«Нет фанатичного собирательства, есть таинство души»

Досуг
№5 (824)

 

Если хочешь создать что-то, 
ты должен быть кем-то. 
 
Иоганн Вольфганг Гёте 
 
Конечно же, одной жажды чем-то обладать для того, чтобы составить стоящую коллекцию, недостаточно. Разумеется, если речь идёт о серьёзном собрании – книг или произведений искусства, например. Нужна подлинная увлечённость и глубокие, постоянно пополняющиеся знания в избранной области. Примером именно такого типа приближённого к научным методикам собирательства стала одна из крупнейших, уже во второй половине ХХ века составленных коллекций лучших произведений современного искусства, коллекция Роналда Лодера. 

Имя это в Нью-Йорке, да, наверняка и во всей Америке, принадлежит к числу имён  известнейших. Потому что Лодер – не только знаток искусства, особенно новейшего австрийского и немецкого, и коллекционер высочайшего класса, он ещё и мирового уровня предприниматель, возглавляющий знаменитую компанию, которая носит имя его матери, сотворившей себя и свою косметическую империю Эсти Лодер, талант, деловую хватку и отданность делу, которому она  себя посвятила, он унаследовал. 

Но и это не всё. Это Роналд Лодер, вместе с неразлучным своим другом Сержем Забарским решили соединить свои однотемные коллекции и на их базе создать на Музейной Миле ещё один музей, назвав его Новыми Галереями. 
В 1994 году был ими куплен построенный ещё в начале прошлого века великим  американским зодчим Гастингсом особняк, который смело можно назвать архитектурным шедевром. Но дом нуждался не просто в ремонте, его необходимо было сделать зданием специфически музейным, ни в коем случае не растеряв великолепие неповторимого интерьера, автором которого был сам Гастингс. Всё это было сделано. 

Можно себе представить, как ждали оба друга день, когда музей распахнёт тяжёлые свои, бронзовым литьём изукрашенные двери. Это были удивительные, с мальчишеских лет тесной дружбой спаянные люди. Казалось, каждый из них «дружбой был, как выстрелом, разбужен...» Дружба, наравне с искусством, наполняла жизнь обоих и смыслом, и значением. Каково же было горе Роналда, когда в 1996 году Серж умер. 

Теперь для Лодера «Новые галереи» стали не только ими обоими вымечтанным музеем и вместилищем их неординарных коллекций, но и памятником Сержу. В конце 2001 года самый молодой из музеев прославленной Мили вступил в строй, очень быстро завоевав невероятную популярность своими неистощимыми по разнообразию экспозициями работ лучших австрийских и немецких мастеров ХХ столетия. 

До того, как в «Галереях» была представлена посвящённая первому десятилетию со дня открытия музея значительно пополнившаяся за последние годы коллекция Роналда Лодера, большинство постоянных посетителей не знало, каков истинный её объём и многообразие. Оттого и были изумлены, увидев в шести разделах выставки шедевры средневекового искусства, оружие и рыцарские доспехи, живопись старых мастеров, рисунки ХIХ и ХХ веков, изобразительное и декоративное искусство Вены самого начала прошлого столетия. И – работы корифеев нового искусства. Об их шедеврах, которых хочется рассказать и которые можно и нужно увидеть в музее. 

Пикассо, великий Пабло Пикассо, – «Женщина с вороном», шедевр «голубого»  периода. Удивительно, она ласкает прирученную птицу, но движет ею тревожная память о возлюбленном, нежность и желание. Потому, что перед нею, в полуприкрытых её глазах – он. Тот, кого любит безнадёжно. Кого ждёт, не веря, что дождётся. 

Взгляните на сжатые, будто резьблённые губы покинутой женщины, на вздёрнутые её плечи, на прекрасные, для объятий созданные руки, бессильно опустившиеся на чёрное вороново крыло. Обострённо выразительный образ – как и всегда в произведениях гениального новатора в любой из меняющихся периодов его творчества, когда говорил он «о времени и о себе». 

Я застыла перед перед бюстом работы буйно революционного и самостоятельного в своих художественных пристрастиях Константина Бранкузи, потому что мне на какое-то мгновение показалось, что мраморная его «Мадемуазель» по настроению  и по духовной наполненности созвучна женщине Пикассо, отдающей тоску свою ворону. 
А, может, просто каждый по-настоящему талантливый художник способен  столь проникновенно понять, что есть женская печаль, и перевоплотиться в брошенную, но остающуюся невероятно сексуальной женщину? 

Так же как и эротичная, гордая, нервная, царственная Елизавета Австрийская, для всей Европы – знаменитая, извечно грустная, капризная коронованная красавица Сисси, воплощённая на полотне Ансельмом Кифером. 
Как живёт, поёт, бушует  страсть в композициях Василия Кандинского. Как в воплощённом образе совершенной возлюбленной великого австрийца Густава Климта, в его выплывающей из сияющей, будто солнечные брызги, груды византийской золотой лузги прекрасной Адели, совсем недавно купленной Лодером за 138 миллионов и бессменно украшающей центральную стену первого музейного зала. 

Столь же призывно сексуальной, столь же влекущей, столь же ведающей о мужчине всё и всё умеющей и жаждущей(!) ему дать, как и многие климтовские женщины. И как эта его грустная рыжеволосая бестия, кусающая папироску в поисках решения той проблемы, которую сама создала.

 Господи, как же знал, как понимал женщин непобедимый в любовных баталиях, талантливейший ас живописи, революционер от искусства Густав Климт, постигший женскую психологию и психологию творчества!

Должна вам сказать, дорогие читатели, что единая выставка, вызывающая такие множественные порывы сопереживания, и настолько поражающая многообразием представленных шедевров разных времён действительно может быть названа замечательной. Подумайте сами: юная балерина Эдгара Дега, остановившаяся, чтобы поправить развязавшийся поясок, но прислушивающася к зовущему её танцу, и сверкающие золотом доспехи с искусным орнаментом начала ХVII века.

Портрет тяжкую жизнь прожившего, но не растерявшего ни оптимизма, ни доброты «Почтальона Рулена» гениального Винсента Ван Гога и редкостной красоты тончайшей работы сундучок для храненения реликвий, ХIII, между прочим, века.
Заставляющий сжаться сердце,  словно заряженный неуходящим трагизмом сезанновский «Мужчина со скрещёнными руками» и всегда неожиданные дизайнерские находки венских виртуозов Коломана и Хоффмана.

Будто пробивающийся к будущему  сквозь бушующее время, совершенно потрясающий, мудрый Фрейд Герхарда Рихтера, нашего уже современника, лучший из всех виденных мною портретов великого психоаналитика, и – снова ныряем в далёкое прошлое, в ХV столетие: милая, обычная, но святостью свыше наделённая «Мадонна с младенцем» Бартоломео Виварини, редкая,  одна из немногих сохранившихся работ художника. 

Не правда ли, интереснейшая выставка, богатейшая коллекция и прекрасный музей? Находится он на углу манхэттенской 5 авеню и 86 улицы (поезда метро 4, 5, 6 до 86 Street). Продлится выставка до 2 апреля, но вы ведь, наверно, давно заметили: то, что откладывается на потом, слишком часто не выполняется. Так что – торопитесь!  

Комментарии (Всего: 1)

прекрасно,как будто прослушал песню.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *