Гляжуcь в тебя как в зеркало...

Тема недели
№2 (508)

На первый взгляд ситуация с защитой детства в США выглядит вполне благопристойно. Ну хотя бы по сравнении с Россией.
Детских домов в США практически нет (так, единицы), нет и 300 тысяч беспризорных, которых можно встретить на улицах городов и поселков современной России. 300 тысяч - это, увы, даже больше, чем их было при Ленине в 1918 году. По данным комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи, на 1 млн. родившихся детей приходится 100 тыс. сирот, нередко - при живых родителях. Десять процентов новорожденных бросают собственные мамы и папы. Из числа брошенных детей усыновляется примерно 1 процент. Причем большинство - вовсе не россиянами, а иностранцами. Ежегодно число убитых собственными родителями мальчишек и девчонок составляет в России в среднем 200 человек.
Цифры ужасные. Однако можно ли считать Соединенные Штаты страной, на которую России действительно стоит равняться, перенимая ее опыт защиты детства?
Начнем с утверждения, что “американцы очень редко бросают своих детей”. Эти слова принадлежат не кому-либо из наших чиновников, а россиянке, председателю общественной организации “Семья и дети” Надежде Артемовой. Находясь (по обмену опытом) в Сиэтле, госпожа Артемова подробно ознакомилась с опытом работы Всемирной ассоциации детей и родителей (WACAP). Вернувшись домой, она поделилась своими впечатлениями на страницах газеты “Ведомости”:
“Там (в США.- М.Т.) в принципе нет системы государственного воспитания. Да, есть учреждения, куда попадают дети, от которых отказались либо родители, либо погибли, но задача этих учреждений - быстро подобрать ребенку новую семью. Подчеркну, не для семьи ищется ребенок, а для ребенка семья”.
Как происходит этот поиск на практике, мы рассмотрим ниже.
Но хочу сказать, что перенимать без оглядки американский опыт, считая его при этом одним из самых передовых в мире, - значит изначально обрекать себя на серьезные проблемы в будущем. Россия уже попробовала слепо, без учета особенностей своей страны, скопировать американскую экономическую модель сразу же после развала СССР. Ну и что хорошего из этого вышло?
Согласно официальной статистике в американской системе foster care (она пришла на смену детским домам) находится сегодня от 500 тысяч до 1 млн. (имеются и другие данные) детей и подростков. В Code of Federal Regulations (CFR), Title 45, Volume 4, Part 1355, Section 57 foster care определяется как 24-часовое «суррогатное воспитание детей вне родительского дома» (“24-hour substitute care for children outside their own homes”). Большей частью американская система foster care состоит из family и relative foster care homes (то есть воспитание в чужих семьях и семьях родственников ребенка). Но не только из них. Сюда также входят: group homes, emergency shelters, residential facilities, children institutions, pre-adaptive homes.
Как видно из приведенных мной выше цифр, Америка по численности детей, находящихся в ведении системы foster care (воспитывающихся без родителей) в целом недалеко ушла от России. Различие состоит в том, что если в России детей действительно большей частью бросают сами родители, то в США их (детей) нередко просто отнимают у матерей и отцов, передавая в чужие руки. Да-да, именно отнимают, лишая их на временной или постоянной основе родительских прав.
Как отмечает американский психолог и писатель доктор Сет Фарбер “только небольшое количество детей в нашей стране было отнято у родителей на том основании, что им угрожала в семье опасность со стороны взрослых. Подавляющее большинство детей насильственно отделили от любящих мам и пап по другим причинам. Не нужно быть большим экспертом в области детской психологии, чтобы понять, какой разрушительный эффект для психики ребенка имеют подобные действия”.
К сожалению, практика разделения взрослых и детей (читай - насильственный отъем детей у родителей) имеет в США весьма распространенный характер. Так, по данным Illinois Department of Children and Family Services, на всем протяжении 90-х годов прошлого столетия ежемесячно более тысячи детей в штате Иллинойс теряли на какое-то время своих родителей. Может быть матери и отцы их терроризировали, избивали, морили голодом?
“Нет-нет, большинство родителей, у которых отняли детей, очень их любили и не причинили никакого вреда”. Эти слова принадлежат Денайз Кейн, генеральному инспектору Illinois Department of Children and Family Services, которые им были сказаны на слушаниях в Конгрессе.
На этих же слушаниях другой начальник, из Калифорнии, Питер Дигре, подтвердил, что, как и в Иллинойсе, чуть ли не половину детей его штата, отобранных у родителей и переданных в foster care, то бишь в чужие руки, можно было оставить дома. Потому как никто их не обижал и не бил, просто родители жили бедно, сказал Дигре.
В 1963 году в американской системе foster care находилось 75 тысяч детей, отнятых у родителей на том основании, что существовала угроза их здоровью и жизни со стороны взрослых. В 1980 году таковых уже было примерно 300 тысяч, сегодня, по официальным данным, их более 500 тысяч.
Однако, как подтверждают выводы федерального правительства, половину детей, которых отобрали у родителей, можно было бы с ними не разлучать. Впрочем, подобные действия аргументированы законами, положения которых разнятся от штата к штату и позволяют правительственным служащим фактически произвольно решать, кого оставить с родителями, а кого отнять. Лично для меня – это очевидная бюрократическая дикость!
Система усыновления детей в США также грешит серьезными изъянами. Как это часто бывает, чиновников социальных служб мало, точнее, совсем не интересует мнение усыновителей относительно расово-этнической принадлежности ребенка, его пола, возраста. Бери, что дают! При этом сама система создана таким образом, что и над приемными родителями государство нередко просто глумится. Отсюда и желание все большего числа американцев не связываться с собственными бюрократами, а усыновлять детей-иностранцев. Ведь биологические родители в нашей стране могут вернуть ребенка к себе в любой момент - суд в 99 процентов случаев будет на их стороне. О тайне усыновления и речи быть не может. Разве это не цинизм: и в отношении новых родителей, и в отношении детей. Ребенок только привяжется к новой семье и вдруг - возвращайся в отчий дом, которого он даже не помнит. А гуманно ли не учитывать интересы приемных родителей при выборе усыновляемого: один ребенок не подошел - другого пришлем. Умей воспитывать и беленького, и черненького, и мулата, и метиса. И здорового, и больного. С хорошей наследственностью и с отягощенной. Такой вот у нас принцип системы усыновления.
Мои замечания справедливы в такой же мере и к системе foster care. Гуманно ли, если кто-то не ужился в новой семье (ну не нашел контакта с временными родителями), передавать его в другую, третью и т.д. И ребенок начинает кочевать из одной семьи в другую. Вот таким образом работает система, которая, на мой взгляд, не очень-то заинтересована в том, чтобы детям в новой семье было хорошо. Главное, чтобы находились желающие их к себе взять. Хотя бы на время.
Кое-кто из читателей может возмутиться: мол, автор сознательно наводит тень на плетень, выискивая негативы в американской системе защиты детства. Однако вот что еще год назад написала «Вашингтон пост»: “The foster care system is in abysmal shape”, то есть находится в ужасном состоянии. В среднем, отмечала газета, дети, переданные в foster care, трижды меняли приемные семьи. Проведенное федеральными властями исследование Pew Commission on Children in Foster Care позволило сделать вывод: во всех, без исключения штатах существуют серьезные проблемы. Особенно в плане возвращения детей своим законным родителям. Члены комиссии заявили, что необходимо сделать все дабы избежать немотивированной разлуки детей с родителями, ответственнее относиться к передаче детей в ту или иную семью, ускорить возвращение их родным мамам и папам.
То, что реформы в системе foster care необходимы говорит и статистика смертей и травматизма детей.
Так, веб-сайт magalone.com поместил табличку, озаглавив ее How well does the government take care of сhildren in it’s “care”? Так вот в ней в качестве подтверждения этого факта приведены 13 трагических случаев гибели и получения тяжелых увечьев в семьях воспитателей (этот мартиролог можно продолжать и продолжать). Самой младшей жертве было всего 17 месяцев, самой старшей – 5 лет. Дети в основном гибли от тяжелых побоев ( в основном от ударов по голове) и удушья. Так далеко ли мы на самом деле ушли от России? И нужно ли брать с нас пример?


Комментарии (Всего: 1)

Da, daleko! Esli bi vi videli xotja bi odin detskij dom v Russia and Amerika, vi bi ponjali eto. And 200 v Russia and 13 Amerika... perechitajte svou stat"u and mowet bit" xotja bi v cifrax vi yvidete raznicy mewdy etimi stranami.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *