Прощание с Бундестагом

Факты. События. Комментарии
№37 (490)

В минувшее воскресенье предвыборная кампания в ФРГ достигла, пожалуй, своей наивысшей точки: ровно за две недели до выборов немецкое телевидение провело в прямом эфире дуэль между двумя основными кандидатами на пост федерального канцлера - нынешним главой немецкого правительства Герхардом Шредером и руководительницей Христианско-демократического союза Ангелой Меркель.
История предвыборных теледуэлей в Германии весьма коротка: первая из них была проведена всего лишь три года назад – Герхард Шредер выступил против оппозиционного кандидата того времени, Эдмунда Штойбера, и наголову разбил его. Наверное, памятуя поражение трехлетней давности, консерваторы не особенно охотно дали свое согласие на воскресную дуэль. Известно, что канцлер Шредер обладает немалым шармом и умением красиво и убедительно говорить. Желая как можно более полно использовать этот дар, Шредер настаивал на двух теледуэлях, однако его оппоненты отказались подставлять Ангелу Меркель под удар два раза – и, как выяснилось, неспроста: Шредер, как и три года назад, оставил поле боя за собой - согласно опросам общественного мнения, 49% телезрителей отдали пальму первенства именно ему, в то время как его собеседница набрала 33% голосов. По сути, Меркель лишь по двум позициям смогла «переговорить» своего оппонента: большинство телезрителей посчитали ее более компетентной в вопросах семейной политики и создания рабочих мест – однако последний вопрос оказался едва ли не самым важным. Поэтому наблюдатели сходятся во мнении, что для Ангелы Меркель результат дуэли оказался лучше, чем это ожидалось: лидер христианских демократов смогла продемонстрировать свою компетентность и даже нанести канцлеру несколько чувствительных ударов. [!]
Впрочем, следует признать, что Герхард Шредер оказался весьма стеснен в маневре: он мог говорить исключительно о том, что социал-демократы планируют сделать, всячески избегая разговоров о том, что было сделано за 7 лет «красно-зеленого» правления – а тут правительству похвастать особенно нечем: рост уровня безработицы, рост цен, огромный внешний долг страны. Герхард Шредер, в который раз провозгласивший себя защитником «маленького человека», за все то время, что он просидел в здании ведомства федерального канцлера (берлинцы прозвали его «стиральной машиной»), ничего для социально слабых слоев населения не сделал. Напротив – при нем безработные, долгие годы оплачивавшие обязательное страхование от потери рабочего места, были приравнены к получателям социальной помощи (и потеряли, таким образом, от половины до двух третей своего пособия), при нем были введены новые налоги... Так что на поддрежку левого крыла избирателей Шредеру на этот раз рассчитывать не приходится, при всем его личном обаянии. Показателен тот факт, что в среду лидеры Всегерманского объединения профсоюзов (DGB) пригласили на встречу Ангелу Меркель, заранее капитулировав перед новым (пока что еще – возможным) канцлером. До сих пор профсоюзные боссы использовали имя Ангелы Меркель исключительно в качестве ругательства и только в общем контексте с нападками на «мироедов» и «угнетателей трудового народа».
Не сложили оружия лишь немецкие крайне левые, так называемые «автономы» или объединение «Социалистическая альтернатива»: в понедельник они провели в Магдебурге шумную демонстрацию, требуя «фабрики – рабочим, землю – крестьянам», а всю власть – Советам. В центре демонстрации группа молодых людей со свистками во всех мыслимых и немыслимых местах торжественно волокла чучела Шредера и Меркель, выражая таким образом свое отношение к обоим претендентам на пост канцлера ФРГ. Впрочем, ни эти шумные юнцы, ни их кровные враги из числа неофашистов, по большому счету, никакой заметной роли в немецкой политике не играют – и слава Богу.
В последние дни Герхард Шредер смог сократить разрыв между своей партией и христианскими демократами – в основном, это произошло потому, что его противники с левого фланга, из партии демократического социализма, которые теперь называются коротко и ясно – левые – наломали дров с дорогостоящей предвыборной кампанией и тем самым отвратили от себя часть избирателей, вернувшихся в лоно социал-демократии. Если еще неделю назад левые могли рассчитывать на 11% голосов, то теперь они не дотягивают и до 8% - что для них, тем не менее, является весьма впечатляющим показателем.
В четверг в Берлин пожалует президент России: официально он собирается подписать «контракт века», обещающий измученным нефтяным кризисом немцам море российского газа почти задаром. На деле же, никто не сомневается в том, что «друг Владимир» приедет поддержать «друга Герхарда» в его нелегкой борьбе за право остаться в кресле канцлера. Если говорить без дипломатических околичностей, то Шредер для российского руководства – куда более приятный партнер, чем въедливая «железная фрау» Ангела Меркель: обуянный мечтой о «стратегическом партнерстве», желающий получить Нобелевскую премию мира и ничего не смыслящий в экономике. Однако в данном случае Путин рискует попасть впросак так же, как это получилось в Украине: к власти придут консерваторы, «стратегическое партнерство» с новым, проамерикански ориентированным немецким правительством станет достоянием истории, и придется заново выстраивать отношения уже не с «другом», а с «подругой». Впрочем, в том, что отношения эти выстроены будут, не сомневается никто: Германия нуждается в новых рынках сбыта и в российском газе, Россия – в немецких инвестициях и европейских ноу-хау во многих областях. Взаимовыгодно, стабильно – однако без прежнего «вась-вась».
В среду состоялось последнее заседание нынешнего состава Бундестага. Депутаты прощались со своими рабочими кабинетами – впрочем, ненадолго, многие из них в скором времени должны сюда вернуться. Однако кто из них станет на этот раз правящим большинством, а кто – оппозицией, до последнего дня с уверенностью сказать невозможно. Ясно только одно: «русских» в Бундестаге нового созыва больше не будет – единственная русскоговорящая депутат Елена Хоффманн (СДПГ) отказалась баллотироваться на новый срок, а больше в списках немецких партий не наблюдается ни одного русскоязычного кандидата.