ВПЕРЕД – К ИСТОКАМРазмышление всуе

Общенациональная проблема
№37 (490)

Доколе же, Катерина, ты будешь злоупотреблять нашим терпением?
Козьма Прутков, чуточку перефразировавший Цицерона

Глобальная трагедия Нового Орлеана – самого веселого города Америки и родины джаза (словно Господь с небес усмехнулся, чтобы коллективно не зазнавались и про него, всемогущего, не забывали: см. книгу Иова) – масштабами сопоставимая только с г.Помпеи (в котором, кстати сказать, как и в Гелаклунуме, и в Новом-Орлеане, многие предупрежденные о возможной беде успели покинуть город и спаслись) поднимает вопросы не только текущие, но и восходящие к самым основам нашей цивилизации.
На телеэкране мы видим мародеров, грабящих магазины Нового Орлеана, больше похожие на затонувшие корабли. И среди прочих видим таких мародеров, кои берут продукты из утонувших в воде овощных лавок, чтобы – как они говорят – поесть самим и накормить детей. Полицейские без колебаний арестовывают этих людей, что показывают по телевизору с назидательной гордостью. В том же духе высказался и Президент. Не давая оценки этим арестам, равно как и самим мародерам, грабящим овощные лавки, ушедшие под воду (стало быть, с едой, которую уже никто никогда не съест и никто никому не продаст), хочу лишь обратить внимание на фундаментальную сторону дела. Не будем говорить про одежду и телевизоры – это другая проблема. Но продукты-то в потонувших или полузатопленных лавках все равно сгниют и никому не достанутся! А людям требуется пища и немедленно. Но ее в утонувшем городе нет. А если и есть, то ее мало. Да и спасли-то далеко не всех ньюорлеанцев– по признанию мэра города, вдруг из символа радости ставшего символом коллективного горя.
А теперь мысленно вообразим, что человек, из-за наводнения оказавшийся в многоэтажном доме, как на острове, добрался до овощной лавки на первом этаже и передает оттуда продукты тем, кто наверху с помощью веревки с узлами. Заплатить за них он не может, даже если бы и хотел – разве что пускать купюры по воле волн, а монеты бросать в воду как дар - не Нептуну – закону. Но, ежели отбросить неуместные шутки (хотя шутки, скажу я вам, всегда уместны: и в гетто, и на эшафоте, и даже на смертном одре): принцип собственности вступает в противоречие с желанием есть. Закон вступает в противоречие с природой, общественный договор – с телом, коему, если помрет, не потребуется никакого общественного договора. И как же быть с этим противоречием?
Прежде всего, невредно взглянуть, как в таких случаях поступали наши далекие и недалекие предки. Нечто подобное уже случалось в истории. Например, во время голода, искусственно созданного на Украине вождем всех времен и народов в начале тридцатых годов прошлого века. Крестьяне, так сказать, крали с колхозных полей взращенные ими колоски. Для той же цели: чтобы накормить детей и себя иже с ними. И что же? Их арестовывали безжалостно, расстреливали, ссылали этих, так называемых “мародеров социализма”. То есть право государственной собственности в Советском Союзе было выше, чем человеческое сострадание.
Подобное сравнение выглядит странно: с одной стороны - бесчеловечный генералиссимус, безжалостно истреблявший миллионы, с другой – цивилизованная страна, заботящаяся о своих гражданах, возможно, больше, чем какая-либо другая, и введшая у себя столько социализма, сколько Ленину с Брежневым и в коммунизме не снилось. И мотивы у Сталина и Буша были, разумеется, совершенно разные. Можно сказать, противоположные у них были намерения. Засим оставим в стороне Сталина, как бы не относящегося к делу. Посмотрим, как решались подобные проблемы в древнем Риме – прародине современной законности. В котором, несмотря на все его всемогущество, тоже время от времени появлялись враги – и внутренние, и внешние – не менее страшные, чем ураган Катрина и сволочь бен Ладен, - будь он неладен. И что же делали древние римляне в таких случаях? А вот что: в минуту смертельной опасности для государства или для города Рима законы мирного времени отменялись. Сенатом назначался диктатор, который железной рукой наводил порядок. После чего страна возвращалась в нормальное законное русло. После – но не во время!
Нужен ли нам подобный опыт борьбы со смертельными врагами и стихийными бедствиями в наше, суперновое время? Нужно ли отменять законы мирного времени в минуту опасности? Думается, что в эру, когда цивилизация встречается с глобальными вызовами, очень невредно как минимум задуматься о том, как решали нечто подобное в старину. Ибо безопасность, на которой психологически взращены три поколения европейцев и американцев (после Второй мировой войны), иллюзорна. И от проблем Древнего Рима до проблем Рима Третьего (России) и Рима Без Номера (Соединенных Штатов Америки) - рукой подать.
Страшные сцены показывает нам телевизор. Люди, находясь по горло в воде, тащат еду из полузатопленных лавок, а полицейские, тоже по горло в воде, их арестовывают. Библейские сцены. Грустные сцены. Не знаю, кто прав, кто - нет, но жаль и тех, и тех - и арестовываемых, и арестовывающих. Наверно, все верно, все правильно. В данной, разумеется, ситуации. Боюсь только, как бы эти и им подобные кадры не стали автографом нашей Великой Цивилизации.

Жора Мазлтов