Пароль: матисс

Мир искусства
№19 (315)

Давненько мы с вами, дорогие читатели, не бывали в одном из интереснейших нью-йоркских музеев - Морган Лайбрэри, то есть Библиотеке Моргана. Имя музею дало уникальное собрание старинных манускриптов и инкунабул – книг, изданных на заре книгопечатания и оставшихся в считанных экземплярах. А начал составлять ценнейшую эту коллекцию еще в позапрошлом веке Джон Пирпонт Морган-старший, которого Америка звала и продолжает звать JPM, один из крупнейших финансистов и богатейших людей планеты.
Молодой американский капитал теснил старушку Европу, а новоиспеченные богатеи, чьи состояния бывали подчас повесомее всей государственной казны иного немалого государства, старались заявить о себе не только как о людях, умеющих делать деньги, но и как о носителях культуры. Морган, Фрик, Кольт, Рокфеллер, Барнс целеустремленно приобретали лучшие произведения искусства, становясь при этом его знатоками, а иногда, как Морган или Барнс, и профессионалами высокого класса. Благодаря таким увлеченным коллекционерам, как JРМ, Америка и стала музейным форвардом, а Нью-Йорк - не только финансовой столицей мира, но и столицей искусства.
Великолепный дворец Моргана на углу Мэдисон Авеню и 36-й улицы в Манхэттене построен выдающимся американским архитектором Чарльзом Маккином в самом начале XX века. До сих пор он поражает величием, элегантностью и красотой. JРМ-младший превратил особняк в своеобразный памятник отцу, сохранив и пополнив его библиотеку и коллекцию уникальной живописи и скульптуры, показав разносторонность пристрастий и талантов человека, ставшего легендой Америки. Его называли self-made-man, человек, сделавший себя сам, хоть и начинал он отнюдь не с нуля, происходил из семьи зажиточной, но осторожной и медлительной. Знать, природа отдыхала на нескольких поколениях потомках знаменитого Моргана, кровавого капитана пиратской флотилии, чью невероятную напористость, безжалостность, дерзость и смелость унаследовал, наконец-то, праправнук Джон Пирпонт, прозванный Мистер Риск. Вот и не верь после этого генетике! Нет, не разбойничье золотишко, а именно набор пиратских качеств плюс безусловный финансовый гений JРМ помогли ему создать могущественную империю Морганов с мощной сферой влияния. Такие гиганты, как «Морган гаранти траст компани», инвестиционный банк «Морган Стэнли энд К», страховые компании «Пруденшл» и «Нью-Йорк лайф», промышленные корпорации «Юнайтед стейтс стил», «Дженерал Моторс», ряд крупных банков, и поныне контролируются финансовой группой Морганов, никогда не скупившихся на все, что касается искусства. «Библиотека Моргана», которую называют одним из семи чудес света, - не единственное, но убедительное тому доказательство.

Сэр Кеннет Кларк, известнейший английский искусствовед, побывав в музее, так обобщил свои впечатления: «В европейских столицах есть коллекции покрупнее, но здесь, у Моргана, мы понимаем: каждая вешь – это подлинное сокровище».
Но кроме великолепной постоянной экспозиции, музей показывает нам и очень интересные, со вкусом и углубленным пониманием искусства составленные, выставки. Они невелики: здесь нет анфилады огромных залов, как в Метрополитен или Уитни, ведь расположен музей в здании, бывшем прежде семейной резиденцией, и комнаты его сейчас отданы основной коллекции. Но каждая из «временных» экспозиций, как правило, поражает новизной «сюжета» и полным его раскрытием. Вот и сейчас музей предлагает нам тему «Пьер Матисс и его художники», которая наверняка будет интересна всем, кто любит искусство, кто любит Нью-Йорк.
В октябре 1931 года в Манхэттене на 57-й улице, напротив только-только обосновавшегося там Музея современного искусства открылась галерея Пьера Матисса, также демонстрировавшего и, в отличие от музея, продававшего работы прославленных современников. В залах его галереи восхищенная публика видела полотна Дерэна, Пикассо, Шагала, де Кирико и, конечно же, живопись и дерзкие рисунки Анри Матисса-отца. Дело в том, что приехавший в 1924 году и обосновавшийся в Нью-Йорке Пьер был вторым сыном великого французского художника и его жены Амели, вырос в атмосфере поклонения и трепетной любви к искусству, и жизнь свою вне искусства не представлял. Понимая, что хорошим живописцем ему не стать, болтаться в охвостье настоящего искусства ему, Матиссу, недостойно, Пьер посвятил себя глубокому изучению, познанию искусства, его истории, его течений и приоритетов, а особенно - зарождению и развитию авангарда, ставшего точкой отсчета искусства XX века, которое он неустанно пропагандировал. Это и была основная цель его галереи, ставшей делом его жизни.
Итак, Пьер стал артдилером, то есть тем, что в России называли торговцем картинами. Не стоит пожимать плечами. Артдилер не только должен знать конъюнктуру, изучать рынок, быть неплохим психологом, умеющим расположить к себе и убедить покупателя, найти и постараться купить подешевле хорошую картину, рисунок, скульптуру. Он должен еще быть отличным знатоком и живописи, и графики, и скульптуры, обладать непогрешимым вкусом и поистине собачьим нюхом на стоящие работы. И не только на их сиюминутную ценность и популярность, но, главное, он обязан уметь прогнозировать ситуацию, провидеть, каков будет спрос на работы того или иного художника в недалеком, да и далеком будущем тоже, то есть осознать, какова истинная ценность творчества художника, еще непризнанного.
Именно Пьер представил Америке малоизвестных здесь Балтуса, Кальдера, Джакометти и Миро. Позднее в его галерее появились работы ряда молодых художников, как европейских, так и американских, которым он, подобно Зборовскому, сыгравшему огромную роль в становлении современного французского искусства, дал путевку в жизнь. И в этом смысле был именно тем человеком, который дал импульс стремительному развитию американского искусства и обретению Нью-Йорком статуса столицы искусства мирового, последовательно принадлежавшего Флоренции, Венеции, Амстердаму, Лондону, Парижу.
А ведь начинал Пьер в Америке, как говорится, с нуля. Хотя, хотя… Имя Матисс было для него своего рода паролем для входа не только в художественные круги Нью-Йорка, но и в его «высший» свет, в котором не было аристократов, зато были люди очень богатые – и знающие толк в искусстве старые семьи, и нувориши, множившиеся с невероятной скоростью и стремящиеся украсить свои дворцы произведениями искусства, покупая их у авторитетных артдилеров. Авторитет Пьера Матисса в области современного искусства был непререкаем, и его галерея стала подлинным питомником талантов. Она заняла в истории американского искусства одно из центральных мест, а Пьеру отведена здесь роль «агитатора, горлана, главаря», яростного пропагандиста лучших его достижений.
Одна из немногих в мире галерей, просуществовала она более полувека, до смерти Пьера в 1989 году. Им была собрана ценнейшая коллекция шедевров Анри Матисса, Шагала, Джакометти, Миро, Матта, Танги, Балтуса – польского графа Балтазара Клоссовского, отринувшего богатство, титул, знатную родню и отдавшегося любимой живописи, прославившей его новое имя. А еще Пикассо, Дюбюффе, Дерэна и.., и.., и...
Коллекция стала достоянием Фонда Пьера Матисса, а сейчас представлена в Морган Лайбрэри, где очень интересно побывать и куда добраться можно поездами метро R, N, F, D, Q, 4, 5, 6 до остановки «34 Street».
Демонстрации картин предшествует небольшая, но емкая экспозиция писем, фотографий, документов из архива галереи Пьера Матисса – живая история, к которой вы можете прикоснуться.