«АтаЧмент» к перевернутой странице

Факты. События. Комментарии
№43 (496)

Изречение древних: «О мертвых – либо хорошо, либо – ничего» вряд ли применимо к бывшему председателю Палестинской автономии Ясиру Арафату. Коробит даже от принятого употребления слова «покойный» перед его именем. Разве можно пожелать покоя душе одного из самых кровавых преступников века?
Однако в последнее время кое-кому выгодно ворошить прах дряхлого палестинского «раиса». Тон в этом задают некоторые арабские деятели. На днях «революционный лидер» Ливии Муамар Каддафи потребовал создать международную комиссию для расследования причины смерти Арафата. Важно подчеркнуть, что это требование последовало через два дня после того, как специально созданная палестинская комиссия опубликовала отчет, в котором признала, что не сумела найти причину смерти бывшего председателя ПА. «Медикам, к сожалению, не удалось установить точную причину его кончины”, - во всеуслышание сообщил палестинский премьер-министр Ахмед Куреи, пообещав, однако, представить общественности полный отчет работы комиссии.
А кому вообще нужна была эта комиссия, работа которой, наверное, стоила немалых денег? В полунищей автономии их больше некуда тратить? Мотивы – в высказывании инициатора создания комиссии, министра иностранных дел автономии и племянника Арафата Насера аль-Кидвы: “Есть очень сильное подозрение, что глава ПА Ясир Арафат был отравлен. И надо бы проверить, не стоял ли глава правительства Израиля Ариэль Шарон за указанием убить Арафата”.
Вот оно что! Не так важен сам весьма вовремя усопший и освободивший место «раис», как «не стоял ли за этим Шарон»...
Смерть Арафата действительно сопровождают многообразные слухи. Врачи французского военного госпиталя «Перси», где испустил дух «раис», выдали свидетельство о смерти только его вдове, Сухе Арафат, но видели его некоторые высокопоставленные палестинские чиновники и ряд иностранных врачей.
Вдова этот документ до сих пор никому не передавала, и его точное содержание ни изложить, ни процитировать не может никто. По официальной версии, Арафат умер от вирусной инфекции, а непосредственно его смерть наступила вследствие обильного кровоизлияния в мозг. Однако врачи, подписавшие эпикриз, подчеркивали, что не пришли к однозначному выводу относительно причин кровоизлияния.
Две версии муссируются до сих пор. Первая: Арафат умер от СПИДа, которым заразился в ходе гомосексуальных контактов. Вторая: «раиса» отравили враги. И разнят их не степень достоверности, а степень выгодности.
Израильский врач, профессор Гиль Лугаси, знакомый с заключением о смерти Арафата, указывает, что все симптомы, обнаруженные у “раиса”, характерны для СПИДа. «Тем не менее французские медики ни слова не написали о возможности ВИЧ-инфекции. И это очень странно”, – подчеркнул профессор.
Предположения, что «легендарный Абу Аммар» мог заразиться СПИДом во время гомосексуальных контактов со своими телохранителями, выказывались не раз. Иона-Михай Пачепа, который был главой внешней разведки при режиме Чаушеску и сбежал из Румынии на Запад в 1978 году, в своих мемуарах пишет, что румынская разведка прослушивала Арафата и располагала записями оргий, в которых “раис” принимал участие вместе со своими охранниками. В прессу просочились свидетельства личного водителя Арафата, который, якобы, не раз привозил к шефу подростков. Утверждают также, что и Суха Арафат, фактически все годы супружества проведшая вдали от мужа и с огромной неохотой позволявшая ему общаться со своей дочерью, всегда была уверена в нетрадиционной половой ориентации престарелого супруга.
Личный врач Арафата, бывший министр здравоохранения Иордании Ашраф Аль-Курди считает, что его пациент умер в результате отравления. “За три месяца до смерти моего подопечного я проводил его полное обследование, которое ничего угрожающего не выявило, - сказал Ашраф Курди, - Я также неоднократно проверял его на СПИД, и результаты всякий раз оказывались отрицательными».
Доктор Аль-Курди прекратил наблюдать палестинского лидера за несколько недель до его смерти. В свое время ему удалось спасти Арафата после того, как тот попал в авиакатастрофу, хотя последствия кровоизлияния сказались на физическом здоровье Арафата и выражались в дрожании рук и губ, но не свидетельствовали о болезни Паркинсона. Ашраф Аль-Кудри до сих пор не может простить Сухе Арафат того, что именно она лишила его возможности общаться с Арафатом и сначала передала его под наблюдения мало знакомых с историей болезни тунисских врачей, а затем настояла на переводе больного во французский госпиталь. Однако теперь он настаивает на том, что, якобы, французские медики действительно обнаружили в крови Арафата ВИЧ-инфекцию, но главу ПА намеренно заразили СПИДом, чтобы скрыть признаки отравления.
По поводу пресловутого отравления Арафата ядом замедленного действия тоже были выдвинуты весьма оригинальные версии: отравление посредством рукопожатия или... поцелуя. Нет, не женского поцелуя, а сугубо мужского. На мельницу слухов о гомосексуализме «раиса» это тоже новой воды не проливает, так как речь идет о традиционном для Востока лобзании повелителя. Впрочем, Леонид Ильич Брежнев тоже взасос целовался с главами братских партий и другими высокими гостями, но умер вполне естественной смертью тяжело больного старика.
Любопытно, что мысли об отравлении или каком-то ином воздействии на свое здоровье извне гнал от себя и сам Арафат. “Не может быть, чтобы они добрались до меня. Как?”, - задавал своему окружению вопрос этот сверхосторожный профессиональный террорист.
Но вернемся к холуйским поцелуям по-восточному. Полковник Мунир аз-Зуби, бывший шеф охраны Ясира Арафата и командир специального «Подрразделения-17», высказался по этому поводу так: «Это мог быть кто угодно, но он применил какой-то неведомый яд. Обменялся рукопожатием с президентом Арафатом, протянув отравленную ладонь или поцеловал его, имея немного яда на губах. Возможно и отравление блюд, поданных на стол в день приема, после которого президент почувствовал сильное недомогание».
Секретарь кабинета Арафата Ахмед Абдель-Рахман также вспоминает день, когда «раис» принимал в Рамалле делегацию своих воображаемых сторонников: «Это было 25 сентября 2003 года. Тогда с президентом обменялись рукопожатием приблизительно 30 человек, а затем его сильно рвало. Это были люди, прибывшие выразить свою солидарность с ним в его заточении. Среди них были палестинцы, иностранцы и израильтяне (для справки: в тот день Арафата посетила группа велосипедистов, прибывших со всего света с мирной миссией. – А.Э.). Именно с того момента президентское здоровье начало медленно ухудшаться».
С этим предположением не совсем согласен посланник Палестинской автономии в Шри-Ланке Атталла Куйба: «В день, когда Арафат почувствовал себя плохо, прием ему помогали вести еще четыре человека. Если бы его отравили через пищу, то и остальные разделили бы судьбу «раиса».
У палестинского дипломата свое видение происшедшего. По словам Аталлы Куйбы, в день, когда палестинский лидер заболел, с ним встретились двое израильтян и «атаковали его при помощи лазерного устройства». Затем они пытались сбежать, утверждает Куйба, но были задержаны палестинскими полицейскими. «Убийцы» Арафата якобы обладали канадскими паспортами и с помощью этих документов проникли в Мукату. Дипломат добавил, что анализ крови палестинского лидера, сделанный за границей, свидетельствовал «об отравлении при помощи высоких технологий».
Похоже, однако, что нигде более, кроме как в воспаленном воображении Куйбы, таинственные «отравители» не существуют. Если бы злоумышленники были на самом деле задержаны, то неужели палестинские власти до сих пор не предъявили бы их миру?
Но чуть позднее на подмогу посланнику пришел тот, чью версию Куйба подвергал сомнению. Отставной руководитель службы безопасности Арафата Мунир аз-Зуби хватается за «лазерный луч» как за соломинку. «Я был в Париже, когда президент оказался в больнице, - вспоминает он, - Там один французский доктор кое-что нам объяснил. Он сказал: «Трудно утверждать, что Абу Аммара отравили ядом, могли поразить и лазерным лучом, мог кто-то из журналистов или телеоператоров, если в камеру было вмонтировано лазерное устройство». Когда Абу Аммар давал телеинтервью, он мог сидеть прямо перед камерой и четверть часа, и полчаса. Если камера светила на него лазерным лучом, это могло привести к такому результату. Возможно, так его и убили».
Высказав самоубийственную – в профессиональном смысле – догадку (кто, как не начальник охраны должен проверять каждую фото- и кинокамеру, вносимую в резиденцию шефа?), полковник тут же поправил сам себя: «Когда Абу Аммар выходил на прогулку, израильские военные могли совершить на него покушение с помощью высоких технологий. Ведь мы были беззащитными. А справа от Мукаты - еврейское поселение Бейт-Эль, при нем военная база. Абу Аммар любил постоять во дворе своей резиденции. Кроме того, летали самолеты...»
Комментируя это возобновившееся соревнование вралей и доморощенных конспирологов, министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом сказал просто ясно: “Пора положить конец всем этим антиизраильским теориям заговора. Иногда и теракты на нашей территории объявляют делом рук Израиля, с целью демонизации нашего государства».
И стоит заметить, что нынешнее руководство Палестинской автономии тоже стала понимать, что, пожалуй, пора. Комиссия по проверке обстоятельств ухода из жизни бывшего кумира создавалась с явной неохотой. «Израильский след» не педалировался, сказки о «яде на губах» и «лазерном луче» не пересказывались вновь. Про СПИД, разумеется, тоже молчали. А все, что сказал, озвучивая вялые выводы комиссии, глава палестинского правительства Абу Ала, исчерпалось формулировкой: «Результаты расследования причины смерти президента ПА Ясира Арафата неоднозначны и неокончательны». А вероятный глава будущего независимого Палестинского государства, ныне преемник Арафата на посту председателя ПА Абу Мазен и вовсе предпочитает в последнее время отмалчиваться на этот счет.
Нынешней палестинской администрации и всей политической верхушке автономии, за вычетом буйно помешанных на людоедских идеях Арафата и оппозиционных интересантов, все это ни к чему. Куда важнее убедить мировую общественность и европейских спонсоров, что залитая еврейской и арабской кровью страница истории перевернута. Иначе денег не дадут и «откажут от дома».
А уж если к этой проклятой странице прикреплено невнятное заключение о смерти бывшего лидера и столь же невразумительные выводы комиссии по расследованию обстоятельств переселения Арафата в ад, то пусть они там и остаются. «Помер Максим, ну и...» - продолжение этой русской поговорки знакомо многим.