Радужный сон

Литературная гостиная
№44 (497)

И в нашей жизни повседневной
Бывают радужные сны.
Федор Тютчев

Я ее сразу не узнал. Увидел что-то знакомое в лице, но подумать, что за тысячи километров от Краснополья, в Санто-Доминго встречу дочку дяди Аврома Розу, я не мог. Она провожала нас в аэропорту, назвавшись представителем туристической компании, по путевкам которой мы отдыхали. Она меня тоже не узнала. Жена заговорила с ней по-английски. Пошли обычные туристические формальности, пожелания хорошей дороги, разговоры о прошедшем отдыхе. Я не улавливал всех английских слов, и жена, увидев мой вопросительный взгляд, сказала по-русски:
-Она сказала, что отдых здесь - как радужный сон!
О, великий, могучий русский язык! Услышав про радужный сон, я мгновенно вспомнил и Биньку, и Розу, и Тютчева...
Я учился с Бинькой в одном классе. И история с радужным сном произошла у меня на глазах. Мы писали сочинение на свободную тему - кто кем хочет стать. Бинька в школе писал стихи, и мы все думали, что его мечта стать поэтом. Но он написал, что не знает, кем хочет стать, но хочет, чтобы работа была удивительная и не похожая на все, чтобы она была, как радужный сон! Больше всего учительницу удивили слова про радужный сон, и она спросила, где он их отыскал.
-У Тютчева, - сказал Бинька.
-Понятно, - сказала учительница и, вспомнив о чем-то своем, заметила: -Нелегко тебе будет с такою мечтою, Биня!
-Знаю, - сказал Биня. - Но в нашей жизни повседневной бывают радужные сны!
-Бывают, - согласилась учительница и, опять вспомнив о своем, сказала: - Нам не дано предугадать...
-Чему бы жизнь нас ни учила, но сердце верит в чудеса, - оптимистически сказал Бинька.
-Опять Тютчев? - улыбнулась учительница.
-Опять, - согласился Бинька.
После уроков, по дороге домой, я у него спросил:
-А ты представляешь, что это за работа?
-Нет, - честно сказал он.
-Так как ты ее будешь искать? - удивился я.
-Как-нибудь, - сказал он и добавил: -Методом проб и ошибок, как говорит наш физик!
Потом он сказал:
-Дома меня, конечно, не поймут. Папа хочет, чтобы я стал учителем. А мама- землемером. Хотя на землемеров давно не учат. Она где-то слыхала, что с этого начинал Леонид Ильич. Но я же генеральным секретарем не буду! - Бинька улыбнулся и неожиданно сказал: -Когда б сочувственно на наше слово, хотя бы одна душа отозвалась... Было б легче!
-Опять Тютчев? - повторил я слова учительницы.
-Про легче - я! - сказал Бинька.
И одна душа отозвалась. Это была Роза.
Она была на два года младше нас. Была соседкой Биньки и, наверное, любила его со дня своего рождения. Как говорила ее мама тетя Перл, Роза слушается Биньку, как заводная игрушка пружинку.
Окончив школу, Бинька уехал неизвестно на кого и куда учиться.
Его папа дядя Авром отмахивался ото всех руками и говорил:
-Я не знаю, но письма приходят из Казани.
А его мама тетя Песя уточняла:
-Высоко летать будет! Но вы лучше спросите про него у Розы. Он пишет ей чаще, чем родной маме.
А Роза молчала.
И через два года Бинька появился в Краснополье. Он стал летчиком, устроился на местную авиалинию и стал возить пассажиров и почту с Могилева в Краснополье и обратно. Зимой и весной, когда дороги в Краснополье становились непроходимыми, Бинька становился самым нужным человеком, ибо добраться и выбраться из поселка можно было только на его кукурузнике.
А Роза, окончив школу с золотой медалью, на удивление всем никуда не поехала учится, а устроилась шофером на почтовую машину. Каждый день она развозила почту по деревням и меняла почтовые мешки с отправляемой почтой на прибываемую - у Биньки. Как говорила ее мама тетя Перл:
-Она зарабатывает трудовой стаж!
Но все знали, что дело не в стаже, а в Биньке. И все ожидали их свадьбы. И свадьба состоялась. Запомнилась она всему Краснополью, потому что Бинькины друзья-летчики в этот день устроили цветочный дождь, разбрасывая над Бинькиным домом цветы.
-И во сколько это им обошлось? - поинтересовался Розин папа.
-В мою зарплату и отпускные, - спокойно сказал Бинька. - Зато я устроил Розе радужный сон
-И свадьба - радужный сон, и работа - радужный сон! - сказал я Биньке. -Благодать?
-Не знаю я, коснется ль благодать моей души болезненно-греховной,- вспомнил Бинька Тютчева, и сказал: -Работа - не радужный сон. Был сон и прошел.
-И куда теперь? - спросил я.
-Не знаю, - сказал Бинька.
И через пару месяцев Бинька завербовался куда-то на золотой прииск, в Сибирь, на Лену. Роза поехала вместе с ним. Говорили, что там она работает поварихой в столовой для старателей. В Краснополье они больше не появлялись. Приезжая домой, я, встречая его папу, всегда передавал привет Биньке и расспрашивал о нем.
Дядя Авром разговорчивым никогда не был, а в разговорах о Биньке вообще ронял слова, как сок на березе - по капле в час:
-Работает. Не жалуется. Женьшеневую водку присылал.
А тетя Перл говорила проще:
-Ты спрашиваешь, как он там? Я тебе отвечу! Как в песне. Пиня золото искал и нашел простой металл!
И я понял, что радужный Бинькин сон кончился.
Года через три Биня опять поменял работу.
-Перебрался на Памир, - сказала мне мама. - Спасателем у альпинистов стал. И кем ты думаешь стала Роза? Переводчицей. Кончила какие-то курсы и работает в гостинице для иностранцев. Там же, в горах. Она же умничка!
-И Беня не дурак, - сказал я.
-Конечно, - согласилась мама. - Но он же, как новая курица на крусадне: никак места себе найти не может! Ты думаешь, он там остановится?
-Не знаю, - сказал я.
Потом мои родители переехали в Могилев, потом мы все уехали в Америку и след Биньки затерялся. Правда, уже в Америке я как-то встретил знакомого из Краснополья, и он сказал, что, кажется, Бинька в Израиле работает в какой-то газете. Но в своих словах он был не уверен. И я сомневался. Слишком будничной была эта работа для Биньки.
Но при всех невероятных метаморфозах Биньки я не представлял, что увижу Розу в аэропорту Санто-Доминго.
-Как после вековой разлуки, гляжу на вас, как бы во сне, - сказал я по-русски..
-Тютчев! - ответила мне по-русски Роза.
Жена удивленно посмотрела на нас.
-Это же Роза из Краснополья, - пояснил я жене наш с Розой стихотворный диалог, - жена моего школьного друга Биньки!
-Здравствуйте, - сказала Роза.
-Ты здесь работаешь? - спросил я, не зная почему. Спросил, как последний дурак, как говорила моя мама. Ведь это и так было ясно: по какой иной причине она провожала бы нас в аэропорту.
-Работаю, - рассмеялась она. - И живу.
-Давно? - спросил я.
-Уже пять лет, - сказала она.
-Живешь в Санто-Доминго?
-Нет, - сказала она, - в маленьком поселке, на ферме, недалеко от Ла Романа.
-На ферме? - переспросил я.
-Да, - сказала она. - Бинька здесь разводит крокодилов. Сначала работал у хозяина, а сейчас заимел свое дело! И еще переводит на испанский Тютчева.
-Радужный сон! - догадался я.
-Да, - засмеялась Роза
-А родители как? - спросил я.
-Здесь, - сказала Роза. - Мы привезли их сюда. Они помогают Биньке на ферме.
-А клог цу мир! - удивился я. - Дядя Авром и крокодилы!
-А гутэ компания, как говорит его мама! - засмеялась Роза. - Кстати на ферму водят экскурсии, и мама делает маленький бизнес: печет краснопольские пончики и продает их туристам!
-. А нас приглашали на крокодилью ферму, но мы не поехали, - с сожалением сказал я.
- Жалко, - согласилась Роза. - Биня был бы рад! Но ничего: надеюсь вы здесь не последний раз!
-Надеюсь! - сказал я.
Я хотел еще сказать, что надеюсь, что радужный сон на этот раз не закончится и будет у них продолжаться всегда, но не сказал.
Нас в этот момент позвали на посадку. И в спешке, прощаясь, мы забыли обменятся телефонами.
В следующий раз мы поехали отдыхать в Доминиканскую Республику через несколько лет. Попали в другой ресорт и, конечно, ни Розу, ни Биньку не нашли...
Рисунки М. Беломлинского


Комментарии (Всего: 1)

Чудесный радужный сон!
Очень интересно и живо, спасибо вам...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *