Почта недели
№37 (490)

Так получилось, что я несколько дней был свободен и смотрел внимательно передачи многих TV каналов о событиях в Луизиане, Миссисипи после урагана Катрина.
Мне кажется, журналисты работали потрясающе. Они отразили буквально все стороны трагедии. Ошеломляющие детали переполняли экран. Я увидел все: и страдания бедных, потерявших все людей, и подлость мародеров, и робость полиции, и предательство правительства, и – главное! – искреннее сочувствие и помощь волонтеров из других штатов...
Но в какой-то момент я почувствовал – чего-то очень важного не хватает в этой картине. Чего именно?
Церкви.
Десятки тысяч поверженных людей, истязаемых, с одной стороны, своим личным горем, а с другой – царящим вокруг насилием и равнодушием. Десятки тысяч растерянных, смятенных душ, которые не видят света впереди и все больше погрязают в отчаянии, которые перестают бороться, сопротивляться трагедии. Это – не американская картина!
В американской ситуации типично появление лидеров, которые поднимают дух народа во время бедствий. «Маленьких» лидеров, которые появляются в группе, или «больших», которые умеют поднять с колен тысячи. Очень часто лидеры эти – служители церквей. Священники, проповедники разных религий.
Где они были на этот раз?
Успели эвакуироваться? Бросили свою бедную, нетранспортабельную паству, как некоторые дети бросили своих родителей на вилчерах?
Я не видел ни одной сцены, в которой участвовал бы священник или проповедник католической, протестантской, баптистской и т.д. церкви. Ни одного церковного автобуса, ни одной попытки помочь голодным едой или хотя бы посочувствовать, поддержать добрым словом, благословением.
Проповедники в Америке собирают стадионы, чтоб научить людей, как верить в Бога, как преуспеть в жизни, как любить ближнего, как уменьшить страдания. В Луизиане и Миссисипи несколько стадионов стихийно заполнилось людьми. Люди эти воистину страдали и нуждались в слове защиты, поддержке, просто в совете – как выжить и что делать дальше. Они нуждались в коллективной молитве, которая если не доходит до глухого правительства, то доходит до Бога. Молитва облегчает страдания, мобилизует энергию, очищает мысли от накипи, сердце от злобы – это научный факт. Где же были проповедники в годину народного бедствия? Почему обошли эти стадионы?
Если кто-то не узнал американский народ и американское правительство в этой трагической ситуации, то я не узнал церковь. Неужели она дезертировала с поля боя вместе с нью-орлеанскими полицейскими?

Джеу Берман, Лонг-Айленд


* * *
К ПРИЕЗДУ ДОРОГОГО ВЛАДИМИРА ВОЛЬФОВИЧА
31 августа 2005 радиостанция «Еврейский канал» передала интервью с Жириновским. Разговор шел о феминизме, многоженстве, однополых браках, новых стихах лидера ЛДПР. В заключение передачи почетный гость призвал евреев Америки возвращаться в Россию. Кроме того, он сообщил, что в середине сентября будет в Вашингтоне. Как вице-спикера российской Думы его примут сенаторы или конгрессмены, которым Жириновский ради отмены поправки Джексона-Вэника наговорит, как вольготно живется евреям в России, что они не бегут, а, наоборот, возвращаются. Его партия якобы выступает против политики размежевания в Израиле, хотя в действительности демонстрация у израильского посольства в Москве не более чем пиаровская выходка перед поездкой в Америку. Ему могут поверить. После Вашингтона Жириновский заедет в Нью-Йорк. В этой связи хотелось бы напомнить тем из читателей газеты, кто в прошлый приезд ликующе приветствовал лучшего друга Хусейна, что 6 января 2005 года Госдепартамент США в своем ежегодном докладе об антисемитизме в мире назвал Жириновского главным антисемитом России. Его роман-эпопея «Иван, запахни душу» вошел в десятку антисемитских книг таких, как «Протоколы...», «Майн камф», «Еврейство в музыке».... Судите сами:

“Евреи всегда при деньгах, почти все банкиры мира - евреи. Пробрались в сферу информации. Практически все газеты мира в их руках. Стараются навязать свою идеологию. Особенно Россия им нравится, потому что, Ваня, ты добрый. Россия за 100 лет так ослабла, что евреи решили, а не сделать ли ее своей второй и вечной родиной? Ведь 200 миллионов арабов лет через 50 могут так окрепнуть и обрести такое оружие, что Израилю не устоять. И тогда куда бежать? А если Америка к этому времени рухнет? Вот евреи и ищут запасной вариант, последний свой островок, свою последнюю Брестскую крепость. И такой они выбрали Россию. Я не хочу, чтобы Россия была только для евреев.
Евреи как народ деградируют 4000 лет. Их мордуют. Естественно, они загибаются. Самая вырождающаяся нация. Небольшого роста. Худые. Злые все. Лысоватые. В очках. Глазки бегающие. Ручки трясущиеся. Размер одежды 48-50 - не больше. Обувь 41-42. С кучей болезней. Чёрненькие”.

Натан Ротман


* * *
Уважаемая редакция!
Решил вам написать, потому что мне очень стыдно за нашу общину. По крайней мере, за ту ее часть, которая приняла участие в недавнем опросе на телевизионном канале RTVi, посвященном трагедии в Новом Орлеане. Телезрителям был задан вопрос: “Как вы считаете, стоит ли отстраивать этот город?” И, подумать только, почти 80 процентов позвонивших в студию заявили: “Нет, не стоит”. Вы можете себе представить мышление этих людей, посчитавших нормальным фактически похоронить целый город, являющийся частью истории страны, в которой они сегодня проживают?!
Я работаю с представителями разных «племен и народов», и когда я задал им тот же вопрос, 10 человек из 10 сказали, что готовы перечислить в фонд восстановления Нового Орлеана деньги - кто сколько сможет. У меня не хватило мужества рассказать им о том, что я увидел и услышал на RTVi.
Я не знаю, чем мотивировали участники опроса свое отрицательное отношение к восстановлению города, подвергшегося ударам стихии. Хотя кое-какие догадки у меня имеются. Мне бы очень хотелось ошибиться, однако, если я прав, то мне становится как-то не по себе от этой мысли. Почему мы, выходцы из СССР, всегда так враждебно относимся к людям, не похожим на нас? Я понимаю, что на многих телезрителей могли повлиять картины мародерства, которым занимались в основном афроамериканцы. Однако даже находясь во власти эмоций, негоже огульно судить обо всех жителях скопом. Несколько десятков или даже сотен негодяев заслужили нашего осуждения и уголовного преследования, но остальные ведь ни при чем. И чем провинился город, один из старейших на американском Юге, чтобы исчезнуть с карты страны?
С мародерами тоже не все ясно. Можно ли считать таковыми людей, которые выносили из магазинов продукты питания, воду или одежду? В течение нескольких дней десятки тысяч новоорлеанцев, не сумевших эвакуироваться, оказались без пищи и воды, а ведь они должны были что-то есть, пить, во что-то переодеться. Брать чужое – грешно. Но разве не греховна власть, оказавшаяся неподготовленной к буйству стихии? Разве ураган Катрина был первым ураганом на американской земле?
Голосование на RTVi в отношении будущего Нового Орлеана – было только цветочками. Ягодками стало заявление одного из участников программы «Перекресток» на этом же канале, кстати, юриста, что он бы применил против мародеров пулеметы, не вдаваясь в причины, вынудившие попавших в безвыходное положение людей позариться на чужое добро. Не правда ли, странно услышать подобное от адвоката, чья профессия – защищать, а не приговаривать?
Чем больше я наблюдаю за «своими», тем больше диву даюсь тем странным, на первый взгляд, метаморфозам, которые произошли с нами в Америке. А может быть, часть нашей иммиграции всегда страдала подобными комплексами, до поры до времени дремавшими в глубинах души человеческой?
С уважением Михаил