Запад есть. а где Восток?

Факты. События. Комментарии
№49 (502)

Британский премьер-министр и нынешний председатель Евросовета Тони Блэр, похоже, все-таки слишком тесно общался с Джорджем Бушем – иначе откуда бы в «почерке» солидного англичанина возникли разудалые «ковбойские» тенденции?
Едва успевший начаться в понедельник и ровно через полдня завершившийся саммит в Барселоне, созванный по инициативе Блэра, – как раз из разряда «политики наскока»: на него были приглашены руководители всех стран Евросоюза, а также арабских государств Ближнего Востока и Северной Африки плюс Израиля, Сирии и Иордании. Европейцы были представлены почти что в полном составе. Арабы не явились вообще – за исключением президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса. Израильский премьер Ариэль Шарон также сам не приехал, а прислал представителя. Что - Ближнему Востоку не о чем говорить с Европой?[!]
Целью саммита, по словам организаторов, была выработка совместной стратегии борьбы с терроризмом, а также принятие совместной декларации на эту тему. Декларация была принята, однако совершенно не такая, какую планировали европейцы. Страны-участники договорились о совместных «правилах поведения в борьбе с терроризмом» - но главная проблема никуда не девалась: представители Запада понимают под термином «терроризм» нечто совершенно иное, нежели лидеры исламского Востока. О том, о чем еще в сентябре худо-бедно договорилась Генеральная Ассамблея ООН, декларация не упоминает: о взаимной поддержке, об обмене хотя бы информацией. С одной стороны, арабская сторона более не возражала против исключения из определения терроризма «борьбу против иностранной оккупации», однако совместные действия против террористов и тех, кто их поддерживает, по мнению лидеров арабских стран, должны оставаться «делом доброй воли каждого отдельного политического образования». В смысле: хотим – отстреливаем террористов, как Иордания, а хотим – снабжаем их деньгами и оружием, как Сирия.
Впрочем, по проблеме терроризма и такой компромисс – уже неплохо. Однако еще один вопрос, стоявший перед делегатами, попросту застрял: по израильско-палестинским отношениям - увы, ни малейшего прогресса. После ухода Израиля из сектора Газа и западного берега Иордана аппетиты арабских лидеров, похоже, лишь разгорелись: теперь от Израиля требуют возвращения к границам 1967 года (до Шестидневной войны). Естественно, израильские представители отказались подписывать итоговый документ в таком виде, да и европейцы-организаторы саммита выглядели несколько ошарашенными подобным развитием событий. Так что совместной израильско-палестинской декларации не получилось. Этот конфликт был упомянут лишь в односторонней декларации европейских участников саммита – вполне корректно, в рамках «Дорожной карты»... и без каких-либо новых инициатив.
Как заявила посетившая саммит канцлер Германии Ангела Меркель, лично она совершила в Барселоне лишь одно полезное действие: встретилась в кулуарах со своим давним противником, с которым, однако, должна теперь подружиться – с турецким премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом. Госминистр внешнеполитического ведомства ФРГ Гюнтер Глозер, руководивший немецкой делегацией, заявил: «Если бы все политические лидеры явились в Барселону – это было бы однозначным политическим сигналом всему миру, однако в нынешней ситуации особых успехов не наблюдается». За кулисами европейской политики можно также отметить некоторое недовольствие действиями Тони Блэра. Как писал когда-то (впрочем, в несколько ином контексте) Салтыков-Щедрин: «От него кровопролития ожидали, а он – чижика съел». Вместо ожидаемого прорыва получился выстрел «в молоко». Как заметил один из политических советников испанского премьера Хосе Луиса Сапатеро, британцы вообще были близки к тому, чтобы попросту сдаться и объявить саммит неудавшимся. Сам Сапатеро, однако, требовал «согласия любой ценой».
Какое-то подобие согласия все же имело место. Невзирая на конфликты по важным пунктам, саммит, который, к слову, был посвящен десятилетию Организации европейско-средиземноморского сотрудничества (Евромед), договорился о так называемой «пятилетней программе», одной из целей которой является создание до 2010 года между ЕС и средиземноморскими странами зоны свободной торговли – этого решения многие годы добивались в первую очередь лидеры Марокко и Египта. До 2015 года, согласно программе действий, принятой саммитом, все дети в Северной Африке должны получить доступ к школьному образованию. Европа взяла на себя обязательство помогать Марокко, Алжиру, Тунису, Ливии, Египту, Иордании, Сирии, Ливану и Палестинской автономии в «социоэкономическом развитии» - впрочем, как конкретно такая помощь будет выглядеть, сказано не было. Кстати, только за последние 10 лет помянутые страны получили около 30 млрд. европейских денег – в виде кредитов и прямой помощи. Другое дело – как эти деньги были использованы. Когда об этом заходит речь, арабские политики становятся на удивление многословны и неконкретны. Вместо них отчет о расходе средств делает Европейская комиссия по надзору за злоупотреблениями «Олаф». Тем не менее официальный Брюссель пообещал в ближайшие пять лет увеличить финансовую помощь – наверное, в расчете на то, что чем больше денег будет переправлено на Ближний Восток, тем больше шансов, что действительно нуждающиеся люди там получат хоть что-нибудь.
Кроме того, представители стран-участниц саммита договорились «поддерживать легальную и снижать нелегальную иммиграцию» из стран Черной Африки в Европу – опять-таки, без указания конкретных мер и способов. Детали должна прояснить последующая конференция на министерском уровне. Европейцы готовятся помогать магрибским странам в усилении там пограничного контроля, а также в постройке лагерей беженцев подальше от собственных границ.