В оковах страха

В мире
№6 (825)

 

Израиль предоставляет убежище тысячам экономических беженцев из Африки, но не хочет помочь горстке последователей Фалуньгун из Китая, которым на родине грозят пытки и трудовые лагеря
 
Ей чуть более 20, и она мало чем отличается от китайских девушек, работающих в Израиле сиделками. Небольшого роста, черноволосая, смуглая, приветливая и общительная, Ана прекрасно владеет английским и разговаривает на беглом иврите. Как и многие иностранные рабочие, она надеется, что через месяц ей продлят трудовую визу. 

Однако в отличие от них, возвращение на родину будет означать не просто потерю заработка. В Китае ее ждут исправительно-трудовые лагеря, побои, пытки, унижения и возможное исчезновение в никуда, как это произошло и происходит со многими гражданами этой страны.

Ана - последовательница китайской методики Фалунь Дафа (Фалуньгун), распространившейся по всему миру. “В случае депортации меня постигнет участь моей сестры”, - говорит она. Сестра Аны была арестована в марте 2011 года, и с тех пор о ней ничего не известно. Человек существует, потом пропадает без вести, исчезая с лица земли - рядовая ситуация в тоталитарных режимах. 

“Говорили, что она в концлагере, без зубов, со следами побоев, но точно ничего не известно”, - продолжает Ана. Ее семья и муж предупреждают, чтобы она ни в коем случае не возвращалась, так как ее участь будет еще страшнее - ведь Ана не просто член опасной секты, но и “враг народа”. Только “трудовым воспитанием” здесь не ограничиться. 

Фалунь Дафа мало чем отличается от восточных духовных практик. Человек не слишком сведущий вряд ли отличит Фалунь Дафа от “цигун” и тай-чи. Так же, как и они, Фалунь Дафа, которое переводится как “Колесо Закона Будды”, включает в себя составные части восточных учений, в том числе буддизм и даосизм, занимаются медитацией и самоуглублением. Также она сохраняет традицию передачи знаний от учителя ученику. Три задачи, которые создатель методики Лу Хунчжи ставит перед своими последователями, определяются как “Правда - Сострадание - Терпимость”. 

Если бы речь шла о небольшом движении, власти КНР, возможно, закрыли на него глаза. Однако, возникнув в 1992 году, Фалунь Дафа обрела такую популярность, что стала восприниматься режимом как прямая угроза. К концу 90-х число последователей движения достигло почти 100 миллионов, превысив количество членов компартии. Реакция была неизбежной. Фалунь Дафа превратилась в демоническую секту и была объявлена вне закона. Сотни тысяч людей были арестованы, брошены в тюрьмы и концлагеря. По ориентировочным данным, число заключенных превышало в начале прошлого десятилетия 800 тысяч, но точные цифры никто не знает. В разгар гонений в январе 2001 года пятеро сторонников Фалунь Дафа подожгли себя на площади Тяньаньмэнь в Пекине, но этот шаг не остановил коммунистический режим. Большинство арестованных или не возвращались вообще, или возвращались инвалидами, боящимися любого шороха. Тем, кому удавалось ускользнуть от режима, рассказывали, что власти практикуют изъятие внутренних органов у заключенных.

Часть последователей Фалунь Дафа бежали за границу, распространяя тем самым далеко за пределы Китая учение Лу Хунчжи. “Трудно сказать, сколько приверженцев этой практики в Израиле, но можно точно сказать только одно: число их растет”, - говорит Рой Бар-Илан, директор гимназии в молодежной деревне “Аянот” возле Реховота, некоторое время назад увлекшийся Фалунь Дафа. Бар-Илан - страстный приверженец методики Лу Хунчжи. Он считает, что занятия Фалуньгун изменили его внутренний мир и отношение к действительности. “Многие годы я пытался бросить курить. После того как начал заниматься Фалунь Дафа, я не курю уже несколько лет, - улыбается он. - Это продуктивный метод гармонизации, физического и душевного очищения, не имеющий ничего общего с религиозными культами или сектами”.

Ана открыла для себя практику Фалунь Дафа в 1998 году случайно: свекровь, которой она жаловалась на постоянные мигрени, посоветовала ей принять участие в медитации одной из групп. “Я пошла, не веря, что это может что-то изменить. Первый раз мы собрались в городском парке - около 200 человек. Учитель дал мне упражнения. Когда я начала их выполнять, меня прошиб пот, закружилась голова. Я испугалась, подозвала его, он сказал, чтобы я продолжала. Затем по телу разлилась удивительная легкость - это было волшебное чувство. По мере продолжения тренировок мигрени не только прекратились, но я начала испытывать подъем и спокойствие, которые искала”, - рассказывает Ана. Группа собиралась в выходные, и занятия не мешали работе и обыденной жизни.

В занятиях Фалунь Дафа она участвовала менее года - в 1999 году начались репрессии, и страну сковала атмосфера страха. “Страх - доминирующее чувство в китайском обществе, - говорит она. - Большинство людей потеряли родных во время культурной революции. Мой дед также стал жертвой государственного террора. Страх парализовал меня, даже дома я боялась заниматься Фалунь Дафа”.

В 2002 году у Аны появилась возможность приехать в Израиль по трудовой визе, и с этого времени она работает сиделкой. Поразительным для нее было открытие, что люди могут жить без постоянного страха и без опаски выражать свои мысли. Другое открытие было болезненным. “Когда я рассказывала китайским рабочим о Фалунь Дафа, они уходили или отворачивались. Им внушали, что это - ужасная секта, и они страшились, что власти доберутся до них и здесь”.

С ее родины, между тем, приходили тяжелые вести. “Мои друзья рассказывали о пытках, истязаниях в тюрьмах и трудовых лагерях. Люди, которых я хорошо знала, пропали без вести, были искалечены или находились в глубокой депрессии. Я плакала, когда слышала все это”, - говорит она.

В 2006 году Ана поняла, что должна говорить от их имени. “Я не могу радоваться свободе, зная, что моя сестра, мои друзья в концлагере и, возможно, уже не выйдут оттуда”, - продолжает она.

Ана получает поддержку израильтян. Пожилая женщина, у которой она работала, прошла Катастрофу, и видит прямые параллели между тем, что происходило в Европе с евреями, и тем, что происходит с последователями Фалунь Дафа в Китае. “Возможно, если бы было больше таких, как ты, то больше евреев было бы спасено в свое время”, - сказала она ей.
Трагедия в том, что сама Ана рискует из защитницы превратиться в жертву - МВД не торопится предоставлять ей право на жительство и даже продлевать визу. Каждые три месяца она должна получать штамп в трудовом удостоверении, от которого зависит ее пребывание в стране. Если штамп не будет проставлен, ее ожидают “исправительные работы”.

Осознают ли в МВД степень опасности, которая угрожает девушке в случае высылки из страны? “Думаю, они не хотят понимать. Так им легче”, - говорит Бар-Илан. Более всего его возмущает абсурдность ситуации. “Приверженцев этой практики в Израиле 25 человек. Всего 25! Они - жертвы репрессивного режима и ищут прибежища в Израиле не по экономическим соображениям. Это - вопрос жизни и смерти. Они - законопослушные граждане, за которыми никогда не числилось каких-либо нарушений. Почему можно предоставлять убежище тысячам людей из африканских стран, которые рвутся в страну в поисках лучшей жизни, и отказывать таким людям, как Ана?!” - спрашивает он.

Его мнение разделяют и в Юридическом форуме в защиту Эрец-Исраэль. “Со стороны израильского правительства было бы логично отправить на родину всех незаконных мигрантов, остающихся в Израиле исключительно ради экономических благ, прежде чем изгонять тех, кто действительно нуждается в политическом убежище”, - заявила адвокат Юридического форума Авиталь Цхор. Цхор призвала МВД не допустить депортации последователей Фалунь Дафа, однако ответа пока не получила.
Бар-Илан говорит, что обращался в самые разные правозащитные организации. Его понимают, но дело не двигается с мертвой точки. 

Ана надеется, что их просьба будет удовлетворена. “Израиль - демократическое государство, и мы верим, что здесь поймут, какая участь нас ожидает в противном случае”, - добавляет она. К сожалению, демократия, как и милосердие, слишком часто бывают избирательными...

Александр Майстровой
Фото автора