Бегом от реальности

Факты. События. Комментарии
№43 (496)

Современная Россия живет в атмосфере тревожных ожиданий. Поводов для беспокойства более чем достаточно у всех слоев населения и у каждого человека в отдельности. Правящая политическая элита опасается и революционных взрывов, и предстоящей законной смены власти. В том и другом случае многие могут лишиться выгодных постов, а некоторые еще и свободы – рыльца у большинства в пушку. Перемен страшатся и «придворные оппозиционеры». Они очень удобно устроились в депутатских креслах Думы и Совета Федерации, умело, в меру тактично критикуют правительство, хитроумно избегая ответственности перед верхами и низами. Неуютно чувствуют себя на родине воротилы крупного бизнеса. В прокуратуре, в налоговых органах, в Счетной палате на любого из них существуют солидные досье с компроматом. Потому и вывозят капитал миллиардами, приобретая на стабильном Западе самую дорогую недвижимость. Береженого Бог бережет.
Хуже всех, естественно, приходится миллионам простых граждан. Бежать им некуда и не с чем, а неизбежные реформы наверняка усложнят и без того тяжелую жизнь. А тут еще череда террористических набегов, растущая угроза национальных и социальных взрывов в республиках Северного Кавказа, от которых страдают прежде всего мирные жители. Совершенно очевидно, что Кремль попросту не знает, как справиться с многочисленными внутренними проблемами, действует методом проб и ошибок, упорно не желая признавать, что вконец запутался. Сооруженная Путиным вертикаль власти обернулась всего лишь иллюзорным эквивалентом единства, поспешно сотканным ковром, под которым кипят нешуточные страсти, то и дело рвущиеся наружу сквозь щели и дыры.
Определенное беспокойство испытывают и правительства зарубежных стран, не только сопредельных с Россией. Лишь безумцам может оказаться по душе внутренний российский разлад. Никому не дано знать, чем он кончится – лишь катастрофическим срывом поставок нефти или чем-то еще более опасным для мира. Этим беспокойством, по-видимому, и объясняются заметные успехи путинской администрации во внешней политике. Власти ведущих государств Запада и Востока предпочитают сдержанность в отношениях с нынешним российским президентом, справедливо опасаясь новых сокрушительных перемен с неизвестным исходом.
Неумение президента Путина и его окружения решать реальные проблемы в последнее время стало замещаться какими-то иррациональными, полумистическими идеями. Прием традиционный, призванный увлечь народ высшими целями, далекими от мрачноватой прозы жизни. «Святая Русь», «Третий Рим», «Народ-богоносец», а в советские времена «Светоч всего прогрессивного человечества» - все это варианты одного и того же способа укрепить веру населения в его особое предназначение. А уверив, в максимальной степени примирить с действительным положением дел в стране, каким бы оно ни было. При этом сознательно или нет под будущее страны закладываются все те же бомбы замедленного действия.
Странно, но факт: штатных кремлевских пропагандистов мало занимают проблемы новой, современной России. Их тянет назад, к дореволюционной эпохе, словно именно там заложены ответы на все актуальные вопросы сегодняшнего дня. Остро критическое, хоть и не всегда объективное, отношение к царизму настойчиво стирается, давно ушедшим временам поются пылкие дифирамбы. Как тут не вспомнить о тех французах начала позапрошлого века, которые ничего не забыли и ничему не научились.
Гвоздь и открытой, и завуалированной пропагандистской программы – призыв возродить страну как империю. Старательно поддерживают эту идею и политики левого толка. Они охотно признают, что большевики, совершившие революцию под антиимпериалистическими лозунгами, затем полностью унаследовали имперские традиции и амбиции прошлого, и этим следует гордиться. Нынешним российским коммунистам тоже очень не хочется сознавать, что такого рода амбиции ничего хорошего стране не принесли ни до, ни после 1917 года. Не хотят замечать и того, что эпоха империй вообще уже кончилась, что даже понятие «сверхдержава» постепенно уходит в историю под напором процессов глобализации.
А что есть империя? Это прежде всего мощная армия, как считал в свое время Витте, или, в современной терминологии, мощные и разветвленные силовые структуры. Без них, разумеется, не обходится ни одно государство. Но российский бюджет, бросая сущие крохи нищенствующему населению и беззастенчиво обирая основную массу предпринимателей, одновременно дарит огромные средства на укрепление силовых структур. Будто внутри страны и вокруг нее скопилось великое множество врагов, обуреваемых агрессивными устремлениями. Что ж, главная задача империи – подавлять, все остальное может и подождать.
Недавнее перезахоронение на родине останков белого генерала Деникина и откровенно реакционного философа Ильина кремлевские пропагандисты назвали «актом примирения». Акт действительно благородный, а название – лукавое. Если имеется в виду примирение «красных» с «белыми» и «белых» с «красными», почему бы не устроить перезахоронение на родине, скажем, Троцкого? Нет, вся торжественная процедура явилась лишь еще одним поводом для провозглашения здравицы в честь империи. Красной, белой, хоть зеленой – без разницы.
Особенно усердствует, как известно, Никита Михалков. С недавних пор он, пользуясь любым случаем, славит имперскую Россию, призывая современников брать с нее пример. Символом замечательного прошлого Никита Сергеевич почему-то избрал императора Александра Третьего, бездарного правителя, грубого мужлана и пьяницу. Скульптор Паоло Трубецкой, автор конной статуи Александра Третьего, считал, что создал портрет «зверя на звере». И такую фигуру вдруг делают образцом для подражания!
В принципе эту историческую волну славословия можно было бы назвать «михалковщиной». Мешают два обстоятельства. Навешивать тот же ярлычок на поэта Сергея Владимировича и режиссера Андрея Сергеевича несправедливо. Когда-то я был знаком с этой семьей, у каждого из ее членов свои достоинства и грехи, но неистовой любви к империи не наблюдалось. Сравнительно недавно не проявлялось подобных чувств и у Никиты Сергеевича. Наоборот, как сценарист, режиссер и актер он возвеличивал красных командиров и, по меньшей мере, пренебрежительно относился к белым. И вот такая метаморфоза. Не иначе как дала себя знать иная отцовская традиция – всячески услужить действующей власти. Если так, значит Никита Михалков только красочно озвучивает идею, родившуюся в Кремле. Тем хуже.
Вслед за стремлением к имперскому реваншу закономерно стал возрождаться пресловутый великорусский шовинизм. В газетных публикациях, в российских радио- и телепередачах все чаще звучат нотки ксенофобии и ненависти к соотечественникам иной национальности. В крупных и вроде бы вполне цивилизованных городах молодые черносотенцы избивают и убивают уроженцев Кавказа и Средней Азии, иностранных студентов, поджигают мечети и синагоги, рушат памятники на еврейских кладбищах. Юнцам для взрыва ненависти много не надо, достаточно послушать некоторых взрослых политологов, философов, журналистов. Тоже, между прочим, традиция.
Легальный марксист и член партии кадетов Петр Струве писал в 1909 году: «Русская интеллигенция обесцвечивается в российскую... Нам не следует себя «оброссиевать». Сегодня мы слышим то же самое: Россия – для русских, мы не желаем жить рядом с кавказцами, мы не россияне, мы русские. Гневно отзываются о ельцинских обращениях к народу: «Дорогие россияне!» И это в многонациональном государстве, где абсолютное большинство народов испокон веков проживает на своей земле, завоеванной русскими.
Масла в огонь добавил поступивший в Думу законопроект о «государственной национальной идее». По слухам, в документе нет ни слова о федеральном устройстве страны. Зато велеречиво говорится о «консолидирующей роли русского народа». Выходит, кое-кто в высших эшелонах российской власти полагает, что мал еще накал межнациональной вражды, надо бы побольше. Зачем, во имя какой цели это делается? По природной глупости? Вряд ли. Скорей, для полного торжества имперской идеи.
Ох, уж эти идеи! Получается, что без них в России и хлеба не могут уродиться, и сталь не выплавляется. Страна остро нуждается в экономическом развитии, в росте народного благосостояния, в нормальных системах здравоохранения и образования, в поддержке научного потенциала. Это реальные задачи. Но для нынешней власти они чрезмерно трудны. Куда проще запудрить мозги простых граждан идеями об имперском величии и неведомо какой избранности титульной нации. Бегом от реальных проблем... в очередной тупик.