Это оЧень хорошо что пока нам плохо!

Факты. События. Комментарии
№39 (492)

Цены на бензин растут с такой же скоростью, с какой поднимается температура у заболевшего гриппом. Вроде бы ничего хорошего в подорожании топлива нет. Однако некоторые вполне авторитетные эксперты считают, что для судеб Америки это имеет и несомненные положительные стороны. Известный экономический обозреватель Роберт Даниэльсон прогнозирует рост цен на бензин в ближайшие годы до 4-5 долларов за баррель, в результате чего непомерная прожорливость американского потребителя горючего должна постепенно прийти к норме. Правительству придется выработать новые энергосберегающие стандарты, изготовители автомобилей будут вынуждены создавать новые экономичные модели машин. Итогом станет сокращение зависимости страны от нефти, особенно экспортной.
Яростная атака урагана «Катрин» на южные штаты США лишний раз продемонстрировала, насколько болезненна эта зависимость. Пострадала лишь часть американской нефтедобывающей индустрии, но тут же возникла угроза глубокого экономического кризиса. Опасность таится не только в слепых силах природы. Как известно, две трети всех мировых запасов нефти сосредоточено в районе Персидского залива. Распространенные там страны во главе с Саудовской Аравией дают четверть мировой нефтедобычи. Стабильность региона весьма сомнительна. Поставки топлива могут сорваться по многим обстоятельствам – из-за действий террористов, вспыхнувшей вдруг войны, смены режима или в результате крупных политических перемен. Не слишком надежны и другие крупные поставщики, такие, как Россия, Венесуэла, Нигерия. Американские же запасы нефти не идут ни в какое сравнение с масштабными потреблениями горючего в стране.
В 1973 году, когда разразился первый нефтяной кризис, Конгресс и правительство США приняли несколько чрезвычайно важных решений. Был создан национальный стратегический резерв нефти, появились обязательные энергосберегающие стандарты в автомобилестроении. В период с 70-х до начала 90-х годов потребление горючего легковыми автомобилями заметно сократилось. Средний пробег на галлон бензина возрос с 13,5 до 20 миль, а грузовиков – с 10 до 16 миль. Но в период экономического бума 90-х годов общество начисто забыло о бережливости. Сократились и стратегические резервы нефти. В 1992 году они были рассчитаны на 83 дня, в 2000-м – только на 52.
В росте цен на нефть мы склонны винить монополистов ОПЕК или картельный сговор нефтепереработчиков, предпочитая не замечать собственной расточительности. Больше половины потребляемого нами горючего приходится на автомобильный транспорт. Но мы вовсе не собираемся переходить на малолитражные модели, именуемые в народе «коробками для обуви». Мы возлагаем чрезмерные надежды на так называемые гибридные автомобили. Да, они позволяют снизить расход горючего на 10 и даже на 50 процентов. Но вот расчеты, проведенные экспертом Мичиганского университета Уолтером Макманусом. В Америке сейчас 225 миллионов автомобилей, и чтобы заменить весь парк гибридами, нужно не меньше 15 лет. А за это время число автомобилей наверняка вырастет на 40 - 50 процентов, то есть в полтора раза. И вряд ли парк будет пополняться одними гибридами. Ведущие производители – Дженерал Моторс, Форд, Крайслер – к этому не готовы. В нынешнем году предполагается продать примерно 17 миллионов новых автомобилей, в том числе лишь 234 тысячи будут оснащены и бензиновыми, и электрическими двигателями. К 2009 году можно ждать выпуска 600 тысяч таких машин, не более. Не стоит забывать и о том, что производство гибридных автомобилей обходится на 3-4 тысячи дороже обычных. Не каждый американец может позволить себе такую покупку.
Расчеты ряда специалистов показывают: для того чтобы забыть об уязвимости нашей экономики и укрепить безопасность страны, необходимо сократить потребление горючего по меньшей мере в полтора раза. Пора понять, что эра дешевого бензина безвозвратно ушла в прошлое. Налоговая система и цены на бензоколонках должны соответствовать не столько нашему желанию и нашим надеждам, сколько реальным обстоятельствам.
Ко всему изложенному следовало бы кое-что добавить и пояснить. Прежде всего, рост цен до 4-5 долларов за галлон бензина произойдет, видимо, раньше, чем предполагает Роберт Даниэльсон.
В переводе на валюту США цена уже перевалила за 6 долларов за баррель в Великобритании, за 4 доллара в других странах Западной Европы, за 3 доллара в России. Так что времени для необходимых решений остается совсем немного.
Не менее важно, что подобные решения, какими бы масштабными они ни были, не способны полностью освободить США от связей с главными нефтедобывающими странами. Своими собственными ресурсами стране не обойтись. Существенно ослабить эту зависимость – задача реальная. И она, конечно, требует определенного самоограничения в потреблении топлива. Вероятно, дело не ограничится введением энергосберегающих стандартов или существенным увеличением выпуска малолитражных автомобилей и гибридов. Потребуются и чисто административные меры. Может быть, даже такие крутые, какие с недавних пор стали практиковать в бельгийском Брюсселе. Там по воскресным дням автомобильное движение по городским улицам воспрещено. Исключения сделаны только для полиции, машин скорой медицинской помощи и для инвалидов. Получается, помимо всего прочего, значительная экономия горючего. Бесспорно, Брюссель – город сравнительно небольшой и очень компактный. Однако и в Америке далеко не все города – мегаполисы, как Нью-Йорк, Лос-Анджелес или Чикаго. Есть регионы, где брюссельский опыт вполне можно использовать.
С этих позиций приходится признать правоту Роберта Даниэльсона: высокие цены на бензин, усложняющие жизнь большинству американцев, должны дать положительный эффект для общества в целом. Объективные обстоятельства обозначили предел бесшабашному потреблению горючего. Будет совсем хорошо, если подорожание бензина станет стимулом для развития общественного транспорта, нужда в котором обостряется в стране с каждым годом.