Белый дом с черного хода

Америка
№10 (829)

Факты, слухи, скандалы
Когда-то, помню, самым таинственным и интригующим местом на свете казался Кремль. Теперь, однако, с развалом советской империи и утерей Россией статуса супердержавы, интерес к комплексу на Красной площади сугубо историко-художественный, как к прекрасному, пусть и эклектичному, памятнику архитектуры. Зато Белый дом был и остается в центре внимания не только Америки, а всего мира, являясь, по сути, политическим центром нашей глобал виллидж.

Само собой, любопытство вызывают любые тамошние подробности, включая пикантные детали жизни его главных обитателей – Президента и Первой леди. Это и понятно: само их существование перестало быть частным, а стало – не побоюсь этого слова – историческим. Конечно, придет время для настоящих инсайдеров, которые работали бок о бок с президентом и после ухода из Белого дома ударятся в воспоминания, да и сам Президент и Первая леди, получив баснословные авансы, сочинят мемуары, но когда это еще будет? Что же до его ближайших сотрудников, то если они останутся лояльны своему боссу и напишут воспоминания в рамках политкорректности, тогда не то что всей правды, а даже забавных деталей вряд ли от них дождешься: главная забота таких вспоминальщиков будет, чтобы, не дай бог, не опорочить президента. Одна надежда – да простят мне читатели очередной парадокс -  на «предателя», который сочтет  правду или выгоду выше верности президенту и выдаст «городу и миру» белодомовские тайны. А пока что нам ничего не остается, как полагаться на «слуховод», не притворяясь, что нам без разницы, что происходит в эпицентре политического вулкана планеты.     
 
Иногда эти сведения на уровне слухов и сплетен, которые публикует желтая пресса, но иногда происходит реальная утечка информации, которую подхватывают серьезные СМИ. Однако я бы и слухи не стал бы сбрасывать со счетов. Сейчас объясню. Точнее – объяснюсь.    
 
Человек живет в историческое время – мы в том числе. Тем более, политические лидеры.  Знаменитый британский историк Томас Карлейль определил историю как дистиллят сплетен. Достаточно вспомнить эпос о Гильгамеше, Библию, «Илиаду» да хоть сочинения классических историков Фукидида, Плутарха, Тацита, Тита Ливия, Светония, Тойнби, вплоть до наших Карамзина, Соловьева, Платонова, Ключевского, Покровского. Где там реальность и правда, а где слухи и сплетни – поди отличи! 
 
Ну, ладно, политическая история мира прошла по большей части под знаком авторитарных или тоталитарных режимов, то есть диктатур, тираний и автократий, когда информация выдавалась обществу дозированно, в соответствии с нуждами власти на данный момент. Зато во всю циркулировали слухи, из которых и черпали историки – от «отца истории» сказочника Геродота до наших дней. Я бы даже сказал, что в наши дни слухи надежнее, чем в старину, хотя, конечно, каждая сенсационная публикация вызывает возражения и опровержения, будь то такие недавние издания, как книги Ноам Шайбер (как неумело экономические советники президента во главе с Ларри Саммерсом проводили реформы) и Джоди Кантор про Первое – пусть не Святое – семейство Америки. Последняя книга так и называется “The Obamas” – переведем, как «Супруги Обамы». Именно эта книга и вызвала скандальный шквал, хотя книга вроде бы не на грани фола, а автора никак не причислишь к желтопрессным сенсационалистам. Наоборот, журналистка работает в солидной «Нью-Йорк Таймс», возглавляя ее вашингтонский корпункт, а с учетом либеральной ориентации газеты невозможно заподозрить автора в желании слить компру на президента-демократа. Тем более, большие куски из книги под названием «Мишель Обама. Эволюция Первой леди» печатались в самой газете. 
 
Мишель Обама и Рам Эмануэль

Ночная кукушка перекричала дневную
Однако именно на эту книгу в срочном, аварийном порядке последовали опровержения упомянутых в ней випов (damage control), включая Первую леди, которая в телеинтервью всячески отбояривалась от обвинений в политическом интриганстве, утверждая, что никогда не вмешивается в отношения ее мужа с субординатами, но – еще один парадокс! -  продолжала настаивать на супружеском праве собственности и неизменно называла президента «мой муж».  
 
В чем все-таки причина этого скандала? Нет, не в сквернословии, которое позволил себе в адрес Первой леди президентский пресс-секретарь после ее реплики, что жизнь в Белом доме для нее ад (я об этом писал в предыдущем номере «РБ»). 
 
Но, как говорится, это «цветочки», а теперь «ягодки». Тем более, автор для своей 350-страничной книги с иллюстрациями нарыла фактов под завязку. И факты эти достаточно достоверны – с ссылками и без оных, на условиях анонимности, автор квотирует с полсотни белодомовских инсайдеров – бывших и сущих.   
 
Пусть эту книгу кое-кто и воспримет как очередную «антиобамку»: она вышла в високосный год, когда грядут президентские выборы, и на руку республиканцам. Однако это все-таки  скорее психологический чем политический триллер – этим и  интересен. Не разоблачительный, а нелицеприятный. Есть разница.
 
Забудьте про Мишель Обаму, борца против ожирения, за правильное питание и физические упражнения. Это образ на публику. По русской идиоме,    потемкинский фасад. А что за ним? Гордая, обидчивая, не без комплексов, мнительная и мстительная, честолюбивая и властолюбивая женщина с взрывным характером и политическими амбициями, возможно, даже большими, чем у ее флегматичного мужа. Недаром одна из рецензий на эту книгу-бомбу называется «Партнеры в любви и президентстве». 
 
Но чтобы до такой степени? Тогда кто из них Президент и кто - Первая леди (шутка)? 
 
Интриганка? Не без того. Во всяком случае, между ней и президентскими советниками-помощниками, чтобы она теперь не говорила, борьба шла не на жизнь, а на смерть. Имею в виду - политическую. 
 
С самого начала Мишель возражала против взятия в Белый дом Рама Эмануэля главой администрации, но Барак Обама настоял, и Рам стал правой рукой левши-президента. На пару со своим чикагским приятелем Дэвидом Аксельродом, старшим советником президента, который примостился в небольшом кабинетике размером с грузовой лифт, но стена к стене с Овальным офисом, они осуществляли полный контроль над политической стратегией и тактикой при безвольном и нерешительном Бараке Обаме.
 
Однако нашла коса на камень. Когда президент предложил реформу системы здравоохранения, искусный и опытный политикан Рам Эмануэль предпочел компромиссы с Конгрессом, соглашался на уступки, чтобы сохранить подвижный и хрупкий политический баланс с республиканцами в преддверии промежуточных выборов. Вошедший тогда в политический лексикон термин «рамизм» означал оппортунизм и соглашательство.
 
Однако амбициозной, но политически невинной и наивной Мишель промежуточные выборы были до лампочки, она даже отказалась участвовать в кампании демократов, зато шла напролом и требовала осуществления медицинской реформы в изначальном виде. Ночная кукушка перекричала дневную: взбешенный Рам Эмануэль подал прошение об отставке, но президент его не принял. Медицинская реформа со скрипом прошла через Конгресс, однако промежуточные выборы демократы проиграли. Если называть вещи своими именами: частично из-за этой пресловутой и непопулярной медицинской реформы, затеянной в разгар экономического кризиса. Опосредованно - из-за Мишель Обамы, которая с упрямством, достойным лучшего применения, добилась-таки своего, но какой ценой! Пиррова победа. 
 
Политика или психоанализ?
Однако если бы конфликты Мишель Обамы с «президентской ратью» ограничивались реформой здравоохранения! 
А другие столкновения, казалось бы, по мелочам, но не только личного, а принципиального характера? 
Напряг был постоянный, что бы ни говорила потом Первая леди в свое оправдание. В упомянутом телеинтервью она сказала, что не читала книги Джоди Кантор и вообще не читает подобных сочинений – чего тогда, спрашивается, комментировать то, о чем знаешь понаслышке? 
 
Или Мишель Обама лукавила? 
 
Не то, чтобы помощники и советники президента пытались ограничить или умалить роль Первой леди, но пеклись токмо о репутации президента, учитывая что он - главный актер на мировой политической сцене и на него направлены все софиты, а значит и на Первую леди. Вот Рам Эмануэль и подавал ей советы – возможно, не совсем в тактичной форме – что ей надо отказаться от частных прогулок во время зарубежных поездок президента, меньше тратиться на наряды и переделку белодомовского интерьера и прочее, дабы не раздражать публику во время экономического кризиса. 
 
Это не могло не задевать самолюбие Первой леди – она поступала наперекор и назло этим советам-указаниям - во вред себе и президенту. Апофеозом этого своеволия была тайно устроенная в Белом доме в честь Хеллоуина шикарная вечеринка по мотивам «Алисы в стране чудес», в которой участвовали создатели этого голливудского блокбастера. 
Понятно, Рама Эмануэля и Дэвида Аксельрода нервировало, как отреагирует американская публика на этот бал-маскарад в разгар рецессии. Сведения об этой вечеринке стали предметом зубоскальства правой прессы. «Нью-Йорк пост»
поименовала это скандальное мероприятие в Белом доме «чаепитием» - по аналогии с названием ультраконсервативного движения, а более солидные издания, типа «Уолл-стрит джорнал», отметили, что Барака Обаму избрали президентом как популиста, а правит он как плутократ. 
 
Может быть, Рам Эмануэль совал нос не в свое дело? Не знаю. Однако, несомненно, его делом была кадровая политика – это именно он худо-бедно сколотил президентскую команду, потому что сам Барак Обама, новичок в политике, мало кого знал, тогда как Рам Эмануэль пообтерся в Вашингтоне за три срока в Конгрессе, а до этого в администрации Клинтона, где, кстати, тоже конфликтовал с тогдашней Первой леди, что не помешало ему порекомендовать ее на пост Госсекретаря несмотря на противодействие со стороны будущей (тогда) Первой леди. 
 
Почему Мишель не устраивала Хиллари? Чтобы не было в окружении президента еще одной видной женщины, помимо Первой леди? 
 
Здесь, однако, победил Рам – Барак Обама человек достаточно индифферентный (его кличка “No Drama Obama”), чтобы быть мужем-подкаблучником. 
 
Другой конфликт возник из-за того, что Мишель всячески пыталась протащить в Белый дом свою чикагскую подружку афроамериканку Валери Джарретт – и добилась-таки своего, несмотря на то, что Рам Эмануэль был против кумовства и непотизма и считал, что curriculum vitae Валери не отвечает профессиональным требованиям для работы старшим советником президента (в параллель и противовес Дэвиду Аксельроду, который занимал такой же пост) и проку от нее будет мало. 
 
А цвет кожи этой старшей советницы (теперь уже бывшей) я упоминаю только потому, что сама Мишель Обама сказала в телеинтервью, что устала соответствовать «стереотипу рассерженной черной женщины». 
 
Здесь у нее, конечно, пунктик - психоаналитику на заметку. Недаром во время президентской кампании 2008 года ее попрекали за афроцентризм. 
 
В отличие от полукенийца-полубелого Барака Обамы, Мишель – потомок американских рабов, и ее прапрапрапрабабушка Мальвина стоила 475 долларов. 
 
Не с этим ли связаны расовые комплексы Мишель? 
 
После победы Барака Обамы на праймериз в Висконсине она ляпнула, что  впервые (!!!) гордится за свою страну, и руководитель обамовского избирательного штаба Дэвид Аксельрод отстранил ее от дальнейшего участия в предвыборной кампании, чтобы она больше не высовывалась и не сболтнула снова лишнего, что могло скомпрометировать его клиента. Уж кто-кто, а этот не только политтехнолог, но и пиарщик-чудотворец был хорошо осведомлен о ее взглядах. 
 
Не с этим ли связаны дальнейшие конфликты Первой леди с Дэвидом Аксельродом – уже в Белом доме? 
 
К примеру, такая история. Ни одного политика Мишель Обама так высоко не ставила, как Теда Кеннеди, считая, что именно его поддержка в 2008 году решила дело в пользу номинации ее мужа, а не Хиллари Клинтон. Неожиданная болезнь и смерть сенатора Кеннеди, горячего приверженца реформы здравоохранения, привели к преждевременным выборам в Массачусетсе, и вот в этом самом либеральном американском штате избрали республиканца Скотта Брауна. 
 
Без всяких на то оснований, Мишель Обама обвинила в этом поражении демократов Дэвида Аксельрода, а заодно Рама Эмануэля и тогдашнего пресс-секретаря Роберта Гиббса – всю троицу разом, хотя ни один из них в команду демократического соперника Скотта Брауна не входил.       
 
Вернемся, однако, к афроцентристкому комплексу Первой леди. Несмотря на посредственные школьные оценки, Мишель принимали в престижные университеты (Принстон и Гарвард) по льготам как представительницу угнетенного меньшинства: affirmative action.  Тем не менее, она в своей курсовой работе предостерегала от “дальнейшей интеграции и/или ассимиляции в белую культурную и социальную структуру, которая не пустит меня дальше порога и никогда не примет меня в качестве полноценного члена общества”. 
 
Может быть, оказавшись волею судеб в Белом доме, Мишель Обама продолжала чувствовать себя изгоем среди белого по преимуществу окружения мужа? 
 
Конечно, все эти закулисные манипуляции – не только борьба за влияние на президента. Хотя атмосфера в Белом доме, судя по книге Джоди Кантор, была довольно склочная. 
 
А сейчас?
 
К середине первого срока из Белого дома потянулись один за другим Роберт Гиббс (на вольные хлеба), Рам Эмануэль (мэром родного Чикаго), Дэвид Аксельрод обратно в Чикаго, чтобы возглавить штаб по переизбранию Барака Обамы. И прочие, и прочие. Нет, Мишель здесь ни при чем, хотя в создании «адовой» атмосферы, от которой она страдала и на которую пожаловалась Первой леди Франции, сама отчасти участвовала. 
 
Дело в том, что белодомовские почетные посты отнюдь не синекуры, а откаты исключены. Все эти люди шли на не больно хлебные должности «через не хочу» - по убеждениям, в ущерб себе, предупреждая Барака Обаму, что временно.   
 
Конечно, выбирают президента, а не Первую леди. Тем не  менее, у нас здесь в Америке первых леди часто называют «секретным оружием» - в том смысле, что они добавочно привлекают симпатии к президентам. Так было до недавнего времени и с Мишель – по популярности она даже обгоняла своего мужа. Изменится ли общественное мнение после оглашения подробностей жизни в Белом доме и не превратится ли Первая леди из секретного оружия демократов в явное оружие республиканцев?

Комментарии (Всего: 2)

Обычно начинаю читать статьи Соловьева с середины - как правило у автора первые несколько абзацев (в данном случае 3,5) связаны с самой темой весьма и весьма призрачно. И редко дочитываю до конца - слишком растянуты они по объему. В этот раз читала с самого начала и героически до самого конца и не пожалела, потому что дикое количество перлов от автора компенсировали потраченное на чтение время. Больше всего понравилось: "Человек живет в историческое время – мы в том числе".... Владимир, не расшифруете?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Красивая умная женщина. Думаю, Мишель помогла Обаме стать тем, кем он стал.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *