам палестинцев, состоящих в браке с израильскими арабами, а также их детям, отказано в получении израильского гражданства. Теперь у этих людей одна надежда - на межминистерскую комиссию по гуманитарным вопросам
Виктория Мартынова

Несколько аспектов, связанных с отклонением закона, понятны. С одной стороны, такое решение поддерживает, безусловно, большинство еврейского населения страны, которое считает, что снятие барьеров для въезда палестинцев в Израиль по линии воссоединения семей значительно повлияет на хрупкий демографический баланс, позволяющий поддерживать еврейское большинство в стране. 

В случае же принятия Верховным судом положительного вердикта давний исторический конфликт может разрешиться созданием одного государства для одного народа – не нашего. 

С другой стороны, совершенно очевидно, что многолетнее разделение семей, живущих между Израилем и палестинскими деревнями в Иудее, Самарии или в секторе Газы, является явным нарушением прав человека, а это навлекает на Израиль гнев правозащитных организаций и вызывает недовольство международного сообщества. 

В общем, эти аспекты ясны. Но есть и другие, не столь однозначные. Например, отношение самого коренного населения арабских населенных пунктов Израиля к возможному увеличению числа соседей, прибывающих с “территорий”. 

Вот что сказал мне в связи с этим депутат кнессета Афу Агбария (ХАДАШ): 
- Дело в том, что речь идет не о массовом перемещении жителей “территорий” в арабские города Израиля, а об ограниченной группе в 6-7 тысяч человек. Это супруги, которые в течение многих лет не могут добиться права жить вместе, и дети, родившиеся на палестинских территориях, при том что один из родителей – израильский гражданин. Как нам объясняют, разрешение на объединение семей – это демографическая бомба для Израиля, которая подорвет государство изнутри. Но эти опасения сильно преувеличены. Речь идет не о прибытии хамул - речь идет о мужьях, женах и их детях, которые вынуждены жить врозь и могут встречаться друг с другом, и то по разрешению, одну неделю в месяц или даже в несколько месяцев. Такое положение противоречит любым международным стандартам. Кроме того, Израиль противодействует созданию новых семей и дальнейшей семейной жизни палестинцев из сектора Газы и с Западного берега. Ведь для того чтобы семьи могли существовать вместе, супруги должны получить от израильских властей разрешение на выезд из Газы и въехать в Иудею и Самарию. А все это непросто. 

- Вы считаете, израильские власти чинят препятствия любым внешним бракам израильских арабов или только тем, которые заключаются с “соседями”?
- Совершенно очевидно, что столь драконовские меры применяются только против палестинцев. Если израильский араб хочет жениться, например, на девушке из Иордании, а она не палестинка, ему придется пройти ряд сложных процедур, на которые уходит много времени, но в конце концов его супруга получит законное право на пребывание в Израиле, включая страхование из “Битуах леуми”. 
Повторю: если речь идет не о палестинцах. Если же израильские араб или арабка выбрали себе в спутники жизни человека с палестинских территорий, прав у него нет никаких, даже водительское удостоверение получить он не может.  

- Но мне известно, что и в самом Умм-эль-Фахме не особенно приветствуют увеличение рядов чужаков. Как быть с этим? Может быть, возмущаются только правозащитники, как еврейские, так и арабские, а обычное население предпочитает статус-кво?
- Я хотя и депутат кнессета, но могу рассуждать также с позиции простого жителя Умм-эль-Фахма. Лично меня возмущает тот факт, что, отказывая женам, мужьям и детям в праве объединения семей, Израиль, тем не менее, ввозит в арабские города бывших “маштапим” – тех, кто сотрудничал с израильскими разведслужбами.  

- Собираетесь ли вы подать свой законопроект, так сказать, в пику нынешнему решению?
- Да, конечно. Я готовлю закон, в который будут внесены более четкие формулировки по поводу того, кому необходимо предоставлять вид на жительство, а затем и гражданство в Израиле. Мое мнение таково: необходимо внести в закон условие о том, что статус гражданина Израиля предоставляется только тем, кто состоит в единственном законном браке – браке с гражданином Израиля. 
Кстати, мне известно, что многие русскоговорящие пары не могут получить гражданство в течение пяти и более лет, и им приходится проходить различные бюрократические препоны. Так вот, положение тех израильских арабов, которые вступают в брак с жителями палестинских территорий, еще хуже. Есть семьи, странствующие больше десяти лет. 

- А как быть с тем, что мусульманам разрешено иметь несколько жен? Второй, третьей, четвертой жене тоже предоставлять гражданство?
- Нет, как я уже сказал, моя позиция в этом отношении жесткая: законной считать только одну жену. 
 
Проблемный контингент
Пообщавшись с арабским депутатом кнессета, я решила услышать мнение жителя Умм-эль-Фахма, который по роду занятий хорошо знает обстановку в городе. Мой собеседник - Зияд Мохаммед, врач-терапевт, выпускник Первого Ленинградского мединститута. 

- Я считаю, что история с законом о гражданстве говорит о гибели в Израиле открытого общества, о презрительном, бесчеловечном отношении к людям, нежелании задумываться о человеческих судьбах... 
- Но вместе с тем нельзя отрицать, что в Умм-эль-Фахме уже много лет существует разделение на “своих” и “пришлых”, и “свои” не слишком радушно принимают тех, кто прибыл из-за “зеленой черты”, чтобы оспорить у старожилов право на довольно комфортную жизнь. Разве не так? 

- Так... Ситуация в нашем городе, как, впрочем, и в других арабских городах Израиля, где стремятся обосноваться жители “территорий”, непростая.

- Сколько, на ваш взгляд, в Умм-эль-Фахме палестинцев с “территорий”? Доводилось слышать из ряда источников, что их около десяти тысяч... 
- По моим ощущениям, меньше. Не могу, правда, сказать, что располагаю серьезными статистическими данными, но как врач я бываю в разных школах города, особенно, когда проводятся прививки, и по количеству детей могу судить об общей картине. 

- И сколько же “пришлых” детей? Во все ли школы их принимают? 
- Палестинские дети с “территорий” имеются в каждом классе по одному-два, иногда и по три. Но есть школа, где таких детей особенно много. Это начальная школа “Аль-Захара”, расположенная в районе Худур. Я в этом районе родился, вырос и сохранил к нему сентиментальные чувства. Во время моей юности это был обычный, ничем не примечательный жилой район. Но сейчас Умм-эль-Фахм вырос, отстроился, в нем появилось много новых комфортабельных домов, и статус района Худур снизился. Именно его и облюбовали “новички”, которые, как правило, не претендуют на высокий уровень жизни. Им, что называется, не до жиру... Школа же, о которой я говорю, стала гораздо менее престижной. Она берет детей со “штахим”, и крепко стоящие на ногах семьи своих детей сюда не отдают. Это болезненная проблема, особенно для детей. Многие из них, прибывшие из палестинских деревень, очень способные, прекрасно учатся, но отношения между ними и старожилами сложные.  

- Кто же они, новые поселенцы арабских городов? 
- Мужчины – чаще всего, обитатели лагерей беженцев на территории Палестинской автономии. В арабские населенные пункты Израиля их приводит, в основном, экономический фактор. За день работы на строительстве, в мастерской плотника или в гаражах им платят по 150 шекелей. За день такой же работы, например, в Дженине, палестинец получает 50 шекелей, то есть ровно в три раза меньше. Чуть больше платят в Иордании. Вот и получается, что за лучшей жизнью парни бегут в Умм-эль-Фахм. 

- А как насчет матримониальных устремлений? Попав в Умм-эль-Фахм, они наверняка стремятся жениться на местной девушке и получить гражданство…
- Женихи с “территорий” не особенно котируются в солидных, хорошо устроенных семьях. Вот не так давно был случай...
 Парень с “территорий” увидел в окне девушку, она ему очень понравилась, и он попытался завязать знакомство. Но ее родители узнали об этом и предупредили его: или ты немедленно прекращаешь все попытки ухаживания, или у тебя будут неприятности. И таких случаев немало. Хотя, конечно, бывает, что парни засылают сватов к местным девушкам, вспыхивает любовь... Но, как правило, выйти замуж за парня с “территорий” соглашаются лишь девушки из очень бедных семей, особенно если в семьях нет отцов. Эти девушки без образования, без средств к существованию, на работу устроиться не могут... В общем, для таких остается единственный вариант – выйти замуж за парня с “территорий”. Потом девушка уезжает к нему, в палестинскую деревню. Но во многих случаях она там не приживается, потому что условия еще более трудные, или парень приводит в дом еще одну жену... Тогда она разводится, берет детей и возвращается к родителям. Но если дети израильской арабки родились в Шхеме или Дженине, на них израильское гражданство не распространяется. И тут начинаются серьезнейшие проблемы. У детей нет даже медицинской страховки.

Любопытно и то, что к нам бегут, в основном, жители Иудеи и Самарии, а вот в Яффо – жители сектора Газы. Во-первых, видимо, из-за расстояния - Яффо к ним ближе, а во-вторых, они явно смелее: в Яффо надо говорить все-таки и на иврите. Кстати, на бедных арабских девушек с израильским гражданством претендуют не только жители палестинских лагерей беженцев. Иностранные рабочие из Турции тоже считают, что брак с израильской арабкой – это хороший шанс устроиться в Израиле. 

- Где же проживают выходцы с “территорий”? Они расселяются по всему городу или все-таки предпочитают определенные районы? 
- Сейчас некоторые сбиваются в группы, и вместе они снимают квартиры в старых зданиях, в социально проблемных районах. Хозяева хороших квартир стараются не пускать к себе на съем тех, кто прибыл со “штахим”. А на тех, кто по финансовым или по каким-либо другим соображениям все-таки сдает таким квартиры, смотрят косо соседи. Почти как у вас в Кирьят-Малахи или Петах-Тикве. Ведь у этого контингента много проблем: вовлеченность в торговлю оружием и наркотиками, хулиганство, воровство...

- Зияд, вы врач и определенно знаете, как решается проблема медицинского обслуживания палестинских детей, проживающих на территории Израиля без статуса...
- Конечно, хорошо знаю... В том, что касается прививок, у израильских властей достигнут четкий консенсус: их делают всем детям без исключения. Понимают, что отсутствие прививок опасно для всех и может нанести вред самому Израилю. Когда же дело доходит до других болезней, палестинцам приходится обращаться к частным врачам, и у врача, конечно, возникает вопрос, брать или не брать с такой мамы деньги, понимая, что она бедная и деньги ей в принципе взять неоткуда. Я, например, не беру. На душе у меня от этого спокойнее. Но расценки мне известны. Простая проверка стоит около 100 шекелей, а анализы и рентген могут потянуть шекелей на 200. В Умм-эль-Фахме недорогая частная медицина, но все равно для тех, кто живет скудно, это немалая сумма. Хорошо, что им помогают различные добровольческие организации, в том числе “Врачи без границ”.  

- Понятно, что и арабские депутаты, и общественные деятели сегодня дружно ругают “негуманный” Израиль. И все-таки, зная израильскую реальность, не могу представить себе, что в том же Умм-эль-Фахме нет групп, в интересах которых было бы, чтобы этот закон не прошел?
- Думаю, вы правы. Такие группы есть. Это прежде всего подрядчики, которым значительно выгоднее нанимать на работу нелегальных рабочих, поскольку труд нелегалов обходится дешевле. Есть и отдельные горожане, которые не жаждут увеличения числа жителей с “территорий”... 

Фото Якова Зубарева