ЧАСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ И ЕГО ФИКУС

Литературная гостиная
№9 (828)

 

- Боюсь, так мы с вами не договоримся. Чтобы реально помочь вам, я обязан знать истинное положение вещей. Для нашей же общей пользы. Итак?
- Не понимаю, какое это может иметь значение? Какая вам разница? Если помните, в вашем объявлении четко сказано: “наблюдение, информация, составление алиби, услуги только для мужчин” или что-то в этом роде. И вот он я, мужчина, и готов заплатить за услуги...
- Я, представьте, хорошо помню, что сказано в моем объявлении. Я не только его читал, я его еще и писал. Это мой хлеб. Но, поймите, я никогда не работаю вслепую. Уж если клиент обратился ко мне, значит, он мне доверяет. И я не только вправе, я просто обязан спросить, для кого или для чего он хочет получить фиктивное подтверждение некоего действия или бездействия. Да не из любопытства, а лишь для облегчения нашего сотрудничества, чтобы я мог определить рамки своей работы и не слишком глубоко залезал в ваш карман. Поверьте, это будет удобнее и мне, и вам. Итак?
- А если я не имею морального права?..
- Тогда мы с вами просто расстанемся. Поймите, я - не налоговый инспектор и не страховой агент. И не следователь. Обманывать меня нет смысла. Я - ваш друг. Защитник, если хотите. И я должен просчитать варианты в зависимости от реалий. Ведь если вы провели ночь у любовницы и вам срочно нужно объяснение для жены - это одно. Если же вы всю ночь общались с работниками конкурирующей фирмы и ваш босс об этом догадывается, то мне придется выстроить защиту иначе. С дисциплиной “римское право”, полагаю, вы не знакомы? Понял. Так вот: само слово “алиби” в переводе на русский звучит как “другое место”. Эрго: объект не может совершить некое действие в конкретном пункте А, если в это же время находился в конкретном пункте Б. Наша с вами задача - убедительно отобразить пункт Б, а для этого я должен знать истинное положение вещей, дабы облегчить выполнение всех условий, и сейчас я выступаю в роли вашего прямого адвоката, так что скрывать от меня истину - не в ваших интересах...
Рекламодатель перевел дыхание, слишком длинной оказалась последняя фраза. Он не был профессиональным чтецом или оратором, техникой разговорного жанра не владел, хотя в свое время перечитал несколько методических пособий по теме “Искусство лектора”. Это было много лет назад, когда он служил в милиции на должности участкового инспектора, и навыки агитатора-пропагандиста были нужны ему исключительно для профилактических бесед в трудовых и учебных коллективах на вверенной территории. В то время умение убеждать очень помогало, но сегодня, сейчас...
Сейчас - иная эпоха, иные ценности и понятия, иные условия жизни и выживания. Однако наука убеждать (не путать с суворовской “Наука побеждать”, - так сам для себя грустно шутил он) помогала и в былой правоохранительной службе, и в нынешнем собственном бизнесе. Разница лишь в одном: частный детектив волен поступать не только по закону, но и по ситуации. По ситуации, которая иногда выходит за рамки закона. Это сложно, хлопотно и непредсказуемо. И, увы, не всегда по совести.
- Где. Вы. Были.
Каждое слово он отчеканил, подкрепив легким хлопком ладонью по столу. И уже с проникновенностью, граничащей с сочувствием, поинтересовался:
- С женщиной? С мужчиной? С группой людей?
- Тьфу, скажете... - обиделся клиент. - “С группой...” Что я вам, этот... А хотя бы с женщиной. И что?
- С любовницей?
- Н-ну... Можно сказать и так.
- Любовница постоянная?
- Какое это имеет значение?
- В нашем случае имеет.
- Тьфу ты... - процедил клиент, отведя от детектива ненавидящий взгляд. - Разовая, случайная, так сказать. Новая поставщица. Да и трахнул я ее исключительно в деловых интересах, а то и близко бы не подошел. Что вы еще хотите выведать? В каких позах, сколько раз?..
Детектив улыбнулся, покачивая головой:
- Вот и все. И - не больно, правда? А для кого нужно алиби - для жены?
- Для нее.
- И только?
- А для кого же еще, блин!
- Ну, для начальства, например. Ведь вы сегодня полдня уже прогуляли?
- Какое, хрен, начальство... Я сам директор.
- Уже легче. И что вы успели сказать жене?
- Да ничего! Я мобильник отключил еще вчера, вот в чем фишка.
- И со вчерашнего дня вы так и не общались?
- Ну. А утром проверил - восемнадцать звонков от нее.
Детектив кивнул. Но кивнул не заказчику, а самому себе. Заказчик ответил на еще не заданный вопрос. Значит, сейчас может заговорить. Только бы не вспугнуть по-глупому, когда он с таким трудом начал протаптывать дорожку к диалогу...
- Теперь скажите: как часто вы не ночуете дома? С точки зрения тенденции?
- Случается. И по работе, и вот так, как вчера. Но я всегда предупреждаю ее, а на этот раз не вышло. И все бы ничего, так шоферюга мой, гад, подставил, как идиот последний...
Посетитель глубоко вздохнул и с неприкрытым раздражением глянул на полузасохший фикус, который притулился между тумбочкой с принтером и стальным сейфом. Пора выбросить это неприглядное желтое насаждение, - в который раз подумал хозяин кабинета. - Оно, черт возьми, портит не только вид, но и первое впечатление от визита. Хотя, с другой стороны, может свидетельствовать о непомерной занятости частного сыщика: нет ни времени, ни сил даже позаботиться о зеленом... то есть, уже потускневшем друге. Ведь время и силы уходят на решение проблем уважаемых заказчиков. Именно заказчиков. 
Ни одна заказчица еще не переступала этого порога, хотя многие интересовались по телефону: почему это данный рекламодатель игнорирует слабую половину человечества? Что, женщины хуже? Или их проблемы коренным образом отличаются от мужских? В чем дело? 
Извините, Конституция исключает дискриминацию по половому признаку. Равноправие провозгласила еще Клара Цеткин восьмого марта каварнадцатого года, и неужели далеко не юный так называемый детектив, получивший хоть какое-то образование явно же еще в советское время, этого не знает?! 
И приходится долго объяснять этим тоже не очень молодым дамочкам, что давно уже нет ни Конституции СССР, ни законов советского времени, ни былых моральных принципов и установок. Что частный предприниматель вправе сам решать, за какие заказы браться, а какие, с вашего позволения, проигнорировать. Это его личное дело. Частное, если вас так больше устраивает. Может быть, он просто убежденный женоненавистник, вам-то какое дело...
- Выпиваете? - спросил детектив и, увидев недоумение на лице собеседника, уточнил: - Вы пьющий? Или блюдете сухой закон?
- Да бросьте... Бывает, конечно. То презентации, то выставки, то приемы... Как же без этого.
- То есть, ваше отсутствие можно увязать с употреблением спиртного?
- Не понял...
- Вы часто приходите домой, будучи в нетрезвом состоянии? Допустим, после выставки, презентации...
- Это важно?
- Поймите, я хочу выстроить оптимальный вариант версии, а потом ее развить и укрепить. Начнем с выпивки. Вытрезвитель подойдет?
- Что?! - Клиент вскочил со стула. - Да никогда...
- Стоп-стоп. Без экспрессии, пожалуйста. Все когда-то случается в первый раз. Кроме того, я основываюсь на личном опыте. Только, прошу вас, выслушайте меня, не перебивая. А потом я отвечу на ваши вопросы, если они возникнут. В первом случае помогает именно квитанция об оплате услуг спецмедслужбы. А потом, если заказчик обращается ко мне во второй, третий, десятый раз, тогда мы работаем по другим направлениям, в зависимости от обстоятельств. Сейчас я предлагаю вот что. Я делаю один звонок, и через полчаса у вас на руках будет настоящая справка-счет любого из четырех вытрезвителей города, на ваш выбор. Проверить ваша супруга ничего не сможет, даже если очень захочет - эта служба справок не дает. Мне останется лишь слегка помять ваш пиджак и налить вам сто пятьдесят водочки, вроде как вы успели “поправиться”. Ну, и от вас, конечно, потребуется немного фантазии... Как идея?
- Вы закончили? - клиент, слегка прищурившись, глянул на детектива, и тот расценил этот взгляд по-своему:
- Да, и эту услугу я оцениваю в сто пятьдесят долларов.
- Ну да. Один звонок - и полторы сотни баксов. Недурственно живете. Весьма недурственно.
...Детектив покивал головой, с трудом пряча улыбку. Конечно, требовать сто пятьдесят долларов за один телефонный звонок - это наглость и хамство. Так поступают лишь отъявленные рвачи и мошенники без стыда и совести, да и то не каждый день.
- Начальники вытрезвителей - ваши друзья? - поинтересовался заказчик. - И они с вами в доле, правда?
- Да нет, - грустно ответил детектив. - К сожалению, у меня нет таких друзей. Я позвоню в другое место, но это уже совсем другая тема, и развивать я ее не намерен. Просто я знаю, куда обратиться, и это основная часть моей работы. Итак?
- Нет, вытрезвитель не проходит определенно. У меня личный водитель на ставке, он же и охранник. Будь я хоть в дым и вдрызг - доставит меня домой и вручит моей благоверной из рук в руки. Так что залететь по пьянке у меня никак не получится. Нужен какой-то другой выход...
- Внезапная командировка?
- М... А что? Я довольно часто мотаюсь по городам. А, ну-ну, сейчас подумаем...
- И бывало ли, что вы срывались в поездку, не предупредив жену?
- В том то и дело, что нет. Я всегда ей или звоню, или предупреждаю другим способом. Через водителя, например.
- А что мешало вам позвонить ей вчера и придумать собственную отговорку? И не имели бы сегодня проблем. Легко и просто.
Посетитель вздохнул и смущенно развел руками:
- Да вот так вышло. Ни времени, ни возможности, ни условий... А когда вспомнил, так поздно было. Не по времени, - поправился он, - по обстоятельствам поздно. Она уже успела связаться с моим водителем, он сказал, что я его отпустил, а сам остался в офисе с представительницей поставщика. Так и было на самом деле, вот в чем фишка. Не сообразил, гад, сказать - “с представителем”! Сегодня же уволю к хренам. На кой мне помощник, у которого вода в жопе не держится...
- Откуда вы знаете, что водитель вас... э-э... невольно сдал?
- Да он мне сам потом позвонил, беспокоился, где я, что со мной. Ну и выяснилось, что ему минуту назад звонила моя жена, искала меня, вот он и выложил ей все как на духу. Про представительницу, блин...
- Он сам позвонил вам?
- Ну да.
- На ваш отключенный мобильник? - невинно поинтересовался детектив и, заметив смущение клиента, покачал головой: - Я же просил вас говорить правду... Ведь вы не отключали телефона? Так? А минуту назад сказали, что ваш телефон был отключен, и я строил бы линию с учетом этого факта. И выяснилось бы потом, что жена ваша слышала длинные гудки, а не сообщение, что “абонент временно недоступен”. И вся наша работа не стоила бы выеденного яйца. Обманывая меня даже в мелочах, уважаемый, вы вредите только себе.
- А если так: я поставил телефон на подзарядку в другом помещении, поэтому не слышал звонков?..
- На всю ночь и до сего момента? Это смешно. Жена ваша тут же спросит: а где ты был, милый, всю ночь, пока твой мобильник заряжался?
- А я... Я сорвался внезапно, скажем, в Полтаву, а про телефон вообще забыл. Там у меня часто проблемы с таможней...
- Каким образом сорвались?
- На машине. Три часа туда, три обратно, пять-шесть часов там...
- Водителя вы отпустили, - напомнил детектив.
- Ах, черт...
- Поезд?
- Поезд, поезд, - задумался гость. - Почему нет? Шестьдесят третий на Киев уходит в двадцать два ноль-ноль...
- Но здесь мы имеем два слабых звена: почему вы не вернули водителя и не поехали с ним на машине, и почему вы не позвонили домой хотя бы из Полтавы, чтобы успокоить супругу.
- Водителя, скажем, я не вернул потому, что он с утра был на колесах, устал, и ехать с ним ночью в другой город просто опасно - он мог уснуть за рулем. А почему не позвонил из Полтавы? Ну, скажем, нервничал, замотался, упустил из виду...
- Вы с ней вчера не поссорились?
- С женой? Нет. А почему вы спрашиваете?
- Если бы поссорились, можно было бы сказать, что вы обиделись и не хотели звонить принципиально - пусть поволнуется. А нет, так нет. Значит, этот момент вы продумаете сами. Так что вам нужно? Документы какие-нибудь, накладные, билеты в Полтаву и обратно с подлинным компостером за вчера и сегодня? Свежую газету “Заря Полтавщины”?
- Вы и это можете? - удивился клиент.
- Это мой бизнес.
- Документы не нужны, я их сам себе выписываю. Билеты-газеты, говорите... Пожалуй, тоже не надо.
- Почему? На стол бросите, этак ненавязчиво...
- Нет, неправдоподобно получится, наиграно. Я никогда так не делал.
- Но вам нужно подтверждение, что вы были в другом городе. Тогда представьте: вы только что вернулись из командировки на вокзал “Слобожанск-Пассажирский”. И стремитесь как можно скорее связаться с женой. Ваш сотовый остался в офисе, так? Так. Ваш водитель не имеет понятия, где вы находились всю ночь. Представительница поставщика, говоря математическим языком, двусторонне “сокращается”, так как ни у нее нет выхода на вашу жену, ни у вашей жены нет выхода на нее. Остается - что?..
И детектив загадочно улыбнулся, словно предлагая собеседнику придумать что-нибудь самостоятельно, но тот молчал.
- Не догадались? Остается звонок с вокзала. Вы сообщаете супруге, что живы-здоровы, извиняетесь за то, что не смогли предупредить о внезапном отъезде, и вот теперь объявляетесь и объясняетесь. Говорите коротко и уверенно, чтобы ваш голос ни в коем случае не звучал виновато. На женщин это действует, иначе сразу же возникнут ненужные вопросы, на которые вы не сможете ответить четко и лишь вызовете сомнения. А от сомнений - один шаг до подозрений, это нам не нужно. Итак, вкратце: “Извини, дорогая, - или как вы ее называете, - не смог предупредить, был в Полтаве, мобильник забыл на работе, проблемы разрулил, жизнь прекрасна...” Постарайтесь уложиться в две-три фразы. И, главное, не давайте ей повода задавать вопросы по телефону. Пока доберетесь домой, она остынет и успокоится: муж нашелся, ничего не случилось. А дальше - по обстоятельствам. Расклад приемлем?
- Ну... - задумчиво протянул клиент, однако по его взгляду детектив понял, что путь избран если не оптимальный, то весьма близкий к таковому.
- Тогда нам понадобятся звуки вокзала. Чтобы все было наглядно и убедительно.
- Звуки вокзала? - поднял брови клиент.
- Ну да. Обычный фон обычного вокзала.
- Время, время... Переться через весь город...
- Никуда переться не надо. Сейчас у нас десять сорок две. Есть такое дело, - детектив защелкал клавишами ноутбука, нашел нужный сайт и сказал: - Так, “Киевское направление”. Ближайший через Полтаву - сорок седьмой, “Львов - Слобожанск”, прибывает в одиннадцать ноль пять. У нас почти полчаса для репетиции со звуковым оформлением.
Он открыл шкаф с фонотекой и выбрал нужный компакт-диск.
Через сорок минут, успев отведать хозяйского пива из холодильника, клиент набрал свой домашний номер. Рядом с телефонным аппаратом работал стереофонический плеер, из колонок которого приглушенно звучало: “Пассажирский поезд “Одесса - Ужгород” отправляется с третьего пути, провожающих просим покинуть вагоны... Начальник таможни Фоменко, срочно зайдите к дежурному по вокзалу... Внимание, на первый путь прибывает скорый поезд “Тбилиси - Москва”, будьте осторожны...”
Объяснения с дражайшей половиной клиент ограничил не двумя-тремя фразами, как того советовал детектив, а пятью-шестью, но в целом все прошло без запинок и лишних пауз. Клиент обладал определенным артистизмом, из этого хозяин кабинета сделал вывод, что подобные фокусы для гостя не в новинку. Да вот подобный “прокол” получился впервые, поэтому дяденька и был вынужден обратиться к специалисту по обеспечению алиби. Что ж, с почином. Вполне вероятно, что эта встреча не последняя...
- Стоп, - клиент вдруг хлопнул себя по лбу. - У нее же ваш номер высветился!
- Не высветился. Мой телефон не определяется, он защищен. Собеседник увидит на экране только прочерки, как при сигнале с таксофона. А при необходимости я могу ввести в его АОН любой номер, хоть приемной директора Интерпола. Так что не беспокойтесь. И ни оператор мобильной связи, ни АТС ничего не определят.
- Лихо. И сколько?
- Что - сколько?
- Сколько я вам должен?
- А-а!.. Пятьдесят.
- Простите, пятьдесят... чего?
- Пятьдесят долларов с квитанцией или сорок - без.
- Ка-ак?!
- Повторяю: пятьдесят долларов с официальным оформлением заказа или сорок наличными из ваших рук в мои руки напрямую. Дешевле не бывает, я не спонсор.
- А за что это сорок долларов, я не врубился? За один звонок? Имейте совесть...
- Не за звонок, - терпеливо пояснил детектив, - а за помощь. За услугу, которую я вам оказал быстро и качественно. Или вы не согласны?
- Да, но дороговато... - клиент замялся, вынимая бумажник и с сомнением поглядывая на детектива. - Двадцать устроит?
- Недавно я приобрел новый учебник “Основы психологии”, - хмыкнул детектив и пояснил: - Иногда помогает по работе. Так там в качестве примера описывается интересный случай. Мать привела своего сына в платную клинику: мальчик засунул горошинку в нос, а обратно - никак. И когда врач удалил эту горошинку, то дама спросила: “Сколько я вам должна?” А врач отвечает: “Лишь десятую часть от той суммы, которую вы были готовы заплатить, пока я еще не помог вашему сыну”. Чувствуете разницу?
- Двадцать пять?..
- Нет.
- Тридцать?
- Сорок, - устало повторил детектив.
В процессе расчетов ему часто приходилось настаивать на своем. Он называл конкретную сумму и ни в коем случае не торговался с клиентами, которым всегда кажется, что проделанная работа несоразмерна с запрашиваемым гонораром. Многие заказчики, переступая порог этого кабинета, изначально готовы были расстаться с любыми деньгами, лишь бы поскорее выйти сухими из болота, в которое сами же и влезли, однако потом, услышав сумму, начинали охать и стонать - да за что же такие деньжищи?! Грабеж!..
Надолго запомнился один бизнесмен, пожелавший обрести подлинный посадочный талон на теплоход “Дмитрий Шостакович” рейсом “Хайфа - Одесса”, подлинную квитанцию из тель-авивского книжного магазина “Дон Кихот” на любую сумму и подлинную справку из любого иерусалимского пункта обмена валюты. И то, и другое, и третье должно было иметь двухнедельную давность. Все требуемое клиент получил через три дня, но его несказанно смутила цена услуги - целых 1850 долларов! И - за что? За три дня непыльных телодвижений? Где это видано?.. Скрепя сердце, клиент отстегнул тысячу, пообещал, что остальные деньги занесет на днях, и исчез. Да, остались в компьютере паспортные данные этого забывчивого гражданина (без них получение нужного талона и нужной справки обошлось бы куда дороже), но не будет же он теперь отыскивать должника и взывать к его совести. Тот засмеется и скажет, что впервые видит этого детектива-вымогателя...
- Тридцать пять, - не сдавался клиент.
- Сорок.
- В таком случае позвольте откланяться. Надеюсь, гнаться за мной и стрелять в спину вы не будете?
- Не буду.
- И на том спасибо. Этот сороковник вы разбросаете по двум-трем следующим сделкам, и никто ничего не почувствует. Ведь так?
- Именно.
- Всего хорошего, - клиент поднялся, придвинул стул к столу и шагнул к выходу. На пороге не сдержался: - Много хочешь - мало получишь. Слышали такой постылый постулат?
- Слышал.
- Именно, - копируя интонацию детектива, бросил клиент.
Вышел и аккуратно прикрыл дверь.
Детектив допил пиво и закурил. Да, вся фишка - в конфиденциальности сделки. В том, что заказчик без крайней необходимости может даже не называть своего имени. Услугу принял, на словах поблагодарил, но в цене не сошлись - и полный привет. Не гнаться же за ним... И дело-то не в сорока долларах, а в том, что развели. Развели на бабки. И полагают, что так и надо, что такой исход справедлив, ведь кинуть лоха - не западло, будь он грузчиком, коммерсантом или частным детективом. Вот это и обидно. Но - не смертельно...
Очередной сухой лист спланировал на пол, детектив невольно проследил за этим мелким событием и усмехнулся. Ну, почему бы сейчас не встать и не вытащить этот фикус на улицу, к мусоросборнику? Нет, лучше это сделать перед уходом, чтобы сегодня уже сюда не возвращаться.
Придвинув к себе телефонный аппарат, он глянул на номер последней связи. Номер, с которым пять минут назад соединился неблагодарный посетитель.
 
* * *
...Сколько времени он просидел, тупо глядя на светящиеся цифры, Рахман не помнит. То ли две-три минуты, то ли час-полтора. Он заставлял себя поверить в реальность происходящего. Вернее, уже произошедшего. И поймал себя на мысли, что сам готов заплатить за то, чтобы этот номер оказался любым другим. Как бывший офицер милиции и как нынешний частный предприниматель, он не удивился такому совпадению. Бывали казусы и покруче, бывали случаи и более невероятные. Но как человек, мужчина... Как мужчина он был весьма озадачен, если не сказать - шокирован.
Это был его собственный, но уже бывший собственный номер. Теперь это номер его жены. Его бывшей жены. И ее нового мужа по имени Константин, которого Рахман никогда не видел. Ни видел до нынешнего дня.
Так вот, на кого ты меня променяла. Таня, Танюша, Татьянка моя... И чего добилась?..
Рахман вынул из холодильника початую бутылку “Старокиевской” и налил полстакана. Потом добавил до краев. Заметил, что пальцы подрагивают. Это плохо.
Сегодня никакие звонки приниматься не будут. Пусть поработает автоответчик.
А этот дохлый фикус срочно выволочить отсюда к чертям собачьим! Хотя, нет - лучше завтра. Сейчас ни сил нет, ни настроения...
 
Леонид КУРОХТА