КИТАЙ: ЦЕНЗУРА, ПОЛИТИКА, СЕКС

Факты. События. Комментарии
№37 (490)

В китайском руководстве не прекращаются острые дискуссии о том, какая степень идеологической свободы и терпимости к инакомыслию допустима в нынешнем Китае. И хотя недавно пришедшее к власти новое поколение китайских лидеров обещало демократизировать китайское общество, идеологический аппарат КПК продолжает жить в ирреальном оруэлловском мире.
В Китае нет всеобъемлющей предварительной цензуры советского типа. Отдел пропаганды предпочитает отдавать непосредственные директивы руководителям СМИ и полагаться на самоцензуру авторов, редакторов и издателей. Правительство до сих пор является владельцем всех китайских СМИ, а их сотрудники получают зарплату от государства. Отдел пропаганды имеет еще одну важную функцию: определять запретные темы для публикаций в печати и показу на телевидении. В их число входит политика КПК, государственные секреты, народная армия и ... пропаганда секса.[!]
К ужасу идеологических функционеров одно провинциальное издательство недавно опубликовало роман “Служи народу» одного из самых известных писателей Китая - Янь Ляньке. Автор нарушил все цензурные табу: в романе подвергаются осмеянию порядки в китайской армии, идеологическая обработка населения и даже сам великий Мао. Причем сам сюжет и интрига произведения построены на сексуальных взаимоотношениях героев.
Действие романа происходит в период «культурной революции». Примерный солдат Ву помнит наизусть все высказывания Мао и старается следовать им во время своей службы. Солдата послали обслуживать семью командира. Его скучающая жена решила воспользоваться отсутствием своего супруга-импотента и соблазнить молодого солдата. Она объясняет ему, что в настоящее время, чтобы выполнить наказ Мао «служить народу», необходимо снять с себя одежду и голым лечь вместе с ней в постель. И примерный солдат Ву добросовестно выполняет призыв вождя и пожелание жены командира. В течение четырех дней они предавались любви. Как только страсть начинала спадать, любовники топтали ногами портреты Мао, рвали в клочья красный цитатник или мочились на афоризмы “великого кормчего”. Все это помогло им подняться на новые высоты сексуального экстаза.
В дальнейшем для героев все складывается удачно. Супруга командира забеременела, а примерный солдат Ву вместе со своей деревенской женой был переведен на службу в город, о чем только могут мечтать китайские крестьяне. Можно сказать, что примерный солдат Ву - это китайский вариант «бравого солдата Швейка».
Читатели, успевшие прочитать роман, восприняли его как критику лицемерия маоистского режима и безумств культурной революции. В то же время партийные функционеры были в шоке. Чиновников министерства пропаганды чуть не хватил удар, когда они впервые ознакомились с этим рассказом о сексуальной революции внутри народной армии. В заявлении этого идеологического органа говорилось, что роман «оскорбляет Мао Цзэдуна, армию и заполнен сексом». Читателей призывали: «Не распространяйте журнал, не передавайте его другим, не публикуйте выдержек и не пишите о нем”. Номера журнала с этим романом были конфискованы.
Это не первый случай, когда книги писателя Лянке оказываются под запретом. Ранее его роман “Хорошее самочувствие”, где рассказывается о чиновнике, который взял напрокат тело Ленина, чтобы способствовать развитию туристического бизнеса в своем городе, также был запрещен «за негативное описание китайской модели капитализма».
Конечно, рыночные отношения, большая открытость внешнему миру, обучение десятков тысяч студентов в западных странах ослабили возможность идеологических органов влиять на сознание народа. К этому следует добавить быстрое распространение телевидения и интернета, которые довольно сложно контролировать.
Центральное телевидение смотрит 84 процентов всего населения Китая, более 900 миллионов человек.
О китайской цензуре на телевидении идет дурная слава в западных кинокомпаниях. Обычно она запрещает сцены насилия, секса и «антипартийные высказывания». Американский блокбастер «Могильный призрак II» (Tomb raider II) был запрещен для демонстрации, так как, по мнению цензоров, изображал Китай как страну хаоса.
Но ситуация, по всей видимости, все-таки начинает меняться. Государственное телевидение показало впервые без каких-либо цензурных сокращений один из наиболее популярных в США сериалов - « Банда братьев» (Brоther band), поставленный режиссерами Томом Хенксом и Стефаном Спилбергом. Американский фильм посмотрели десятки миллионов китайцев. В многочисленных рецензиях центральных и местных газет подчеркивался реализм и жизненный характер персонажей американского сериала и примитивизм героев китайских военных фильмов, выигрывающих все битвы малой кровью.
Нельзя не отметить, что показ американского фильма был далеко не в последнюю очередь связан с экономическим фактором. Центральное телевидение перестало финансироваться правительством и вынуждено было искать средства для выживания. На этот раз интересы идеологии уступили требованиям рынка. Как говорил последний советский лидер, «процесс пошел».
Особую опасность китайские партийные идеологи видят во все более растущей популярности интернета. Следует отметить, что борьба за его «чистоту» ведется в Китае одновременно с государственной поддержкой развития коммуникационных технологий и компьютерной грамотности населения. Количество пользователей сети достигает сотни миллионов человек и по этому показателю Китай уступает только США. Причем более 50% «гуляющих» в интернете китайцев – молодые люди до 24 лет. Провайдеров интернетов заставляют блокировать сайты с информацией о событиях вокруг Тайваня, положении в Тибете, и кровавых событиях на площади Тяньаньмынь. Власти даже создали специальную полицию, насчитывающую, по некоторым данным, 30 тысяч человек для контроля за сетью. Однако остановить победное шествие интернета в Китае уже невозможно.
Партийные идеологи пытаются по мере возможности не вступать в открытые конфликты с «народной интеллигенцией». В то же самое время они пытаются установить для нее определенные рамки «свободы» в критике коммунистического режима и его идеологических догм.
Примечательно, что цензуре подвергаются публикации, в которых авторы пытаются объективно разобраться в истории тоталитарного маодзедуновского периода. Так, недавно были конфискованы две книги, ставшие бестселлерами: “Прошлые события не исчезли, как дым» и «Внутренние секреты 1957: Жертвенный алтарь страдания». Они впервые давали объективную оценку т.н. “антиправой” кампании 1957.

Cемен Вербицкий