фиктивный БРАК

Подруга
№39 (492)

Олег 7 лет в Америке, Ольга - 5. Он из Львова, она из Краснодара. Он закончил один из нью-йоркских колледжей и работает программистом, она – ассистент стоматолога и учится на стоматолога. Хотя и в разное время, но оба они приехали сюда по одной и той же программе - work and travel, по студенческой визе J-1. Познакомились Олег и Оля здесь, в Нью-Йорке. Это красивая молодая пара, которая живет в мире и согласии. Если бы не одно «но» - Олег женат на американке, а Ольга замужем за американцем...
О том, что стоит за таким странным мезальянсом, я и побеседовал с ними. Имена и места их рождения мной, естественно, изменены.[!]
Work and Travel
Олег. - Эта программа, work and travel, существует давно. Тут очень много людей, по этой визе приехавших. Она подразумевает, что студент должен 3-4 месяца провести на территории США, работая на тех работах, какие найдет. За это время он зарабатывает 3-4 тысячи долларов, отбивая поездку, которая стоит где-то 1500 долларов.
- И назад?
Олег. - Ну да...
Оля. – Это наши тут вкалывают – те, кто из бывшего Советского Союза... У нас была девочка из Германии, которая в свое удовольствие работала 5 часов в день... Мы вкалывали по 12, чтобы собрать деньги. А она везде за это время побывала – на всякие экскурсии ездила... Провела это время, как нужно...
Олег. – Упирается все в деньги – если у тебя есть деньги, то ты в основном travel, а потом work. По этой программе едут изо всех стран, из Европы в основном. Поляки, венгры, румыны приезжают, как мы, вкалывать из-за денег. А из богатеньких стран – заработать и отдохнуть. Канадцы и ирландцы у нас были знакомые – вечером работали, потом пили, потом отсыпались, потом опять работали... Они не перетруждались...
-А потом виза закончилась, и дальше началось основное?
Олег. – Визу можно продлить. Но там много всяких ограничений. Например, некоторым, для того чтобы подавать на иммиграционный статус США, нужно провести за пределами Штатов 2 года. У нас такого ограничения не было - мы, в принципе, могли бы сразу эту визу переводить на любую другую. Оля так и сделала, а у меня не получилось.
-Олег, а где вы работали?
Олег. – В магазине в городке недалеко от Атлантик-сити. Заработал 6000 долларов. Тогда это были хорошие деньги. Была возможность или вернуться домой, во Львов, продолжить учебу в институте, или остаться здесь... Фанатизма по поводу жизни в Америке у меня не было. Но я решил, что останусь на год – с надеждой, что заработаю хотя бы столько, сколько зарабатывал летом... Я подал на студенческую визу F-1 через английские курсы и обратился к русскоязычным адвокатам, которые обещали мне сделать все документы. Потому что не знал, как заполнять applications, не имел даже понятия, где брать их, куда отсылать, куда обращаться. Заплатил я за это 700 долларов – просто за заполнение 10-ти строк. И начал учиться. Работал и учился – ходил на курсы английского языка. Прошло 90 дней – визы нет. Я начал волноваться. Прихожу в манхэттенский офис, где находились эти так называемые адвокаты, - двери закрыты, никого нет. В результате визы я не получил. Сделал запрос в INS, и мне ответили, что «ваши документы даже не приходили». Их даже не отсылали... Потом другие русские адвокаты мне предлагали: «За 1500 долларов мы вам сделаем и ту визу, и вторую...» Но я уже понял, что нелегальность мне здесь обеспечена, и решил, что доживаю до лета (а тогда была зима), зарабатываю, а в конце августа уезжаю на Украину. Перспектив не было, а выхода было три – либо выиграть грин-карту (тогда для этого еще не надо было выезжать за пределы США), либо уехать, либо – брак с гражданкой США.
Брак как решение проблемы
-Каким образом вы вышли на эту гражданку?
Олег. - Это все везение. Я понимал, что никому здесь не нужен. Это сейчас я уже знаю, какой я красивый (смотрит на Олю и смеется)... Я работал тогда в Манхэттене консьержем на кэш. Со мной работал парень, который был привезен сюда из Перу в возрасте 4 лет. Для испаноязычной комьюнити фиктивные браки – не новость. Они между собой часто женятся, привозят своих. И этот парень мне говорит: «Хочешь, я попытаюсь найти для тебя кого-то?» Правда, 2000 долларов я должен был ему за посредничество...
-А самой женщине, на которой вы должны были жениться, – сколько?
Олег. -10000 долларов.
- Прямо сразу надо было заплатить?
Олег. – Нет, конечно. Это же просто бизнес, где каждый пытается себя защитить... В общем этот парень начал искать кандидатуру. Предлагал мне несколько вариантов. Все они были его близкие знакомые те, с кем он учился, с кем во дворе играл еще малышом... И вот так нашел женщину, рожденную в США, чья семья – из Пуэрто-Рико, но давно американизированная. Ее папа и мама – уже американцы, скажем так.
- А как происходит знакомство?
Олег. - Она пришла посмотреть на меня.
-У вас есть разница в возрасте?
Олег. - Она старше меня на девять лет... До этого мой приятель предлагал другие варианты заочно. Какая-то итальянка заломила вообще 40000 долларов. Но она, наверно, не понимала, о чем речь, или, наоборот, очень хорошо понимала... В этой ситуации я осознал, что нужно идти ва-банк... Выгодно, не выгодно, получится, не получится... Просто - или да, или нет. И когда пришла эта пуэрториканка и я ее увидел, мне показалось, что она более-менее подходит. Хотя разница в возрасте меня немножко отпугивала. Мы договорились о деньгах. Приятелю я сразу же отдал деньги. А с ней мы начали сотрудничать. Первый взнос в размере 2000 долларов был получен ею сразу после росписи. Договор был такой – после получения мной грин-карты я выплачиваю до 5000, а еще 5000 - после развода.
- Грин-карту вы уже получили?
Олег.- Да. Но еще не полностью с женой рассчитался.
- А она как-то давит на вас?
Олег. - Нет. Мне повезло, что она оказалась очень порядочным человеком, и сегодня в наших отношениях бизнес перестал играть первостепенную роль. Мы стали друзьями. Например, в свое время, когда у меня не было машины, она меня везде возила...
- А как же с проверками? Ведь вам, наверно, нужно было жить в одной квартире?
Олег. - Ничего этого не было, хотя мы, конечно, готовились. Ведь главная идея – это пройти интервью. Все эти дела, все договоры не имеют никакого смысла, если не проходишь интервью. Оно проводится в INS, в Манхэттене... Это делается так: сначала люди расписываются, потом жена как гражданка США подает петицию, просит власти США дать мужу официальный статус. Сейчас оформить все документы стоит где-то около 1000 долларов. На следующий день после заключения брака со свидетельством на руках можно уже заполнять бумаги. Я почитал все, что об этом было написано в интернете, и сам все заполнил, она подписала, и мы их отослали. И начался самый длительный период – ожидание вызова на интервью.
- А где вы жили в это время?
Олег. - Я снимал комнату, она жила у себя. Для интервью нужно предоставить доказательства, что вы живете вместе. В принципе, это оказалось не так уж тяжело. Главное, чтобы жена тебе доверилась и дала согласие использовать ее имя, как тебе надо. Я сделал пару биллов на ее имя, купил машину, мы сделали страховку на двоих, вместе открыли банковский счет. Во время наших поездок делали много фотографий...
-Адрес на документах вы указывали свой или ее?
Олег. - Свой. Надо было указать, где живешь. Так как я хотел контролировать бумаги сам, то решил, что адрес будет мой. Для того, чтобы показать, что она живет у меня, мы сделали телефонный и газовый биллы на ее имя. «Кейбл» был на мое... Сделали, что называется, полный «микс». Самое смешное в том, что в реальной жизни такого не бывает. Даже если твоя девушка переезжает к тебе жить, то ты не будешь звонить и просить кого-то сделать на ее имя билл. Какой в этом смысл?
Оля. - Даже те, кто по-настоящему вместе живут и готовятся к интервью, делают то же самое. Специально.
Олег. - Иммиграционные службы людей вынуждают это делать.
- Сколько продолжалась подготовка к интервью?
Олег. - Мы поженились в декабре, отправили бумаги в январе. Вызов на интервью пришел в мае следующего года.
- Прилично.
Оля.- Прилично? Это у него еще мало было... Я стояла в очереди три года.
Испаноговорящий источник
- А вы точно так же нашли себе мужа?
Оля. - Примерно. Через знакомых. Так же встретились, обговорили – ты мне столько-то, я тебе столько-то...
-Порядок цен тот же самый был?
Оля. -У меня было всего 10000 долларов. 2000 я отдала знакомой, которая мне нашла мужа. Она спросила: «Сколько ты хочешь потратить?» Я говорю: «10000 долларов, но это включая тебя – насколько ты его уломаешь. Остальное твое». Поэтому она с ним договорилась на 8000 долларов.
Олег. – Кому я ни говорю в русской комьюнити, что это 10000 стоит, они удивляются: «Ой, да это ж бесплатно!»
-Оля, а этот американец вас старше?
Оля. - Да. Он у меня тоже пуэрториканец. Мы после опыта Олега уже стали разбираться, кто есть кто, кто сколько берет... Решили, что русские очень много берут, и с ними мы связываться не будем. Источник у нас получился испаноговорящий... (смеется)
-А сколько берут русские?
Оля.- Я слышала, что 15000 долларов в год.
- В течение какого количества лет?
Оля. - Пока не скажешь, что хочешь разводиться... А здесь, что у Олега, что у меня, сработало то, что они не знали, сколько это стоит.
Олег. - И самое главное, не знали, сколько это продолжается...
Оля. – Плюс к этому, и у меня, и у Олега получилась ситуация, что и его жене, и моему мужу нужны были деньги. Поэтому когда я давала сразу 3000 долларов, а Олег 2000 долларов, для них это были просто бешеные деньги. Когда в конвертике за то, что ты сходил в Сити-холл и расписался, им дают тысячи, у них просто вот такие глаза!
Олег. – Моя жена сомневалась до самого последнего момента, и когда я ей просто отсчитал сотнями 2000 долларов (а у нее было на кредитных карточках 6000 долларов долга, и она, что называется, уже не могла себе позволить платить) – это надо было видеть. Done deal!
-Оля, а как у вас сложились отношения с мужем?
Оля. - Дружеских отношений не было, только деловые. Я решила, что мы будем жить у него - на бумаге. То есть вся моя корреспонденция приходила к нему. Полгода я его, наверно, не видела вообще – с тех пор, как подала документы и получила employment authorization. И потом, когда это все стало затягиваться, мы с ним практически не общались. У меня было штук 20 общих с ним фотографий. Я сразу отдала ему 3000 долларов, а потом ничего не платила до получения грин-карты. Мое интервью не так быстро было назначено. Я вышла замуж в июне 2001, а грин-карту получила только в мае этого года.
- Вы уже отдали ему все деньги?
Оля. – Нет, не все. Мы еще не развелись. Оказывается, разводиться просто так тоже нельзя – для этого нужно жить отдельно (separated) один год... Но тут у меня еще одна проблема появилась. На момент интервью он уже в Нью-Йорке не жил. Через месяц после того, как он рассчитался с работой, пришло приглашение на интервью. А он мне заявляет: «Я уезжаю во Флориду». За неделю до интервью он мне звонит оттуда и говорит: «Ты знаешь, я тут нашел работу и, скорее всего, на интервью не приеду». Я неделю не спала, потом до меня дошло, что он просто хочет, чтобы я ему билет оплатила...
Олег. – Но они, что называется, не злобные. Наши бы стали шантажировать по полной программе.
Оля. – Они тянут денежку, но потихонечку – на то, на се. Но при этом еще и боятся. У меня так получилось, что через месяц после того, как мы поженились, он мне заявляет: «Ну ты ж мне все равно деньги должна. Можешь мне дать, пожалуйста? У меня машина поломалась, мне надо 800 долларов на ее ремонт». Я ничего не сказала, опять ночь не спала, все не знала, что ему говорить. Но мы с Олегом решили, что я ему позвоню и скажу: «Знаешь что, пошел ты... Я сейчас уеду в свою страну, и ты меня никогда там не найдешь – ни по social security, ни по другим документам. А я тебе оставлю все проблемы – кредитные карточки, долги...» Набралась храбрости, сказала это, и больше он у меня денег не просил никогда.
- Вы, как я понял, познакомились с Олегом, когда у него все уже было в порядке?
Оля. – Мы познакомились, когда он уже был женат, но только подал на грин-карту. А я еще два года висела на визах. Потом мы с Олегом перешерстили всех его знакомых и случайно нашли мой вариант.
- Олег, на сегодняшний день вы уже в разводе?
- Нет. Я жду гражданства...
Оля. - Это от желания человека зависит. Я, например, не хочу ждать. Я хочу уже сейчас развестись.
Олег. – А у меня нормальные отношения. Меня никто не прессингует. Для моей жены не проблема находиться в браке. Замуж за кого-нибудь другого она не собирается.
-А с Олей она знакома?
Олег. – Конечно. Мы каждые выходные проводим вместе, постоянно куда-то ездим. Сабина - любительница аттракционов, развлечений...
Оля. – Она нас домой к себе приглашает, в компании... На всякие свадьбы мы с ней ходили, на «бэби шауерс»... В гости к нам приходит. Придет и сидит, не хочет уходить...
Олег. – Часами рассказывает что-то. Мы уже спать хотим, но не выгонишь же... В этом плане нам очень повезло. О бизнесе уже даже и речи не заходит. Ну иногда, раз в полгода, когда ей нужны деньги, она спрашивает: «Можно я возьму 500 долларов?» И вот только тогда я говорю: «Сколько же я тебе должен остался?»
Оля. - Но, как вы понимаете, на такие браки нормальные люди не соглашаются. Под нормальными я имею в виду устроенных, пусть не богатых, но не нуждающихся, оседлых...
Олег. – Нет, ты не права, Оля. Сабина - обычный работающий человек, зарабатывает, не пьет, не курит.
-А кем она работает?
Олег. – На городской работе, в школьных автобусах сопровождающей. Не бей лежачего работка, зарплата там минимальная. Но она не гуляет, по барам не ходит... Все, что она зарабатывает, тратит на себя и свою машину. У нее семья: мама, папа, брат с герлфренд, они там толпой живут – с детьми...
Оля. – Но все равно, Олег, согласись, что на это идут те в основном, у кого какие-то финансовые проблемы. А мой муж – тот вообще без башки, грубо говоря. Не чувствует никакой ответственности ни за что, только ищет, с кого бы скачать денег – а вдруг получится... Я не хочу сказать, что он не работал. Главное, о чем я знала, исходя из опыта Олега, когда искала человека на роль мужа, – он должен был быть работающим. Если человек не работает, он не может являться спонсором – это очень важно при подаче документов. Хотя сколько он зарабатывает, никого не интересует.
- Оля, как я понял, вы тоже уже получили грин-карту?
Оля. – Да. Единственная проблема встала, что мы не были «сепарейтед» год, поэтому мне сейчас не могут оформить развод. Адвокат мне говорит: «Давай скажем, что вы год назад уже не жили вместе». А как я это могу сказать, если у меня только в мае было интервью?
Олег. – А в моем случае я только до получения гражданства буду состоять в браке...
Правду, правду,
ничего, кроме правды
-Само интервью что из себя представляло?
Олег. – У меня было очень тяжелое интервью. У моей жены есть дочь, но жена моя никогда до этого не состояла в браке. Она родила дочь в 18 лет. Дочь живет с ней. И на момент интервью дочери было 15 лет – как раз такой возраст, что договориться с ней совершенно было невозможно. На интервью я пошел без адвоката, только с женой. У меня была пачка документов, альбом толстый с нашими фотографиями. Плюс я просил родителей из Львова присылать открытки. Они сами не могли сюда приехать, но нужно же было показать какую-то связь с родителями. Главное, чтобы там вверху было на английском написано: «Олегу и Cабине». Кроме того, я им слал тексты на английском, чтобы они мне их присылали.
- Прямо Штирлиц какой-то!
Олег. – Да. Нужно было легенду придумать, вот мы ее и придумали.
- А с дочкой общий язык вы нашли?
Олег. - Она вообще не хотела в этом участвовать. Как раз на этот момент пришлось интервью. И, грубо говоря, мы его провалили по полной программе. Мы пришли в INS, сидели с толпой таких же, как мы, соискателей семь часов - там живая очередь оказалась. Молодая офицер, красавица лет 35-ти, завела нас в комнату, мы сели, подняли руку в знак того, что «клянемся говорить правду, только правду, ничего, кроме правды»... Нельзя сказать, что офицер с нами просто беседовала, она, конечно, была предвзятой... Некоторые вопросы она задавала по три-четыре раза – то мне, то жене. Сначала, для разгона, вопросы были легкие: «Где познакомились? Где вы живете? По какому адресу?» Первый серьезный вопрос был такой: «Когда вы последний раз видели родителей жены?» Мы проработали три листа вопросов, я составил список, все это Сабина выучила, знала, как зовут родителей, как писать их имена, но обо всем не договоришься. У нас была легенда, что дочь Сабины живет не с нами, а с бабушкой, потому что мать не хочет, чтобы дочь вмешивалась в наши отношения. В реальной жизни ничего в этом особенного нет, но для интервью это не очень хорошо – возникают вопросики. И офицер за это схватилась: «А где дочь?» «У бабушки». «А какой там номер телефона?» Мы его дали, конечно же. Офицер сказала: «Ну, хорошо, подождите». Вышла и позвонила. Дальше все пошло по самому плохому сценарию. Мама и дочь жены знали про интервью, но мы их не предупредили, что им могут позвонить. И как раз дочь подняла трубку. Она нам так и не объяснила, о чем ее спрашивали. Видимо, спросили, знает ли она такого-то. Она ответила, что знает, но не более того... Когда офицер вернулась, то попросила меня пойти с ней. Вывела меня в общий зал, посадила и сказала: «Ждите». Сама вернулась, и начала «колоть» жену. Сабина потом мне передала, что офицер ей сказала: «Вы понимаете, что если ваш брак недействителен, то пострадаете и вы, и он?» Жена моя расплакалась: «Он мой муж, а больше я ничего не знаю»... Это, наверно, нас и спасло. И когда потом офицер вернулась за мной, она сказала: «Ваш кейс будет оставлен на рассмотрение». Это, грубо говоря, провал. Обычно после интервью ставят штамп в паспорте и дается временная грин-карта. Мне же ничего не поставили в паспорте, а ручкой написали pending status. Когда я вернулся домой и открыл интернет, то узнал, что это означает еще одно интервью, более серьезное. В этом случае, как пишут в интернете, рассаживают по разным комнатам, задают вопросы и «ловят»... Не знаю, насколько это реально, потому что у меня все на этом закончилось. Случился теракт 9.11. И все полетело к чертям – непонятно, где документы, когда и куда обращаться. Началась неразбериха.
Оля. – Неразбериха в том плане, что приходишь в INS и спрашиваешь: «Где мое дело?» Они говорят: «У нас вашего дела нет. Открыли новый центр, мы все документы отправили туда, звоните им». Звонишь им, те говорят, что тоже ничего не знают...
Олег. – Они запрашивают в компьютере информацию, а там просто написано: «Кейс открыт». Ждите... Мы ждали два года. Я уже стал врать жене, что ничего страшного, это нормально. Хотя сам понимал, что не нормально.
Оля. – А потом просто уволилась та офицер, которая вела их кейс, и это дело передали другому человеку. Он открыл папку и увидел, что оно тянется с 2000-го года. И Олега просто вызвали и поставили печать.
Олег. – А через неделю мне пришла грин-карта.
Если повезло с человеком...
-А у вас как проходило интервью?
Оля. -У меня было сложнее. Я каждую неделю тряслась – почему у меня нет приглашения? Миллионы раз я была на Федерал-Плаза, и мне говорили: «Ждите». А в момент, когда я получила вызов на интервью, мой муж взял и переехал. И без адвоката пойти на интервью я уже не рискнула. Я была у десяти адвокатов. И всем рассказывала, что у моих знакомых было интервью, на котором мужа вывели, а жена осталась и ее допрашивали... Все, как один, сказали, что это незаконно, офицер не имеет права так делать, и если бы там был адвокат, такого бы быть не могло. Я спрашивала у адвокатов: «Что вы делаете на интервью?» Они все отвечали: «Ничего. Просто сидим и следим за процедурой». И я наняла адвоката, конечно. Муж приехал - буквально на один день. Я написала ему целое сочинение: «Мою маму зовут так-то....» Выдавала листы и говорила: «Учи наизусть»... Мне, кстати, понравилось, что он ответственно отнесся к интервью. Когда ему задали вопрос: «Как зовут родителей твоей жены?», он ответил без запинки. Если вы спросите, как выглядел мой офицер на интервью, я не вспомню. Я так боялась, что меня колотило, сидела, сложив руки, чтобы они не тряслись. Но нас никто не «ловил». На меня офицер, по-моему, не посмотрела ни разу. Она смотрела в бумаги и спрашивала: «Ваш адрес? Ваш старый адрес? Ваш телефон новый? Ваш телефон старый? Если у вас общие дети?» Я думаю, что мое интервью длилось минут десять.
-А адвокат был американец?
-Благодаря моему мужу мы нашли адвоката-доминиканца, который сразу, как мы только вошли, понял, кто мы такие. Поэтому он не задавал лишних вопросов, только посмотрел в бумаги, сказал, что у нас все в порядке... Отнесся с пониманием.
-А сколько вы ему заплатили?
-500. Другие брали 750. Я подумала, какая разница, все они одинаковые... Он внушил мне доверие тем, что стал рассказывать, как легализует мексиканцев, которые перебегают через границу. То есть на этом он специализировался!
-Ваш путь в Америку можно назвать героическим, ей-богу. Стоит ли это все тех усилий и нервов, которые вы затратили, по большому счету? Ведь фиктивный брак – это все равно обман...
Олег. – Я считаю, что если повезло с тем, за кого ты выходишь замуж или на ком женишься, и если ты для себя решил, что США – это страна, где ты хочешь жить, то для человека, которому другого пути сюда нет, игра стоит свеч...
Оля. – Конечно, стоит. Но мы рассказали в общем, как это происходило. А как это происходило каждый день или каждый год, например, когда возникала проблема с заполнением «инкомтакса», рассказать сложно. Когда считали, кто кому сколько должен, и неожиданно вылезали долги – по файлам все нормально, а потом вдруг оказывается, что муж должен правительству 2000. И весь мой возврат уходил туда... Этот путь – не из легких... У нас есть знакомые, которые подавали на грин-карту как беженцы. Они говорят: «Зато мы ни от кого не зависим». Правильно. Мы зависим, и надо лавировать – эти люди ведь понимают, что помогают нам...
Олег. – Я считаю, что если повезло с человеком, то этот путь довольно легкий.
Оля. – И Олегу, и мне более-менее повезло. Нас никто не обманул...
Олег. – Пока...
Оля. – Но надо было самим все делать...
Олег. – А какой путь не тяжелый? Это просто один из путей. У нас с Олей эмиграция не совсем, вроде бы, правильная – обман, фиктивные браки. Мы натерпелись, вроде бы. Но вот у меня есть друзья, которые приехали сюда по HB-1 визе, что называется, как белые люди. Сразу на хорошую зарплату. Но, чтобы получить грин-карту, они прошли через неменьшие проблемы. Наши проблемы были связаны с обычными людьми, их – с работодателями.
Оля. - Я почувствовала, что это стоит того, когда в этом году съездила в отпуск домой, когда подала с гордым видом свою грин-карту на контроле и спокойно прошла!


Комментарии (Всего: 4)

Молодцы ребята! Через тернии к звездам!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Молодцы ребята! Через тернии к звездам!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Зачем же из обманщиков, лгавших под присягой, делать героев?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Зачем же из обманщиков, лгавших под присягой, делать героев?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *