дом войны

Факты. События. Комментарии
№38 (491)

Не так уж много времени прошло с тех пор, как сенсационная новость облетела Великобританию и весь мир: Ирландская республиканская армия (ИРА) – старейшая из существующих в данный момент в Европе террористическая организация – отказывается от вооруженной борьбы. Тогда на заявление руководства ИРА немедленно отреагировали лидеры многих стран мира, причем реакция была весьма радостной – еще бы, в наш век тотальной террористической опасности не так уж часто (по сути, первый раз!) слышишь, что кто-то из террористов вдруг складывает оружие. Однако радость продлилась недолго: в воскресенье в Белфасте разразилось классическое побоище по старому сценарию – католики и протестанты споро поджигали автомобили, били окна и витрины, дрались друг с другом и с полицией. Уже через несколько минут после начала всего этого безобразия прозвучали первые выстрелы...
Противоречия между католиками и протестантами, несмотря на прошедшие столетия взросления и становления обеих конфессий, продолжают оставаться весьма болезненными. Если на уровне духовенства эти трения целенаправленно сглаживаются обеими сторонами, то на бытовом уровне порой становятся причиной отчуждения и конфликтов – более острых даже, чем конфликты между различными религиями вроде христианства и ислама. В данном случае речь идет даже не о Великобритании и Северной Ирландии. В мирной и толерантной Германии бытует распространенный анекдот, где героиня, настоятельница монастыря, при котором действует институт благородных девиц, с легким сердцем благословляет воспитанницу стать проституткой – лишь бы не протестанткой.
Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки: в 2004 году социологическая служба Emnid провела опрос пяти тысяч католиков-мужчин среднего возраста. Согласно его результатам, большинство из них скорее позволили бы своей дочери выйти замуж за иудея или мусульманина, но только не за протестанта.
В Северной Ирландии эти противоречия достигли наивысшего накала, причем далеко не в наши дни. Из-за того что англиканская Великобритания оккупировала несколько веков назад часть католической Ирландии, национально-освободительная борьба там приняла религиозный характер. Если откровенно, здесь можно было бы провести даже параллель с ситуацией в палестино-израильском конфликте, однако с той существенной разницей, что мировое сообщество и в мыслях не имеет оказывать на британцев давление с целью заставить их вернуть Ирландии сектор Газа... простите – Белфаст и Ольстер, а Ирландскую республиканскую армию прямо (и заслуженно!) называют террористической организацией, а не «патриотическим движением», как предпочитают именовать европейцы тот же ХАМАС.
Впрочем, это уже большая политика. Возвращаясь к беспределу в Белфасте, который, к слову, с воскресенья еще не удалось взять под контроль, хотелось бы отметить, что сам конфликт разразился отнюдь не по вине католиков – напротив, виновными оказались протестанты. Если точнее – печально знаменитый Оранжевый орден, одна из протестантских организаций, официально именующих себя «парамилицейскими», а на деле являющимися такими же террористами, как и боевики ИРА. Правда, с одним серьезным, можно даже сказать, решающим отличием: ни одна из этих банд не обладает и долей той дисциплины и сплоченности, какой обладала Ирландская республиканская армия. В данном случае, не пытаясь сделать комплимент ирландским террористам, следует все же признать: с того самого момента, как командование ИРА объявило о прекращении боевых действий, все без исключения боевики, вне зависимости от своего отношения к этому приказу, боевые действия прекратили. Однако протестантские «парабоевики» ничего прекращать и не собираются: в очередной раз они организовали провокационный марш по католическим районам города, а когда полиция (британская протестантская полиция!) собралась им воспрепятствовать – началось побоище.
По большому счету, следует признать, что настоящими террористами в Европе являются исключительно исламские фундаменталисты. Все остальные террористические организации, в полном соответствии с тезисом Л. Троцкого о «метаморфозе революции», с течением времени превратились в обычные мафиозные организации. Все. Баскские сепаратисты вымогают деньги у баскских же предпринимателей на «борьбу за независимость», корсиканские боевики вымогают деньги за «крышу» у корсиканских крестьян, ИРА, как известно, долгие годы контролирует торговлю оружием и наркотиками в Северной Ирландии, а их противники, «оранжевые» протестанты, время от времени кидаются крошить друг друга, не поделив зоны влияния в протестантских районах Ольстера. Ясно, что в такой ситуации о прочном мире говорить не приходится: чтобы и дальше исправно выкачивать деньги из нелегального бизнеса, следует прилежно мутить воду и провоцировать конфликты. «Может, католики и объявили о прекращении боевых действий, но мы-то ни о чем таком не объявляли!» - цинично заявляет Джордж Мак-Глинт, лидер еще одной протестантской «патриотической» организации под названием LF (Liberty Front). Положение усугубляется еще и тем, что британской полиции, по сути, впервые даны полномочия действовать против незаконных формирований, еще вчера неофициально считавшихся «пробританскими».
До мира, настоящего, прочного мира Северной Ирландии еще, как говорят в Одессе, «надо дожить». Пока что, однако, тем из туристов, которые туда направляются, хотелось бы напомнить совет одного из шуточных путеводителей: «Если в Белфасте вас спросят невзначай, какого вы вероисповедания – гордо отвечайте: «Я буддист!» и не менее гордо, но очень быстро удаляйтесь».