Свирепый облик сексуального туризма

Парадоксы Владимира Соловьева
№35 (488)

Положение тяжелое. Но не безнадежное. По крайней мере, так считают оптимисты. Число несовершеннолетних, ежегодно втягивающихся в занятие проституцией, не снижается. Их по-прежнему остается более миллиона. И эта цифра, уже сама по себе значительная, даже растет. Растет и число туристов, пользующихся услугами несовершеннолетних. Три миллиона детей являются жертвами социальной язвы, корни которой лежат в торговле людьми, жестоком обращении в семье, невозможности посещать школу, принудительном труде, гражданских войнах и торговле порнографией. Все эти феномены тесно связаны друг с другом.
Есть лишь один положительный момент в перечне итогов, подведенных Всемирным конгрессом против сексуальной эксплуатации детей в коммерческих целях, который состоялся в начале июля в Любляне (Словения): все большее количество стран начинают претворять в жизнь положения принятой ООН международной Конвенции о правах ребенка, ратифицированной на сегодняшний день 191 государством.
Организованный Советом Европы, ЮНИСЕФ, Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и Верховным секретариатом ООН по правам человека, этот конгресс, в котором приняли участие около сорока стран Европы и Центральной Азии, был созван для проверки выполнения обязательств, принятых на встрече в Йокохаме в 2001 году. Впрочем, сексуальному туризму была посвящена лишь часть дискуссий. Потому что это лишь одна из форм равнодушия взрослых людей к детским страданиям. Но тем более заслуживающая порицания, когда ее проявляют представители стран Запада, жители богатых стран, призванных, по идее, помогать жителям стран бедных.
Сексуальный туризм все время эволюционирует. Появляются и новые маршруты секс-туров, как и способы, используемые преступниками, чтобы уйти от наказания. Организаторы конгресса в Любляне отметили появление трех новых тенденций:
- снижение возраста “клиентов”;
- приведение предложения в соответствие с растущим спросом, предполагающее вербовку новых жертв;
- возросшее значение интернета и других электронных систем (мобильные телефоны, портативные компьютеры, цифровые фото- и кинокамеры), а также соответствующих компьютерных программ.
Напомним: международное законодательство рассматривает каждого несовершеннолетнего в возрасте до 18 лет как ребенка. Оно считает, что до наступления этого возраста молодой человек не может торговать собой по собственной воле: это жертва, объект злоупотребления. И платные любовные утехи с несовершеннолетним – это преступление. На сегодняшний день лишь три десятка государств ратифицировали законы об экстерриториальности, которые позволяют преследовать нарушителей как в стране совершения преступных деяний, так и в их родной стране. Однако многие государства приняли особые законы, касающиеся сексуального туризма, и их юстиция выносит приговоры виновным. Иногда их приговаривают к наказанию гораздо более суровому, чем то, которым они могли бы подвергнуться у себя на родине.
Напомним также, что сексуальный туризм и педофилия – разные феномены, хотя они часто сочетаются друг с другом. Не все любители экзотических наслаждений в компании юных девушек и мальчиков – педофилы, то есть люди, которых привлекают неполовозрелые дети. Подавляющее большинство из них ведет вполне нормальную социальную и семейную жизнь. Но многие из них под предлогом пресловутой разницы культур нарушают законы своей страны, отправляясь туда, где сексуальные отношения с несовершеннолетним считаются допустимыми. И к тому же не стоят практически ничего. Это не какой-то конкретный тип людей. “Они принадлежат ко всем социальным классам и ко всем возрастным категориям, – говорит Кароль Бартоли из Ecpat International – неправительственной организации, борющейся по всему миру против сексуальной эксплуатации несовершеннолетних. – Не все из них – обычные туристы. Среди них можно встретить немало бизнесменов”.
И не все эти люди – граждане Запада. Это практика, одновременно и экстра-, и межконтинентальная. Например, в Камбоджу многие “клиенты” приезжают из Китая и соседнего Вьетнама. В Бразилию они съезжаются со всей Центральной Америки. Но, в отличие от людей Запада – слишком наивных или закрывающих глаза на факты, – эти туристы не могут не знать, в каких условиях живут подростки, чьими услугами они пользуются. Они не могут не знать, что большинство их является жертвами сводников, что нередко их продают в раннем возрасте родители. И что во всех случаях продавать себя их заставляет бедность, нередко сочетающаяся с насилием в семье. Они продают себя не только, чтобы прокормить себя и свои семьи, но также для того, чтобы приобрести недоступные потребительские блага.
Приход женщин на сексуальный рынок в качестве потребительниц является недавней тенденцией, которую отметили все выступавшие. По некоторым данным, во всем мире женщины составляют 5% “клиентов”, а в Таиланде, Сенегале, Гамбии и Доминиканской Республике их доля превышает 20%. Причины – одиночество и финансовая независимость этих дам. Внешне кажется, что предоставлять сексуальные услуги женщине не такая уж большая травма для молодого человека – в чисто физиологическом отношении. “Это ложная идея, – продолжает Кароль Бартоли, – так как мужчина в данном случае находится в подчиненной ситуации. Он занимается проституцией по той же причине, что и женщина, – из-за отсутствия денег. Именно деньги создают соотношение сил. Продаваться, чтобы получить доступ к более обеспеченной жизни, – это не удовольствие. Даже если попутно достигается сексуальное наслаждение”.
Проституция ослабляет социальную систему и сводит на нет любую политику борьбы с нищетой. В Бразилии насчитывается от 150 до 500 тысяч уличных детей. В Индии процветает детская проституция, подпитываемая торговлей детьми из Бангладеш и Непала. Процветает она и в Сенегале, и в соседней Гамбии, где приобрел большие масштабы феномен маленьких домашних рабынь, становящихся жертвами любых сексуальных злоупотреблений.
Остро стоит эта проблема и в Марокко, где проституция распространяется несмотря на ее запрещение. Сексуальным эльдорадо уже становился было Мадагаскар. Правительство страны приняло меры против проституции. В Бразилии президент Лула превратил борьбу против сексуальной эксплуатации детей национальным приоритетом. Репрессии приносят свои плоды. Хотя судебных процессов пока немного, все больше туристов подвергается аресту по возвращении на родину. В июне этого года один голландец и один житель Ванкувера были приговорены к длительным срокам заключения за преступления, совершенные в Камбодже. В Канаде это был первый такой случай.
Четыре аналогичных процесса уже прошли в Париже, и во Франции уже вынесено много судебных приговоров. “Однако ассоциации защиты несовершеннолетних, подающих иски, сожалеют, что, как и в случаях торговли людьми, существует тенденция к направлению подобных дел в исправительные суды, хотя их должны были бы рассматривать присяжные”, – говорит Матиада Нгаликпима, руководитель юридического отдела организации Fondation Scelles.
Недостаток международного сотрудничества в сочетании с коррумпированностью некоторых полицейских и работников судов, а также с возможностью для преступника легко “купить” молчание родителей жертв является дополнительным препятствием, которое необходимо преодолеть. “После Йокохамы было принято уже немало деклараций против любой формы эксплуатации детей, – сказал на конгрессе в Любляне один из членов Совета Европы, – но они не произведут никакого эффекта, если их не выполнять. Одних хороших слов недостаточно!”
Принятое большинством стран – “поставщиков” сексуальных туристов решение предупреждать их о риске, которому они себя подвергают, является реальным прогрессом на этом пути. Отныне ни один французский турист не может сказать, что он не знал о законе. Последняя кампания, проведенная Ecpat International во всех местах, где бывают туристы (на вокзалах, в аэропортах, помещениях туристических агентств и др.), строилась на простой формуле: “попользовался” ребенком – сядешь в тюрьму!