ПОД ДВУГЛАВЫМ ОРЛОМ ВПЕРЕД - К СТАЛИНИЗМУ

История далекая и близкая
№6 (825)

 

Недавно в Москве вышла книга “Война”. Автор Владимир Мединский - доктор педагогических наук, профессор института международных отношений, депутат российской государственной Думы. В таком статусе г-н Мединский - постоянный участник телевизионных дискуссий, на которых выглядит вполне достойным человеком. Особенно после того как недавно с думской трибуны предложил наконец вынести тело Ленина из Мавзолея.

И вдруг явно просталинское произведение, появление которого может иметь разные причины. Наиболее вероятная - предстоявшие перевыборы власти и необходимость поддержки партии “Единая Россия” большим числом избирателей.
В начале книги автор пытается предстать либералом, непредвзятым исследователем. Для этого своеобразия отдает должное вкладу в победу еврейского народа - “интеллигентов, торговцев, ростовщиков, как в ветхозаветные времена, ставшего народом-воином”. Столь же тепло говорит он о маршалах, даже Ворошилове, Буденном, подвигах солдат, летчиках-героях. Не забывает упомянуть также жестокость и своевластие вождя. Однако большая часть 600-страничного сочинения явно предназначена для удовлетворения запросов миллионов русских националистов, чекистских и военных ветеранов, бывших партаппаратчиков, новых молодогвардейцев, сановных лиц. Для этого автор наделяет их и своего кумира Сталина выдуманными качествами, искажает реальные события, нередко прибегая к архивам советского агитпропа. Качества “великой” личности не формулирует, они производны от приводимых многочисленных примеров. В большинстве наивных, надуманных, часто опровергаемых самим писателем фактическими данными.

Так, непременная успешность вождя иллюстрируется примерами испанской кампании и финской войны, довоенных германо-советских отношений. В испанской войне 1936 года, несмотря на огромную советскую помощь, республиканское правительство потерпело поражение. Однако, по авторской версии, СССР достиг успеха, заключавшегося в положительном испытании доставленного нового вооружения, в том числе полумиллиона винтовок, тысяч пушек, пулеметов. Профессор упустил, что в то время это вооружение было только дореволюционного образца, испытанное еще в русско-японскую войну. То же с финским “успехом” в войне 1940 года, состоявшим в потерях финской стороной 46 тысяч и солдат и волонтеров. О 200 тысячах павших, пятой части наступавших советских солдат автор предпочел умолчать.

Советский вождь был вполне успешен и при реализации в 1939 году торгового договора с нацистской Германией. Якобы в обмен на передовые немецкие технологии Советы поставляли лишь пух, щетинку, осину для спичек, кормовое зерно. Пшеница, нефть, стратегическое сырье в книге не значатся.

Такого же порядка подтверждение фантастической сталинской прозорливости. В испанскую войну СССР приютил несколько сот детей республиканских бойцов. Согласно автору, победивший республиканцев фашистский диктатор Франко отблагодарил СССР посылкой в помощь Гитлеру на германо-советский фронт всего одной дивизии и то из бывших уголовников. Оказывается, предвидел вождь и будущую помощь китайского правительства, послав в японо-китайскую войну свои самолеты бомбить аэродромы с японскими бомбардировщиками. Будто за это китайцы в 1941 году объявили Германии войну. Такие же последствия у автора имела советская победа на Халхин-Голе, после которой потерпевшие поражение японцы не решились в 1941-м напасть на СССР. Через страницу сам сочинитель признает, что в это время в планах Токио было уже вторжение в Юго-Восточную Азию.

Главным же “открытием” писателя-фантаста явился гуманизм вождя. Это качество выводится даже аллегорическим приемом, сравнивающим двух соперников - зверя Гитлера и шерифа Сталина. Цитируем:

“Первый труп соперника изрубить в ошметки, жену изнасиловать и закопать живьем, детей превратить в рабов... Другой тоже жаждет смерти врага. Потом жену его дать в жены своему брату, детей усыновить, с соседями объединиться в колхоз...”

Иначе: первый - нелюдь, второй человечен. В том числе в заботе о своих военачальниках: вместо недописанной Женевской конвенции посылал ноты Международному Красному Кресту, нейтральным странам. Профессор полагает, что если бы не эти ноты, Гитлер пленных не оставил бы в живых.

По автору, милосердным было и положение в сталинских штрафных частях. Осужденным трибуналом 10 лет лишения свободы заменялось “всего” шестью месяцами в штрафбатах, ротах. Даже легкое ранение - возвращайся в обычную часть, погиб - семье положена пенсия. Сам же писатель отмечает, что штрафники погибали в 6 раз чаще, чем в других частях, не посылавшихся в атаки по минам, на пулеметный или картечный огонь.

Вполне либеральными автор выводит фильтрационные лагеря, тяжелыми работами процедившие 3,3 миллиона солдат и офицеров, прошедших ужас нацистских лагерей, с боями прорвавших кольца окружений.

Опровергая “мифы” общества “Мемориал” о массовом заключении этих людей в лагеря, в книге удовлетворенно отмечается, что таких было “всего” 14%. Остальных возвращали в армию, направляли в промышленность.

Писателю, естественно, неведомо, что среди последних были нынешние израильтяне Залман Хабчик и Яков Шапиро, четыре года пленными долбившие рурский уголь, а после фильтрации посланные добывать донецкий уголь и сибирскую урановую руду.

Обеливая генералиссимуса, господин Мединский не мог не коснуться советских военных потерь, многократно превышающих германское число погибших. Доказывая иное, совершил подлог. Общеизвестные немецкие потери в 3,5 миллиона и советские в 27 миллионов, соответственно, повысил до 5 и снизил до 8, из которых исключил 3 миллиона умерших в лагерях. В результате уравнял число павших и тем опроверг превосходство немецкого главверха. Фальсифицировал также величину советских потерь в известных сражениях. Цифру 400 тысяч павших при освобождении Киева заменил всего 5 тысячами боевых потерь. При сталинградском контрнаступлении они, по его утверждению, составили всего 40 тысяч человек, о миллионе оборонявшихся, навсегда оставшихся в руинах Сталинграда, - ни слова.

Подобный прием использует автор, и оспаривая доказанное ведущими историками участие в Отечественной войне более 1,5 миллиона антисталинцев, пошедших под начало немецких генералов. Согласно писателю, таких было только 500 тысяч бывших полицейских, мобилизованных вермахтом. Как будто не действовали десятки добровольческих частей: казачьих дивизий отдельных полков, татарских, тюркских легионов, русских эскадрилий, русских батальонов в десятках немецких соединений. Когда эти батальоны перебросили на Запад, солдаты взбунтовались, заявив, что они пошли против Сталина, но не англичан. Армию антисталинцев составляли и тысячи не явившихся на призывные пункты, мобилизованных, бежавших из маршевых рот, боевых частей. При освобождении оккупированных районов таких обнаружили почти миллион. Вряд ли поклонниками вождя были оказавшиеся под немцами полмиллиона недавних советских железнодорожников, которые партизанским взрывам путей, мостов предпочли обслуживание немецких эшелонов с живой силой, пушками, боеприпасами.

В заключение в угоду сегодняшним разномастным антизападникам следует поклеп на англоязычных союзников по антигитлеровской коалиции. Проводится параллель между Черчиллем и Геббельсом, Рузвельту вменяется обогащение на поставках России продовольствия, военных материалов. Чтобы получить английскую помощь, Сталин будто бы “выкручивал британскому премьеру руки”. Выкручиванием рук названа слезная сталинская просьба Черчиллю в сентябре 1941 года о присылке немедленно 30 тысяч тонн алюминия, 400 самолетов, 500 танков, без которых СССР угрожает поражение. Премьер немедленно отправил 200 истребителей из состава эскадрилий, с трудом отбивавших атаки на Лондон немецких бомбовозов. По его инициативе уже в 1942 году параллельно с военными караванами в Мурманск и Архангельск, вырыли и оборудовали глубоководный порт в Иране. Одновременно от него проложили железную дорогу до Каспия, по которой индийские паровозы повели индийские вагоны с вооружением, ботинками для половины советских стрелковых соединений, пенициллином, спасшим тысячи солдатских жизней.

Автор обманывает, утверждая, что основная помощь союзников пришлась на конец войны. Не ведая, что ни один советский танк, самолет не был бы выпущен без заокеанского никеля и вольфрама, а без их авиационного бензина не поднялась бы в воздух треть советских штурмовиков и истребителей. Что 400 тысяч вездеходных “студебекеров” довезли до Берлина две трети советских пехотинцев и артиллеристов, а американским мыльным порошком стирали почти все госпитальное и солдатское белье, гимнастерки, телогрейки. Что миллион тонн рузвельтовской пшеницы, сотни тысяч тонн мясных консервов, сгущенного молока и другого продовольствия позволили выжить миллионам детей, стариков, рабочим оборонных предприятий, улучшить солдатский и офицерский рацион. Американский шоколад поддерживал силы подводников, летчиков, позволял тяжелораненым досрочно возвращаться в строй.

Этот высококалорийный продукт предоставляет возможность получать нужный результат и в наши дни. Например, не исключено, и депутату Мединскому при подготовке капитального труда, высокого оцененного органом российских коммунистов прохановской газетой “Завтра”. Вполне вероятно, что посильное содействие ему оказал госдумовский буфет, кормящий депутатов разным шоколадом и  деликатесами со щедрой скидкой.
 
Исидор СОНИН

Комментарии (Всего: 2)

господин Сонин, а чем Вы лучше? Вы пишете по поводу испанской войны: -"...Профессор упустил, что в то время это вооружение было только дореволюционного образца, испытанное еще в русско-японскую войну." - Такую фразу мог написать либо полный невежда незнакомый с историей развмтия вооружений, либо подонок сознательно искажающий факты и тем клевещущий на десятки если не сотни тысяч людей занятых в обороне страны и честно и самоотверженно выполнявших свой долг перед родиной.
Вот далеко не полный перечень разработок этого периода часть из которых прошла через испанскую войну: -76мм пушка образцов 1902/27, 1902/30, 1902/33 г.г.
-45мм пушка образца 1932г.
гаубица 45мм образца 1929г.
танк БТ- 5.
танковый пулемёт Дягтерёва 1929г.
самолёты И -15, И - 16 Поликарпова.
Авиационный пулемёт пв - 1

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Не надо сильно заморачиваться на этом Мединском. Как только рухнет путинская вертикаль, она похоронит под собой таких профессоров, как Мединский или Наровчицкая. И их "труды" также уйдут в небытие.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *