ТВОРЧЕСТВО И ЛЮБОВЬ В ЖИЗНИ РОДЕНА

Культура
№8 (827)

 

«Я крайне редко изображаю покой. С помощью движения мускулов я всегда старался передать внутреннее ощущение» (Роден)
 
«Сочинения хореографии – это движение духа. Я хочу танцем выразить человеческие страсти» 
(Эйфман)
 
Основа сюжета нового балета Эйфмана «Роден» – любовь великого французского скульптора Огюста Родена и его ученицы, музы, помощницы – прекрасной и талантливой Камиллы Клодель, которой он доверял заканчивать свои скульптуры.  Сам Роден считал, что описать их роман мог бы только Гомер. 
 
Роден встретил Камиллу Клодель в  студии скульптора Альфреда Буше, где она явно превосходила своими способностями других студентов. Вскоре Клодель перешла работать помощницей Родена в его мастерскую, они стали любовниками. Камилле было17 лет, ему – 47. Даже расставшись с Клодель, Роден продолжал лепить ее по памяти.  Именно в период их романа Роден создает свои знаменитые «Врата Ада», «Граждане Кале» и самые чувственные работы вроде «Вечного идола»или  «Поцелуя», для которых ему позировала Клодель. В это же время Камилла и сама работала над своими скульптурами. При этом Роден не порвал своих отношений с другой женщиной – Розой Бёре. Постепенно отношения Родена и Камиллы осложнились, она ушла от Родена, думая, что спасет себя и свое творчество. Ей было 30 лет, ему 60. Но разрыв  не улучшил жизни обоих. Критика не признавала скульптур Клодель,  вместе с ее уходом закончился самый плодотворный период и в жизни скульптора. Постепенно у Клодель развилось психическое расстройство, страстная любовь к Родену сменилась такой же страстной ненавистью. Клодель умерла, будучи пациенткой психиатрической больницы, в которой она провела 30 лет. 

Именно с этого печального момента, когда Роден приходит навестить Камиллу в «доме скорби», начинается балет. Хореограф построил свой спектакль, своевольно обращаясь со временем. Картины прошлого вторгаются в повествовательный ход событий. 

Началу любви Клодель и Родена предшествует блестящая сцена, где Роден пытается придать телу натурщицы причудливую форму, но натурщица не хочет позировать в такой неудобной позе. А затем появляется Клодель, готовая исполнить любые фантазии Родена. Экспрессивные, чувственные дуэты, которые всегда так удаются  Эйфману, чередуются с новыми для творчества Эйфмана сценами самой работы Родена над скульптурами, работой с натурщиками. Но взявшись за балет о скульпторе, Эйфман не «оживлял»  скульптурные фигуры, как делал до него Леонид Якобсон  в своем «Триптихе»  («Хореографические миниатюры»). Напротив, Эйфман изобразил на сцене рабочий процес созидания из «каменной глыбы» скульптурных образов.  В «Родене» Эйфман придумал поистине гениальный ход в изображении самого РАБОЧЕГО ПРОЦЕССА творчества и движения творческой мысли в процессе работы. Скульптор высекает на наших глазах из «глыбы» свои мощные, налитые жизненной силой, застывшие в мгновенно схваченном движении тела. Как это происходит на сцене, зритель увидит на спектакле.  

Затем Роден возвращается памятью к первой встрече с Розой, «другой женщиной» в его жизни (на которой он все-таки женился перед смертью). Встреча с Розой на деревенском празднике винограда остается ярким и счастливым воспоминанием его жизни. И снова чередуются сцены  любви и работы, и злобные сцены ревности  Розы... Клодель пытается найти утешение в романе с молодым человеком (намек на не совсем ясную дружбу Камиллы с известным композитором Дебюсси, сохранившим любовь к ней до конца дней). Клодель, скульптуру которой – страшную фигуру старухи Клото, прядущую нить жизни, – осмеивают критики, начинает впадать в душевное расстройство. Известно, что она созывала к себе людей с улицы и пьянствовала с ними всю ночь – эти сцены тоже нашли отражение в балете.

В хореографию вплетены отдельные позы не только скульптур Родена, но и  Клодель (в одной из сцен можно найти ассоциации с трагической группой, созданной Камиллой: старуха уводит молодого человека, а девушка в отчаянии протягивает вслед ему руки). 

И все таки романтическая любовь Родена и Клодель, этих знаменитых любовников мировой истории, – не главная тема балета Эйфмана. Балет посвящен творчеству гения, который, по мысли хореографа, всегда обречен на одиночество.  Даже  в любовных дуэтах с Розой или Камиллой творец в Родене берет верх над чувственностью мужчины, и он почти деловито начинает гладить прекрасное женское тело, как бы изучая формы натурщицы для будущей скульптуры.  

Посетив в доме скорби несчастную Камиллу, Роден возвращается в свою мастерскую. Там  ждет его работа над новой скульптурой. Уже «выдвинулась» из куска мрамора голова и торс человека. Ударами резца по камню заканчивается балет. Здесь, в мастерской, - подлинная жизнь Родена. Так писал сам скульптор в одном из писем: «Хорошо мне только с собой и с моими химерами». 

 Когда смотришь на скульптурные фигуры Родена, кажется совершенно естественным желание хореографа Эйфмана поставить балет о французском скульпторе: фигуры  Родена  «танцуют». Не только такие скульптурные «дуэты», как «Поцелуй» или «Вечная весна» суть прекрасные мгновения танца. Но один из шедевров Родена – скульптурная  группа «Жителей Кале» - законченный  постановочный момент модернистского балета, где  в сочетании статических фигур и фигур, схваченных в движении, передано отчаянье людей, обреченных на смерть. Обрамление «Врат ада» сплетенными телами – целое балетное действие, каждая фигура на свой лад выражает ужас или страдание. И с этой позиции  можно провести параллель между скульптором и хореографом: массовые ансамбли в балетах Эйфмана трудно назвать «кордебалетом». Каждый участник спектакля, как и скульптурных групп Родена, – это индивидуальность, имеющая свой характер, а иногда – свой пластический рисунок движения. Каждый персонаж в ансамблях Эйфмана – ярко выраженный характер, необходимый  в спектакле не меньше, чем главные герои. И остается только восхищаться тем, как хореографу удается создать такой коллектив, каждый танцовщик которого так выразительно реализует в танце его замыслы. 

Так весь балетный ансамбль, включая солистов,  визуально воплощает смысл творческой фантазии хореографа в танце на подобии тому,  как  реальный Роден передал в выразительной позе, в напряженности каждой мышцы мощной фигуры сидящего Мыслителя мощь человеческой мысли. 

В главных и эпизодических ролях заняты танцовщики нового поколения артистов труппы, которые уже приезжали на гастроли в Нью-Йорк: Нина Змиевец, Олег Габышев, Дмитрий Фишер, нью-йоркским дебютом станет для Любови Андрееевой исполнение роли Клодель. 

«Роден» - одно из самых мощных созданий Эйфмана».
Фото Нины Аловерт