Из пушки – по воробьЯм

Мнения и сомнения
№40 (493)

Шесть десятилетий назад две сброшенные с неба атомные бомбы в мгновение ока испепелили или жестоко изуродовали сотни тысяч людей. Шесть десятилетий подряд не стихают споры, надо ли было таким образом расправляться с городами Хиросима и Нагасаки. И все шестьдесят лет мир жил надеждой, что первые ядерные удары окажутся и последними в истории человечества. Надежды подкреплялись многочисленными международными соглашениями. Хотя число стран, обладающих этим чудовищной силы оружием, постепенно росло, достигнутых договоренностей никто не нарушал. Кровавые конфликты вспыхивали то в одном, то в другом регионе планеты, однако характера ядерной войны они не приобретали.[!]
Не станем ссылаться на возросшую степень гуманности правительств разных стран. Может, и она имела место. Главным же фактором сдерживания была и остается высокая вероятность ответного удара. Фактор не новый. Он сработал и в период Второй мировой войны, когда ни одна из сторон не решилась использовать в беспощадной борьбе с противником ни ядовитые газы, ни бактериологическое оружие.
Важная особенность современных технологий состоит в том, что они по определению не могут долго оставаться секретным достоянием одной страны или небольшой группы государств. Это в давние времена китайцам, например, удавалось сохранять в глубокой тайне способ изготовления тончайшего фарфора. Теперь не так. Как бы ни была сложна освоенная технология, как бы тщательно ни охранялась от посторонних глаз, она довольно быстро становится доступной для всех. Просто одни в ней не нуждаются, для других она слишком дорого стоит, за третьими бдительно следят международные организации. Так или иначе распространение ядерного оружия на земном шаре идет, слава Богу, достаточно медленными темпами.
Просочившиеся в открытую печать сведения о доктрине превентивного ядерного удара, подготовленной в Пентагоне, лишь на первый взгляд меняют сложившуюся ситуацию коренным образом. Прежде всего, официально зафиксированные законы войны и сегодня запрещают применение ядерного оружия. Преодолеть такой запрет – весьма сложная политическая и дипломатическая задача. Насколько известно, президент, он же главнокомандующий войсками США, конкретных директив пока не подписал.
Что касается самой доктрины, то ее значение не стоит переоценивать. В генеральных штабах многих стран разрабатываются планы ведения боевых действий на случай любой войны. Лев Толстой, великий писатель и офицер с немалым военным опытом, как известно, не очень высоко оценивал практическую пользу таких планов: «Гладко было на бумаге...» Но их все равно готовить нужно, пусть даже фигурирующий в планах противник в реальности так и не появится и схваток с ним не произойдет. Генеральный штаб обязан предусмотреть максимальное число возможных вариантов. Еще одна доктрина не помешает. К тому же она сама по себе способна несколько укротить агрессивные амбиции вероятного противника.
Не будучи военным специалистом, трудно судить о конкретных тезисах новой доктрины Пентагона. Вместе с тем одна из позиций документа не может не породить сомнений у тех, кто более или менее внимательно следит за важнейшими событиями нашего времени. Речь идет о возможности применения новейших образцов ядерного оружия в борьбе с международным терроризмом. Опыт последних лет, как представляется, убедительно доказал чрезвычайно малую эффективность наиболее мощных средств ведения боевых действий с террористами. Обычно это мелкие, малочисленные группы, не имеющие постоянных мест дислокации, нападающие, что называется, из-за угла, внезапно. У них нет ни фронта, ни тыла, они не носят военной формы и далеко не всегда находятся в подчинении единого командования. Во всяком случае большинство экспертов не считают, что все нити управления террористическими группами находятся в руках бен Ладена в далеком Афганистане.
Группировки террористов мало похожи на регулярные воинские подразделения и гораздо больше – на шайки бандитов, насильников и грабителей. Но с шайками уголовников даже танками не воюют. Никому не приходит в голову громить воровскую «малину» ракетными установками, тем более ядерными бомбами. Тут, наверное, требуются умелые полицейские акции, а вовсе не стратегически сложные воинские операции. Трудно представить себе обстоятельства, которые могли бы сделать достаточно эффективным использование ядерного оружия в Ираке. Нечего и говорить о том, что подобная акция способна хотя бы на йоту улучшить отношение американской и мировой общественности ко всей иракской военной кампании. Скорее, наоборот.