Самые-самые кинозлодеи XXI века

Досуг
№9 (828)

 

Согласно многочисленным опросам профессиональных кинокритиков и рядовых любителей американских фильмов, главными кинозлодеями XX века признаны Фредди Крюгер («Кошмар на улице вязов»), Джейсон Вурхиз («Пятница, тринадцатое»), Томас Хьюитт («Техасская резня бензопилой»), Пинхэд («Восставший из ада»), а также полтора десятка других мистических персонажей, загубивших (и продолжающих губить благодаря бесконечным сиквелам, приквелам и римейкам) сотни невинных жизней.     
 
В нулевых годах голливудские серийные убийцы и садисты стали более реалистичными и изобретательными. Как правило, это рядовые люди с извращённой психикой и больным воображением. 
Предлагаем вашему вниманию семь самых колоритных персонажей нулевых, по сравнению с которыми фредди крюгеры и томасы хьюитты выглядят героями детских мультфильмов.  
 


Фрэнсис Долархайд (Райф Файнс, «Красный дракон», 2002)
Страсть к серийным убийствам у Фрэнсиса Долархайда зародилась в далёком детстве после того, как над его внешностью (заячья губа) посмеивались ровесники и родная бабушка. 
 
Деспотизм последней привёл к тому, что Фрэнсис стал поклоняться Великому красному дракону с одноимённой картины
Уильяма Блейка, который символизирует силу и уродство одновременно. 
 
Долархайд последовательно вырезает целые семьи, вставляет в глаза жертв кусочки зеркал, а в свободное время занимается спортом, работает в видеосалоне, читает в газетах о своих «подвигах» и ведёт тайную переписку с доктором Лектером («Красный дракон» является приквелом «Молчания ягнят»).  
 
По своему «злодейскому обаянию» в этом фильме Райф Файнс оставил далеко позади Энтони Хопкинса. 
 
Джон Крамер (Тобин Белл, «Пила», 2004)
Джон Крамер так полюбился зрителям, что оригинальная «Пила» (единственная достойная часть во всей медиа-франшизе) получила шесть продолжений. 
 
Изуверские эксперименты Крамера носят философский характер. Он предлагает людям искупить свои грехи, столкнувшись лицом к лицу со смертью. 
 
Чтобы выжить жертвы Крамера опускают руки в банки с соляной кислотой, сознательно выкалывают себе глаза, пилят ножовкой ноги, убивают коллег, друзей и родственников. Причём изобретательность маньяка границ не знает. Для каждой своей жертвы он придумывает что-нибудь новенькое. 
 
Коронная фраза Джона Крамера «Я хочу сыграть в игру» (I want to play a game), с которой начинается каждая пытка, стала в Америке крылатой. 
 
Антон Чигур (Хавьер Бардем, «Старикам здесь не место», 2007)
Этот персонаж привлёк зрителей по трём причинам. Во-первых, он обладает весьма необычной старомодной причёской. Когда Бардем увидел её на графических зарисовках к будущему фильму, то сказал: «От парня с такой внешностью нельзя ожидать ничего хорошего». 
 
Во-вторых, Чигур пользуется странным оружием. Это баллон сжиженного газа, струя которого под сильным давлением делает в человеке дырку, и мощнейший дробовик с огромным глушителем.  
 
В-третьих, Чигур любит сыграть со своими жертвами в орла или решку. Если человек правильно угадывает сторону монетки, то маньяк говорит что-то вроде: «Это твоя счастливая монета. Не клади её в карман с другой мелочью, а то она смешается с другими монетами и превратится в то, чем, собственно, и является». 
 
Логики никакой, но зрителям нравится. 
 
Мадемуазель (Кэтрин Бегин, «Мученицы», 2008)
Эта стильно одетая пожилая женщина в очках появилась на экране всего на несколько минут. Мадемуазель возглавляет тайное элитное общество по «выращиванию» мучеников. Её подопечные пытают людей до тех пор, пока их взгляд не становится таким же кристально глубоким, как у мучеников средневековья. 
 
Именно этот момент, когда человек уже не чувствует страданий, но ещё живой, привлекает Мадемуазель. Она верит, что незадолго до смерти замученные люди начинают видеть загробную жизнь. Следовательно, могут поведать об этом живым. 
Жуткий фильм, удостоившийся высокого для картин подобного жанра рейтинга 7.0 на авторитетном интернет-ресурсе IMDb. 
 
Йозеф Хайтер (Дитер Лазер, «Человеческая многоножка», 2009)
Немецкий доктор Йозеф Хайтер является в прошлом гениальным хирургом, разделявшим сиамских близнецов. Лишившись работы, Хайтер решил попробовать силы в сшивании людей. Для этого у него есть подпольная лаборатория в бейсменте и трое похищенных туристов – две американки и один японец.  
 
Ни в коем случае не смотрите этот фильм. Неподготовленного человека он может свести с ума. Режиссёра Тома Сикса, например, чуть не поместили в психиатрическую больницу, когда «Человеческая многоножка» вышла в прокат. 
Йозеф Хайтер, однако, удостоился многочисленных призов на американских фестивалях фантастических и хоррор-фильмов. «Я актёр и для меня не имеет особого значения, кого играть – шекспировского героя или сумасшедшего хирурга», - каждый раз скромно признавался Лазер. 
 
Эстер (Изабель Фурман, «Сирота», 2009) 
Эстер – милая 9-летняя девочка, прожившая долгое время в приюте для сирот. Когда она обретает новую семью, то начинает постепенно издеваться над новоиспечёнными родителями, братьями и сёстрами. 
 
Во второй части фильма зритель, наконец, понимает, что Эстер не девять лет, а под тридцать. Из-за редкого заболевания она кажется окружающим ребёнком, однако на самом деле в ней сидит жестокий монстр.
 
Оригинальный сюжет и отличная игра Изабель Фурман сделали этот фильм одним из лучших ужасов-триллеров нулевых. Эстер стала новым типажом среди американских киноманьяков.  
 
Коллекционер (Хуан Фернандес, «Коллекционер», 2009)
У этого человека нет ни имени, ни биографии. Более того, зритель ни разу за весь фильм не увидит его лица, скрытого под кожаной маской. 
 
По части садистской фантазии, однако, Коллекционер готов дать фору всем вышеперечисленным персонажам. Он не просто убивает людей, он их зверски мучает перед смертью. Одна из жертв Коллекционера, например, постоянно находится в крохотном чемодане, который открывается очень редко. 
 
Картина так полюбилась зрителям, что режиссёр Майкл Дунстан принял решение снять продолжение. Оно будет называться «Коллекция» (The Collection) и выйдет на американские экраны в этом году. Коллекционера вновь сыграет малоизвестный актёр Хуан Фернандес.