БРЫЗГИ ШАМПАНСКОГО

Факты. События. Комментарии
№2 (508)

Закончились новогодние каникулы! Двенадцать дней вся страна груши околачивала.
Мои знакомые американцы очень удивляются: как можно две недели ничего не делать?! Да ничего, можно. Второй год проводим жестокий эксперимент на себе – и пока живы. Даже самые нежные из нас – журналисты. Главная общефедеральная газета «Известия», например, не выходила с 29 декабря по 11 января. Тут американцы за голову хватаются: если «Нью-Йорк Таймс» не выйдет хоть один день – это будет значить, что наступил конец света! Экие они ранимые. [!]
Про наших чиновников можно и не говорить. Они люди закаленные. Весь государственный аппарат закрыл все свои двери. Кроме высших начальников. Они одни заботились о стране и народе. Повышали зарплату военным на 15 процентов и говорили о снижении инфляции. Которая, к сожалению, составила 11 процентов против 8 запланированных.
Тут у меня сомнение. Я о ней, о гидре многоголовой, давно думаю. Вначале у нас инфляция возникла оттого, что в казне не было золота и долларов - и приходилось печатать бумажные рубли километрами. Теперь у нас золота и долларов, как весной грязи в районном центре Усть-Ишим Тюменской области, но именно от этого, от изобилия валюты, нам грозит новый виток инфляции, - утверждает правительство!
А еще меня сами цифры удивляют. Что 11, что 8 процентов. Откуда они? С какого потолка? В отдельных регионах коммунальные услуги в прошлом году подорожали аж на 100 процентов. В Москве уже в этом году оплата за квартиры и их обслуживание поднялась сразу на 30 процентов, а проезд в метро – на 40-50 процентов. Но в итоге, в конце года, снова нам скажут про 8 и про 11.
С долларом тоже отношения загадочные. В 2000 году за доллар давали 25 рублей. С тех пор газета «Известия» и белый батон вздорожали втрое – на 200 процентов! То есть по части хлеба и прессы рубль в покупательной мощи стал втрое слабее. А значит, курс доллара сейчас должен быть примерно 75 рублей. Или 50. Или 40. Но ничего подобного – 28 рублей 50 копеек. Почти как и было!
Каким образом это получается?
То ли курс рубля искусственно удерживается... (Значит, когда он все-таки рухнет, то рухнет катастрофически.) То ли еще в дефолт 1998 года рубль намеренно уронили ниже плинтуса. И все это время кто-то подбирает разницу между плинтусом и реальным курсом. Только не хватает воображения представить эту разницу... Но тогда хотелось бы посмотреть на авторов. На правительственных конкретных пацанов. За конкретной тюремной решеткой. Понятно, что это я размечтался. Но когда ж еще помечтать человеку, как не в начале года...
Да ладно, что это мы все о деньгах. Давайте продолжим об отдыхе. Настырные американцы пытали меня: что вы делали 12 нерабочих дней?
Но разве можно за всех ответить. «Отдыхали»... Для многих, увы, это слово означает постоянное употребление спиртного. И сейчас надо подсчитывать убытки. То есть человеческие жертвы. От всех видов праздничного буйства. В прошлом году от двух с лишним тысяч новогодних пожаров погибли 328 человек. А вообще на первом месте – смерть в автокатастрофах, драках, самоубийства по пьяной лавочке. На втором – смертность от сердечно-сосудистых заболеваний: «мотор не выдержал». На третьем – цирроз печени.
Отдельная строка – смертность от подпольной, так называемой паленой водки.
Консультант Госдумы по здравоохранению Анатолий Денисов утверждает, что легальной, казенной, чистой водки в России производится только одна треть от общего количества. А остальные две трети – обыкновенная отрава. Самая высокая смертность от суррогатов в Коми-Пермяцком автономном округе – 73 человека на сто тысяч. За ним наше второе окно в Европу – Калининградская область – 49 смертей на сто тысяч. И далее по убывающей. В целом по России – 18 человек на каждые сто тысяч. Значит, по стране мы ежегодно имеем 26 тысяч трупов, сгоревших только от паленой водяры.
Поскольку эти данные приводит консультант Госдумы, то полагаю, что он и с Госдумой поделился своими знаниями. Но тогда непонятно, почему депутаты и прочая активная общественность во всех бедах России обвиняет демократов, политкорректность, глобализм и, в коне концов, некоммерческие организации, по поводу которых в минувшем декабре был даже принят специальный закон. Может быть, не там врага ищем? Может быть, вместо обуздания комитета солдатских матерей и других общественных фондов полезнее будет закрыть подпольные водочные цеха и заводы?
А если это почему-то невозможно, то нельзя ли сократить новогодние праздники, когда многие пьют от нечего делать. Одно дело – употреблять паленку 3 дня. А если 12 – никакой организм не выдержит.
Когда в позапрошлом году вводили двухнедельные зимние каникулы, было предложение перенести их на начало мая. Там они очень кстати. Потому что практически все жители областных и районных городов (не говоря уже о сельском народе) имеют дачные участки по 6 соток. Где выращивают продукты вдобавок к официальной продовольственной корзине – от картошки до слив. А начало мая – самое время посадок. То-то был бы праздник для трудящихся – сплошная польза!
Но Госдума почему-то стоит на своем варианте отдыха, на зимнем. В народе популярно такое объяснение. Зима в России долгая, утомительная. И как хорошо ее скоротать, на две недели улетев от московской и губернской стылой слякоти к испанскому или греческому солнцу! Что и подтвердила невольно заместитель председателя Государственной думы Любовь Слиска. Она всем своим избирателям со страниц большой газеты объявила, что проведет эти дни в Хорватии, на Адриатике.
Значит, нам остается или убедить наших депутатов перенести каникулы на май, или самим становиться чиновниками и депутатами с зарплатой за сто тысяч рублей в месяц. Действительно, люди сами себе устроили две недели зимнего отпуска у волшебного Адриатического моря и других подобных ему морей, а я тут про шесть соток и помидорную рассаду. Ну никакой во мне романтики, блин!