Рассказ

Шахматно-шашечный клуб
№52 (505)

Молодой прокурор идет на похороны своего предшественника. При этом он ближе знакомится с судьей, дружившим со старым прокурором. И вот пока они плетутся в похоронной процессии, судья рассказывает, что играл с покойным в шахматы один раз в месяц. Прокурор отвечает, что он тоже любитель шахмат. Оба принимают участие в траурной церемонии и идут вслед за гробом прямо к свежевырытой могиле. Старый судья спрашивает молодого прокурора, не отказался бы тот от приглашения сыграть партию в шахматы. Прокурор соглашается, и они договариваются на следующую субботу. Юная жена прокурора также приглашена; хотя старый судья и вдовец, его дочь ведет домашнее хозяйство. [!]
И вот в следующую субботу, около семи, молодой прокурор со своей женой приходит в гости к старому судье, живущему в тихой вилле, окруженной большим парком с огромными елями; все это находится в предместье, где живут одни богачи. После ужина дочь судьи уводит жену прокурора в салон, мужчины же удаляются в кабинет. Шахматная доска уже разложена. Старый судья подает коньяк, и игроки усаживаются друг против друга. Но перед тем как начать, судья говорит, что должен прокурору кое в чем признаться. Прошло уже двадцать лет с тех пор, как он познакомился с покойным прокурором; случай свел их на похоронах судьи, чье место он теперь занимает. Во время похорон они разговорились о шахматах, поскольку покойный прокурор тоже раз в месяц играл в шахматы с умершим теперь уже двадцать лет назад судьей. Игра была особой: фигуры обозначали конкретных людей, определенных самими игроками. Ферзем обязан был быть наиболее близкий игроку человек; для тогдашнего прокурора - сестра, занимавшаяся домом после смерти супруги; для судьи это была жена. Оба игрока назначали офицерами знакомых священников или учителей, конями - адвокатов и военных, турами становились промышленники и политики. Пешки набирались из простых сограждан, ими могли быть, к примеру, горничная или молочник.
Правило игры заключалось в том, что, потеряв фигуру, игрок обязан был умертвить и того, кто ею обозначался. Игра возобновлялась только после совершения убийства. Получивший же мат должен был покончить с собой. Это вело к тому, что одна игра длилась десятилетиями. Зачастую ходы обдумывались месяцами: так, например, покойный прокурор играл с предшественником старого судьи пятнадцать лет, пока не поставил ему мат. Причем до этого и ему, и его противнику пришлось убить своих жен. Кто эту игру придумал - невозможно узнать. Предшественник судьи играл в нее с предшественником недавно скончавшегося прокурора, приняв эстафету у предшественника старого судьи...
Похоже, в этом городе уже всегда судья играл таким образом с прокурором. По крайней мере, таково было объяснение покойного прокурора ему, судье. За объяснением тогда же последовала и исповедь в убийствах, совершенных ныне покойными прокурором и судьей. Первой его реакцией, продолжает старый судья, было желание немедленно арестовать прокурора. Но затем он не смог удержаться от соблазна начать новую игру: прокурор назначил ферзем свою старшую дочь, занимавшуюся хозяйством, поскольку жена к тому времени ушла в мир иной по шахматным причинам; он же, судья, поставил свою молодую жену. Начиная с того момента, жизнь получила совершенно иной смысл: благодаря шахматам, в руках игроков имелась почти божественная власть над конкретными людьми. Двадцать лет они играли таким образом, борьба шла за каждую фигуру. Это было ужасно и одновременно невероятно по силе ощущений в моменты необходимости пожертвовать фигурой. И никогда ему не забыть тот день, когда, спасаясь от мата, пришлось отдать собственную супругу. Это продолжалось до тех пор, пока на прошлой неделе старый прокурор не вынужден был покончить с собой, получив мат. Может показаться удивительным, что убийства, совершенные в течение этих двадцати лет, ни разу не были раскрыты. Но кроме того, что они каждый раз планировались с особой тщательностью, причина была и в другом: никто не мог предположить, что такой странный мотив, как шахматная партия, может лечь в основу преступления.
Молодой прокурор с ужасом выслушивает откровения старого судьи. Тот, закончив, откидывается на спинку кресла. Из соседней комнаты слышны бодрые голоса обеих женщин.
- Все. Можете меня арестовать, - произносит он.
Молодой прокурор погружается на некоторое время в собственные мысли.
Затем с задумчивым видом протягивает руку к фигурам, стоящим рядом с доской. Поместив ферзя на полагающееся место, он говорит:
- Ставлю свою жену.
Старый судья также берется за ферзя:
- Ставлю свою дочь.

От редакции:
Автором рассказа является известный писатель, имя которого мы, конечно же, не собираемся утаивать, но ... прежде хотелось бы выслушать мнение читателей по поводу криминального сюжета с участием вершителей правосудия и обсудить варианты названия рассказа. Адрес для пользователей Интернета: [email protected]


Комментарии (Всего: 4)

Могу согласиться с уважаемым Владимиром С., который увидел в высокопоставленных <br>"правоведах" представителей неправедной России, хотя подобные сюжеты, на мой взгляд, больше характерны для европейских писателей. Назвать этот рассказ можно по-разному, например, Криминал в законе, или Неправедные правоведы, или Очернители шахматной Музы. <br>Как бы тамм ни было, спасибо за предоставленную возможность подумать глобально о происходящем вокруг нас. <br><br>С уважением <br>ваш почитатель Аркадий В.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Могу согласиться с уважаемым Владимиром С., который увидел в высокопоставленных <br>"правоведах" представителей неправедной России, хотя подобные сюжеты, на мой взгляд, больше характерны для европейских писателей. Назвать этот рассказ можно по-разному, например, Криминал в законе, или Неправедные правоведы, или Очернители шахматной Музы. <br>Как бы тамм ни было, спасибо за предоставленную возможность подумать глобально о происходящем вокруг нас. <br><br>С уважением <br>ваш почитатель Аркадий В.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Прочитал рассказ несколько раз. Этот детективный сюжет захватывает. Настроение меняется от пессимистического до депрессии. Поначалу показалось, что этот бред сумасшедшего, позже понял, что это политический памфлет, видимо, известного писателя Варлаама Шаламова, который нередко выступает на шахматных страницах. Со временем понял, что речь идет о сегодняшней России с ее бандитским правосудием, с ее варварскими процессами над неугодными, с ее сегодняшними вышинскими, ягодами, бериями, с ее лубянской шпаной. <br>Получил удовольствие в итоге, хотя и пришлось поволноваться. Прекрасная рождественская история. Спасибо. Еще подумал, что рассказ должен называться "Преступники в законе или в мундирах". Буду ждать ваших комментариев.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Прочитал рассказ несколько раз. Этот детективный сюжет захватывает. Настроение меняется от пессимистического до депрессии. Поначалу показалось, что этот бред сумасшедшего, позже понял, что это политический памфлет, видимо, известного писателя Варлаама Шаламова, который нередко выступает на шахматных страницах. Со временем понял, что речь идет о сегодняшней России с ее бандитским правосудием, с ее варварскими процессами над неугодными, с ее сегодняшними вышинскими, ягодами, бериями, с ее лубянской шпаной. <br>Получил удовольствие в итоге, хотя и пришлось поволноваться. Прекрасная рождественская история. Спасибо. Еще подумал, что рассказ должен называться "Преступники в законе или в мундирах". Буду ждать ваших комментариев.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *