Кое-Что о справедливости, охранЯемой законом

Нью-Йорк
№47 (500)

Впервые увидев это относительно небольшое, но совершенно необыкновенное здание, стоящее на углу Мэдисон авеню и Ист 25-й улицы в средней части Манхэттена, я почему-то вспомнил о непримиримой борьбе с архитектурными излишествами, развернутой во времена Хрущева в бывшем Советском Союзе, в результате которой на необъятных просторах одной шестой части суши появилось множество совершенно безликих, неотличимых друг от друга, прямоугольных бетонных домов-коробок.
Здание же, о котором говорю я, скорее похоже на Зимний Дворец в миниатюре, и этим оно отличается от своих соседей, возведенных около Мэдисон-сквера в классическом стиле начала прошлого века. Речь идет об особняке, построенном в 1900 году для размещения в нем апелляционного суда, который являлся одним из отделов Верховного суда штата Нью-Йорк.
До 1896 года апелляционный суд Нью-Йорка работал в арендованных помещениях старого дома, находившегося на углу Пятой авеню и Девятнадцатой улицы. К этому времени в связи с увеличением объема работы юристы и их помощники вынуждены были корпеть над бумагами в большой тесноте. Для того чтобы избавиться от нарастающих неудобств, для апелляционного суда решено было построить отдельное здание. Судьи сами выбрали место для новостройки рядом с Мэдисон-сквером. Это была жилая зона, расположенная недалеко от домов, где обитали сами судьи. Намеченный участок земли власти города выкупили у его бывших владельцев за 370 тысяч долларов. Архитектору Джеймсу Брауну Лорду была выделена неслыханная по тем временам сумма в 700 тысяч долларов на строительство нового здания.
В те годы существовало движение, призывающее ко всемерному украшению города - «City Beautiful movement». Учитывая существующее общественное настроение, архитектору было дано указание использовать большую часть выделенных средств на декорирование здания и его интерьеров. Однако сумма была настолько велика, что «несчастный» архитектор, несмотря на то, что треть выделенных средств уже была потрачена на различные «архитектурные излишества», многочисленные скульптуры, фрески и позолоту, все же не уложился в бюджет. Стройка закончилась, а из выделенных средств осталось еще 60 тысяч долларов, которыми архитектор не знал как распорядиться. Как говорится, недоперевыполнил. В общем, судьи не пожалели денег на обустройство своих рабочих мест, в результате чего на свет появилось маленькое архитектурное чудо.
В здании три этажа. Его великолепный фасад, который выходит на 25-ю улицу, украшен треугольным фронтоном, поддерживаемым шестью коринфскими колоннами.
По бокам от главного входа установлены две скульптуры работы Фредерика Рюкштула. Та, что слева - если стоять лицом ко входу - называется «Wisdom». У ее основания выбиты такие слова: «Любой закон, не основанный на мудрости, представляет собой угрозу государству». Скульптура справа называется «Force», у ее основания выбита надпись: «Мы не должны использовать силу, пока этому препятствует закон». Неплохие слова, о которых было бы полезно почаще вспоминать, особенно в наше время.
Фасад, обращенный на Мэдисон авеню, не менее замечателен чем тот, который выходит на 25-ую улицу, благодаря мраморному карнизу, поддерживаемому четырьмя другими колоннами коринфского ордера. Снаружи, по периметру крыши, здание украшено почти тридцатью скульптурами, которые были созданы шестнадцатью ваятелями. Среди них были такие хорошо известные мастера, как Даниэл Честер Френч и Карл Биттер. Их работы увенчивают фронтон над главным входом в здание.
Помимо мраморных фигур, символизирующих Мудрость, Мир и Справедливость, там были установлены также памятники таким историческим лицам, как Моисей, Конфуций, византийский император Юстиниан и Мухаммед. Однако в 50-е годы статую последнего убрали по требованию мусульманских организаций, так как ислам запрещает изображать людей в скульптурах или на рисунках. Она стояла в ряду скульптур с самого правого края, если смотреть на фасад здания со стороны 25-й улицы. От этого симметрия в расположении статуй нарушилась, освободившееся место бросается в глаза. Однако, как говорится, «свято место пусто не бывает», и, может, когда-нибудь туда поставят кого-либо из наших современников. В целом снаружи все здание похоже, на мой взгляд, на большую мраморную шкатулку.
Внутреннее убранство «шкатулки» ничуть не уступает ее внешнему оформлению. Однако об этом я могу судить лишь по описаниям, так как внутрь здания мне попасть не удалось. Лучшие художники того времени расписали его стены и потолки. Интерьеры были украшены сиенским мрамором, бронзовыми и хрустальными канделябрами и великолепной фирменной мебелью конца позапрошлого-начала прошлого веков.
В 1954 году к старому зданию суда было пристроено новое в связи с очередным увеличением объема делопроизводства, но оно уже было далеко не таким пышным.
Однако и новое здание имеет свою достопримечательность, хотя она и не бросается в глаза. Ею является мемориал, посвященный всем погибшим в Холокосте в период с 1938-1945 года. Он представляет собой шестигранную из белого каррарского мрамора полуколонну, вторая, невидимая половина которой как бы утоплена в северный край стены здания, обращенной к Мэдисон авеню. Высота колонны составляет 27 футов, что чуть больше восьми метров. Она стоит на мраморном блоке, который опирается на основание, уходящее вниз на уровень полуподвального этажа, откуда Мемориал подсвечивается в ночное время. В целом все сооружение имеет в высоту более одиннадцати с половиной метров.
Все шесть выступающих из стены граней колонны покрыты резьбой в виде извивающихся потоков пламени, напоминая пламя печей освенцимского крематория. Языки огня направлены в сторону здания суда, как бы угрожая этому символу Справедливости. Вся колонна опирается, как я писал выше, на мраморную плиту с вогнутой поверхностью, которая находится на уровне глаз зрителя. На ней выгравирован рельефный план Освенцима. Он создан на основе снимков, полученных союзниками во время аэрофотосъемки этого концентрационного лагеря в августе 1944 года. На плане отдельно указаны помещения для пыток, крематорий, газовые камеры и дом коменданта этой фабрики убийств. Вокруг рельефа выбиты слова: «Indifference to Injustice is the Gate to Hell» - «Безразличие к несправедливости - это ворота в ад».
Мемориал был торжественно открыт 15 лет назад в присутствии тогдашних губернатора штата Нью-Йорк Марио Куомо, бывшего и действующего мэров Нью-Йорка Эдварда Коча и Дэвида Динкинса, автора мемориала - выпускницы Колумбийского университета и нью-йоркской Академии искусств Гарриет Фейгенбаум и других официальных лиц.
В 1966 году здание суда было признано лэндмарком Нью-Йорка и внесено в национальный регистр исторических мест.