Возрождение Великих равнин

Наука и жизнь
№47 (500)

Вдоль восточных склонов Скалистых гор почти на две тысячи миль с севера на юг вытянулось через всю страну огромное предгорное плато – знаменитые Великие равнины - Great Plains. Расположенные на высоте 700-1800 метров над уровнем моря, они вместили в себя территорию десяти штатов – начиная с Монтаны и Северной Дакоты на севере и кончая Нью-Мексико и Техасом на юге.
Когда по договору о покупке Луизианы северная часть Равнин перешла к Соединенным Штатам, американцы практически не знали этих степных мест. А в отчетах впервые исследовавших их Льюиса и Кларка они признавались непригодными для жизни и назывались Великой американской пустыней. Со временем Великие равнины хоть и не густо, но все же были заселены и постепенно превратились в главную житницу страны с развитым пастбищным скотоводством. [!]
Естественно, освоение новых земель сопровождалось дальнейшим оскудением их фауны, продолжающимся непрерывно в течение десятков тысяч лет – с момента появления на континенте первых людей, уничтоживших здесь практически всех диких крупных животных.
Последнее вымирание, которое, можно сказать, продолжается по сей день, началось 13 тысяч лет назад, когда вслед за отступающим ледником через Берингов пролив перешли в Северную Америку люди, вооруженные орудиями охоты. После этого прошло всего 2-3 тысячи лет - по геологическим меркам, совсем немного – и проживавшие тогда мамонты, лошади, верблюды, саблезубые тигры и другие большие животные полностью исчезли. Отметив, что время вымирания мамонтов подозрительно совпадает с появлением людей, Пол Мартин из Университета Аризоны, например, пришел к выводу, что расселявшийся здесь человек мог стереть с лица земли этих гигантов всего лишь за триста лет.
Впрочем, существует и другая точка зрения. Так, Рассел Грэхэм, хранитель музея Земли и минералов при Пенсильванском университете, разработал модель, по которой главной причиной массовой гибели крупных животных в Америке были изменения климата.
“Климатические колебания уменьшили географическое распространение млекопитающих, - пишет ученый, - а ограничение среды обитания сделало их уязвимыми для других экологических факторов: пожаров, засух и, возможно, охоты – то есть поставило их перед угрозой полного исчезновения”.
Известна и промежуточная версия, опубликованная год назад журналом Science. Она предлагает “не возлагать ответственность за вымирание того или иного вида только на охоту. Есть основания полагать, пишут авторы, что время и место вымирания в Северном полушарии определило совместное воздействие деятельности человека и изменений климата”.
Как бы то ни было, но факт остается фактом - сейчас животный мир Великих равнин весьма ограничен, и это не может не беспокоить ученых. Так, Дэвид Берни, директор Национального тропического ботанического сада на Гавайях, уверен, что “философский аспект” обязывает нас попытаться восстановить в некоторых районах Соединенных Штатов экосистему плейстоцена - эпохи, характеризующейся общим похолоданием климата Земли и обширными оледенениями. Вместо парков Юрского периода, наполненных вымышленными динозаврами, мы должны создать парк плейстоцена с настоящими животными того периода, дожившими до наших дней, или их ближайшими сородичами. Я думаю, мы должны доказать свою способность навести порядок, так как именно мы были причиной его нарушения”.
Эта идея захватила не только представителей науки. Известный американский медиа-магнат Тед Тернер даже созвал специальный симпозиум, куда пригласил Берни и Мартина, и посвятил его созданию экосистемы плейстоцена в ограниченном районе - на одном из своих обширных ранчо в штате Нью-Мексико.
Собственно, в проекте возрождения Великих равнин речь идет о создании на огромной территории экологического заповедника, который журнал Nature назвал “Парком Плейстоцена”, куда будут переселены из других регионов планеты животные, родственные мамонтам, мастодонтам и гепардам, бродившим там тысячи лет назад.
Слоны в Северной Дакоте? Дикие лошади, верблюды и львы в паре часов езды на автомобиле от Денвера или Оклахома-Сити? Не слишком ли размечтались авторы масштабного проекта? Нет, не слишком, считает Дэвид Берни.
Использование заповедников для того, чтобы создать на американской земле большие популяции таких животных, как верблюды Bactrian, черепахи Bolson, редкие виды лошадей, слонов, гепардов и львов, помогло бы возродить естественную среду обитания не только для них, но и для живущего здесь населения. Американский “Парк Плейстоцена” мог бы также дать приют крупным животным из Африки и Азии, где их в местных заповедниках становится слишком много.
Кроме того, спасенные от возможного исчезновения переселенные животные предохранили бы Великие равнины от вырождения и превращения в экосистему типа “вредители и сорняки”. Вместо этого заселенные новыми четвероногими обитателями поля достигли бы высокого уровня эволюционного равновесия, невиданного здесь с конца последнего ледникового периода.
“Сохранение естественных полевых экосистем – это, возможно, главный земной приоритет, - говорит M. Саньян, ведущий ученый в природном заповеднике в Арлингтоне, штат Вирджиния. – Они так редки потому, что их стараются как можно больше использовать для сельскохозяйственного производства”.
“С ростом народонаселения на земле, в том числе и у нас в Америке, остается все меньше свободных мест, где могут найти убежище дикие животные и растения, - вторит коллеге президент американского Фонда прерий Шон Геррити. – Где сохраняются еще свободные большие пространства? Только в полях”.
Именно поэтому Фонд уже сейчас старается приобрести земли на севере Равнин и населить их генетически чистым бизоном и другими крупными млекопитающими.
Несмотря на то, что американские биологи работают над идеей преобразования Великих равнин далеко не первый год, их, похоже, уже опережают в... России. В Сибири доктор Сергей Зимов, директор якутской Северо-Восточной научной станции в городе Черский, проводит уникальный эксперимент, целью которого является превращение влажной болотистой тундры в сухие луга, которые существовали там раньше и где в период плейстоцена обитали зубры, лошади, северные олени, овцебыки, лоси, сайгаки, шерстистые носороги и мамонты, пещерные львы и волки.
Российские ученые, как и их американские коллеги, полагают, что заселение территории некоторыми из выживших видов древних млекопитающих может способствовать восстановлению экосистемы в целом. При этом они считают, что флора региона определяется его фауной, а не наоборот.
Зимов надеется, что переселенные в современную тундру травоядные животные будут потреблять больше мхов, из-за которых почва сейчас чрезмерно влажная. По мере того как почва будет становиться суше, она будет все более пригодной для лугов, а те со временем превратятся в хорошую кормовую базу для животных. Сейчас группа Зимова переселяет на участок тундры площадью 160 квадратных километров в бассейне реки Колыма овцебыков, зайцев, сурков и белок, а после того как они там хорошо обоснуются, планирует импортировать из Канады бизона и позже завезти туда сибирского тигра.
Возникает вопрос: если сибирским ученым удастся восстановить природную среду, в которой жили мамонты, не захочется ли им попробовать вернуть к жизни и их самих?
Звучит неправдоподобно, но почему бы не обсудить и такую возможность, особенно после появления технологии клонирования?
Впрочем, мысль об “оживлении” мамонтов кажется столь же фантастической, как и предложение о создании “Парка Плейстоцена”. “Я знаю, что оно кажется надуманным, - соглашается доктор Берни, - но все новые идеи поначалу производят такое впечатление, а потом все говорят, что думали так всегда”.