НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Факты. События. Комментарии
№36 (489)

События, происходившие в эти августовские дни в еврейском государстве, потрясли весь мир. Плач и отчаянное сопротивление поселенцев Газы и северной Самарии, выселяемых из своих домов, спутниковое телевидение донесло почти до каждого жителя планеты. Эвакуацию еврейских поселенцев смотрели в домах всех континентов, за ней следили пассажиры океанских и воздушных судов, гости гостиниц и курортов, пациенты больниц и солдаты армий. Глубоко сочувствуя (или радуясь) горю выселяемых, телезрители были одновременно поражены беспримерной гуманностью безоружных солдат, сумевших выполнить труднейшую задачу – принудительно выселить людей из их собственных домов без унижения и грубого насилия. Какой армии, кроме израильской, такое под силу? Многие солдаты и солдатки вместе с выселяемыми плакали, и это невиданное братание в час национальной трагедии описанию не поддается. Придет время и мы, думаю, услышим повествующие об этом величественные звуки оратории и проникновенные слова поэта... [!]
К сожалению, эвакуация поселенцев не обошлась и без происшествий. Стремясь сорвать размежевание, еврейский поселенец расстрелял группу арабов; в знак протеста против эвакуации жительница поселения совершила акт самосожжения и была с тяжелыми ожогами госпитализирована; в столкновениях с проникшим на территории поселений значительным числом «оранжевых» - правых радикалов, выступающих против размежевания, несколько десятков солдат и полицейских получили ранения, в том числе ножевые. Где-то поселенцы с оружием в руках угрожали открыть огонь по солдатам в случае их вторжения в охраняемый дом или синагогу; была сделана попытка объявить о создании независимой иудейской автономии, а 2-3 солдата пытались украсть какие-то вещи выселяемых семей...
По отношению к солдатам и полицейским «оранжевые» вели себя заметно агрессивнее коренных жителей. Они препятствовали добровольному освобождению поселенцами их домов; провоцировали силы правопорядка на насилие, жгли автомобильные покрышки, прокалывали шины армейских автомобилей, рассыпали на дорогах гвозди и поливали асфальт маслом. Запершись в некоторых синагогах, «оранжевые» поливали головы солдат, штурмующих эти «бастионы», опасными для здоровья агрессивными жидкостями. Они были хорошо организованы, их действия, начиная с «оранжевых маршей», демонстрировали проделанную кем-то работу по их обучению. Религиозные ребята, впитавшие с молоком матери идею «Большого Израиля», они видели в своих действиях акции патриотические, которыми гордились. В принадлежности этих земель Государству Израиль они были убеждены, подобно тому, как поселенцы были уверены, что жили на землях, которые никогда освобождать не придется. Признаемся: многим хотелось в это верить и мы верили. Верили, забыв о том, что ни одно израильское правительство об аннексии этих земель и их включении в состав еврейского государства никогда не заявляло. Напомним, что это убеждение долгие годы взращивал и пестовал не кто иной, как Ариэль Шарон. Выступая недавно по израильскому телевиднию, он с тоской признал: «Мы когда-то мечтали о «Большом Израиле». Не вышло». Не в этом ли кроются корни нынешней трагедии?..
Следует подчеркнуть, что в сопротивлении размежеванию видели свой патриотический долг не только правые радикалы Израиля. Их точку зрения разделяет часть наших иммигрантов, живущих в США. От имени одного из них, объявившего себя почему-то сионистским лидером, меня недавно попросили сделать посильный взнос для организации очередного «оранжевого марша». Я от участия в этом деле категорически отказался - убежден, что такие мероприятия усиливают раскол нации и обостряют страдания от чьих-то политических игр ни в чем не повинных поселенцев. При этом подумалось: насколько шумные акции правых радикалов, сопротивляющихся размежеванию, похожи на скандальные выступления крайне левых «борцов за мир», препятствующих строительству защитного забора. А ведь находятся они на противоположных полюсах политической оси... Не лучше ли, думал я, инициаторам сбора средств на организацию «оранжевых маршей» направить свою энергию на создание фонда помощи поселенцам, потерявшим свои дома? Известно, что размежевание будет стоить еврейскому государству более двух млрд долларов, а Буш ограничил американский подарок Израилю одним миллиардом. Вот бы и собрать нам недостающий миллиард. Думаю, в таком деле согласились бы принять участие все поколения наших иммигрантов, живущих в Америке, Израиле, в других странах, а также евреи Америки, Канады, России. Более того, в отличие от разъединяющих народ оранжевых тусовок правых радикалов и розовых сборищ «борцов за мир», процесс совместного создания поселенческого фонда способствовал бы восстановлению единства нашего жестоковыйного народа.
Размышления о причинах, побудивших Шарона принять столь несвойственное ему решение об отступлении, позволили выявить, наряду со многими негативными последствиями этой акции, определенные доводы в ее пользу. В их числе – повышение безопасности населения; резкое снижение затрат на содержание в Газе многочисленного воинского контингента, без которого существование поселений невозможно – шесть солдат на одного поселенца; улучшение рейтинга Израиля в мире; сохранение еврейского характера страны за счет уменьшения численности арабской части населения; разрыв порочного круга «теракт – возмездие – теракт – возмездие»... Вместе с тем, все эти доводы показались мне недостаточными для той высокой цены, которую Шарону приходится за них платить: раскол нации и жесткое сопротивление передаче земель арабам внутри страны; возможность потери власти; угроза новой интифады... Мне казалось, что должна существовать еще какая-то причина, главная, которая и вынудила израильского премьера принять нелегкое решение.
И я ее связал со сделанным в октябре 2004 года заявлением Скаукрофта, бывшего советника по национальной безопасности Буша-старшего, что президент США находится под «гипнотическим воздействием» Шарона. В связи с этим, утверждал Скаукрофт, Буш поддерживает политику израильского лидера, истинная цель которой состоит не в уходе из Газы и построении забора, а в недопущении создания Палестинского государства. Тогда я писал, что, если Буш воспримет мысль Скаукрофта болезненно, это может стать для Израиля серьезной проблемой...
Так, полагаю, и получилось. К тому же точку зрения Скаукрофта мог поддержать и Буш-старший, и его бывший госсекретарь Бейкер. С тех пор Вашингтон давать какие-либо гарантии Иерусалиму прекратил, а требования к своему ближневосточному союзнику заметно ужесточил. Изменение характера американо-израильских отношений и оказалось, по-моему, той причиной, которая подтолкнула Шарона к беспрецедентному решению. Так что и вину, и славу за развитие событий после размежевания, следует между Шароном и Бушем разделить.
Реакция внутри Израиля на эвакуацию поселенцев отразила, как и следовало ожидать, интересы соответствующих партий. Левые выразили удовлетворение актом «запоздалой справедливости», правые, особенно рвущиеся к власти сторонники Либермана, оценили эвакуацию как позорное поражение. Нетаниягу озвучивать свое отношение к произошедшему не стал. А некоторые политики, не сумев справиться со своим возмущением, обратились к далеко не парламентским формам выражения чувств. Так, Узи Ландау, депутат от «Ликуда», выступая на заседании комиссии по иностранным делам, заявил Шарону: «Вы – лжец, мошенник и коррупционер. Вы не достойны быть главой государства». А Эфи Эйтам, председатель фракции «Религиозный сионизм», пообещал главе правительства «политическое возмездие»: «Мы отстраним вас от власти. Мы не войдем с вами ни в одну коалицию, мы не будем министрами в вашем правительстве, мы вернем вас на вашу ферму, где вы будете ласкать своих овечек». Он пообещал также, что ежегодно Девятого Ава каждый еврей будет произносить в синагоге специальную траурную молитву в память «о разрушении Шароном еврейской государственности». «Оранжевые» же функционеры, почувствовав вкус в борьбе, продолжили свою активность, рассылая жителям Тель-Авива копии письма о предстоящей эвакуации – того письма, которое раздавалось поселенцам Газы. Запугиванием тель-авивцев, они, видимо, стремятся вызвать неудовольствие «безбожной властью»...
Нельзя не обратить внимание на весьма интересное обстоятельство. Оценивая обстановку, сложившуюся в зоне арабо-израильского конфликта после размежевания, ни один из израильских политиков, «жадною толпою стоящих у трона», до высоты национального лидера, способного назвать основной политический результат передачи палестинцам Газы по воле еврейского государства, не поднялся. А такой результат, ставший уже объективной реальностью, существует - независимо от одобрения или осуждения проведенной Шароном акции. И состоит он в том, что с момента выхода Израиля из Газы и нескольких поселений северной Самарии моральное бремя ответственности за дальнейшее развитие событий на Ближнем Востоке ложится на палестинцев. Теперь единственным ответом палестинской стороны на добровольную акцию Израиля, приемлемым для так называемого “мирового сообщества”, может быть только прекращение насилия. Рассчитывать на поддержку Западом лозунга «Сегодня Газа – завтра Западный берег и Иерусалим» палестинцы до уничтожения инфраструктуры террора не могут. Кстати сказать, предвидя растущий арабский аппетит, Белый дом недавно заявил, что вмешиваться в разрешение проблемы Иерусалима он не намерен. Это, конечно, не гарантия поддержки, но все же... На эту жидкую основу и опирается, по-видимому, обещание Шарона, что «второй серии» отступления не будет.
Как ни странно, первым о новой политической реальности Ближнего Востока заявил Джесси Джексон – чернокожий американский священник. Однако нет сомнения, что реальность эту осознали и в европейских столицах, и в ООН, и в Москве. Осознали ее и палестинские лидеры. Но, осознав, особой радости по этому поводу не проявили.
Конечно, Берлин и Париж, Лондон и Брюссель, Москва, Токио и Пекин теми или иными словами свое одобрение эвакуации поселенцев и предстоящей передаче Израилем земель палестинцам выразили. Акцию Шарона одобрила и ООН. Однако в официальных заявлениях, сделанных по этому поводу основными европейскими столицами, Москвой и ООН, ощущается некоторая сдержанность, а слов о новой политической реальности Ближнего Востока в них нет. Причину сдержанности угадать легко, если вспомнить оказываемую этими странами и международным форумом многолетнюю поддержку «освободительной борьбе палестинского народа». Нынче же популярное знамя «национального освобождения» явно поблекло. Теперь, похоже, прежде, чем поддержать очередные притязания террористов, даже Ширак решится сказать своим палестинским подопечным, что сначала надо бы освоить Газу (и научиться работать, добавим мы), создать государство, а уж потом, используя дипломатические каналы, выступать с новыми требованиями. Все это не значит, конечно, что многочисленные отряды арабских головорезов собираются в ближайшее время сложить оружие. Более того, есть все основания ожидать новую вспышку террора, особенно на Западном берегу. Не случайно же Насер аль-Кидва, министр иностранных дел ПА, спешно отправился в Москву – новая обстановка требует новых инструкций...
Среди зарубежных откликов на эвакуацию израильских поселенцев выделяется выступление итальянского парламентария Кальдароллы, поддержанное Берлускони. Предложив наградить Шарона Нобелевской премией мира, он подчеркнул, что размежевание явится серьезным вкладом в дело мира, изменит к лучшему ситуацию на Ближнем Востоке, окажет позитивное влияние на мировое сообщество и будет иметь далеко идущие последствия.
Не знаю, как отнесутся к предложению Рима в Нобелевском комитете, однако с мнением Буша там, несомненно, ознакомятся. А наш президент, осознав новую политическую реальность, постарался, несмотря на надзор «старого Вашингтона», быть объективным: «Израильское размежевание, - заявил он, - исторический шаг, который демонстрирует мужественное руководство премьер-министра Ариэля Шарона». И, что не менее важно, добавил: «Соединенные Штаты преданы нашему другу Израилю, и мы требуем разоружения террористических организаций».
Может быть, «второй серии» действительно не будет?

Владимир ЕдидовиЧ