Эво Моралес и другие

Факты. События. Комментарии
№3 (509)

Пока внимание большинства американцев было сосредоточено вокруг событий на Ближнем Востоке, жизнь на американском континенте тоже не стояла на месте. Какие-то перемены уже свершились, какие-то еще грядут. Ближайшие соседи США готовятся к выборам исполнительной власти, и подготовка к ним идет очень бурно и непредсказуемо. В Канаде новый правительственный кабинет будет избран 23 января, в Мексике президента страны изберут 2 июля. Результаты политической борьбы в этих двух странах выглядят особенно важными на фоне тех коренных преобразований, которыми охвачена южная часть континента, почти вся Латинская Америка.
Наш северный сосед совершенно не похож на южного. Разные природные условия, исторические особенности, уровень экономического развития, разная ментальность. На обширной территории Канады проживает 32 миллиона человек, а среднедушевой доход достигает 24 470 долларов США в год. Мексика сравнительно небольшая страна, но численность ее населения превышает 104 миллиона человек, а среднегодовой доход мексиканца составляет всего 6 230 долларов США. Вроде бы абсолютно ничего общего. Но вот что отмечает известный политический обозреватель Майкл Бэрон: прошло время, когда обе страны были дружественно настроены к Соединенным Штатам, сегодня и с юга, и с севера дуют ветры недоброжелательства.
Действительно, в 90-х годах ушедшего века канадский премьер Малрони и мексиканский президент Салинас крепили связи с могучим соседом, а теперешние лидеры обоих государств очень часто прибегают к антибушевской риторике, которая многими воспринимается как антиамериканская. Канада категорически отказалась поддержать программу Белого дома по созданию региональной системы противоракетной обороны, по существу осудила военную кампанию в Ираке. Мексика тоже не одобряет внешнеполитический курс вашингтонской администрации, а в последние дни высказывает недовольство предполагаемыми мерами США по укреплению общей границы и сдерживанию потока нелегалов.
Однако в обеих странах существуют довольно значительные политические силы правого, консервативного толка, готовые сменить нынешний либеральный курс на более жесткий и проамериканский. У этих сил есть определенные шансы одержать победу на выборах. Правда, Майкл Бэрон оценивает их не очень высоко – все-таки и в Канаде, и в Мексике на протяжении десятилетий политику определяли, главным образом, люди левых убеждений. И это далеко не всегда сопровождалось ухудшением отношений с Вашингтоном. В последние годы ситуация изменилась. Критиковать США стало модным во многих слоях общества на юге и на севере. По мнению того же политобозревателя, даже если на выборах победят консерваторы, в Канаде Стефен Харпер, а в Мексике Филипе Калдерон, антиамериканская риторика останется на прежнем уровне, хотя правительственные связи с Белым домом, несомненно, улучшатся.
Что ж, подождем, пока наши ближайшие соседи определятся, какой путь они изберут на предстоящие годы, двинутся вправо или, наоборот, полевеют. А вот ждать политических вестей от дальних соседей по континенту не надо. Такие вести уже пришли, и многих американцев они не радуют. Ряд государств Южной Америки решительно взяли курс к целям, которые принято считать левыми. Точнее – социалистическими. Первой в этом ряду, как известно, с давних пор стоит Куба. Ее вечный лидер Фидель Кастро до конца держался фарватера внешней политики СССР, но коммунистом советского образца никогда не был. Надо сказать, что его революционная романтика порой смущала партийных бонз СССР. Объединяли их ненависть к «американскому империализму» и страстное желание хоть чем-то насолить Америке.
На протяжении двух десятилетий Куба оставалась в гордом и нищем одиночестве. Тысячи кубинцев ищут возможность побыстрей убраться с родины куда подальше, а режим все никак не рушится. Пару лет назад примеру Кубы последовала Венесуэла. О ее лидере Уго Чавесе и взятом им курсе во внешней и внутренней политике «РБ» недавно писал. Социальные преобразования, проводимые в этой стране, может быть, действительно пойдут на пользу до крайности обездоленным массам венесуэльского населения. В конце концов это не наша забота. Однако невозможно мириться с яростными антиамериканскими выпадами Чавеса, с угрозами в адрес США и попытками сбить блок латиноамериканских государств, противостоящих могучему северному соседу.
В самом конце прошлого года плечом к плечу с Чавесом встал только что избранный президент Боливии Эво Моралес. Он уже успел несколько раз повторить, что «будет сниться властям США в страшных снах». Что помимо подобных пустых угроз готовится продемонстрировать миру новый боливийский лидер?
Хуану Эво Моралесу Айме исполнилось 46 лет. Он индеец из племени аймара. Академического образования не имеет, закончил среднюю школу, отслужил положенный срок в армии. Вернувшись, занялся выращиванием коки, это традиционное, вековое занятие крестьян в горных районах. Листья коки жуют, курят, добавляют в чай и, конечно же, продают, чтобы как-нибудь свести концы с концами. Часть урожая закупают производители прохладительных напитков, причем предварительно сырье освобождают от чистого кокаина. Другую часть урожая охотно приобретают наркодельцы. Листья коки отнюдь не являются основой боливийской экономики. Из 7,5 миллиона боливийцев их выращиванием занято не более 51 тысячи человек, труд которых дает примерно 2 процента валового продукта страны.
Тем не менее крестьяне не желают отказываться от выращивания выгодной сельскохозяйственной культуры. Выразителем их убеждений стал Эво Моралес, избранный сначала главой Конфедерации производителей коки, а в 1997 году – депутатом парламента. Ситуация в стране обострилась в конце тысячелетия – под давлением США президент Боливии Уго Бансер решил ликвидировать все посевы коки. План получил название «Достоинство» и весьма жестко проводился в жизнь. Армия уничтожала посевы, полиция бросала в тюрьму непокорных крестьян. Вспыхнули волнения, а следом и вооруженные схватки, в которых погибло немало крестьян и солдат.
Президент Хорхе Кирога продолжил стратегию предшественника, ужесточил наказание за нарушение закона, самого же Моралеса назвал «главным террористом Боливии». Его лишили депутатского мандата, загнали в подполье. Но он продолжал действовать. На рубеже 2001 – 2002 годов беспорядки охватили половину страны. Моралес призвал население к участию в кампании массового неповиновения, деловая жизнь в четырех крупнейших городах была полностью парализована.
Власти вынуждены были отступить и, вступив в переговоры с Моралесом, объявили о легализации выращивания коки. Тем временем неугомонный Эво стал главой обновленной социалистической партии. Весной 2005 года партия организовала череду забастовок и демонстраций, в результате которых еще один президент ушел в отставку. Кандидатом на высокую должность тут же объявили Моралеса. В его программе значились, в частности, такие пункты: национализация предприятий по добыче природного газа – главного богатства страны, расширение конституционных прав индейцев, легализация выращивания коки и полный отказ от неолиберальной политики предыдущих властей. 18 декабря минувшего года состоялись выборы, на которых за Эво Моралеса проголосовало больше 50 процентов избирателей. Он стал президентом Боливии и посчитал первым своим долгом нанести визит единомышленникам, собратьям по «борьбе с империализмом» - Фиделю Кастро и Уго Чавесу. Антиамериканизм Моралеса порой приобретает параноидальные черты. Касаясь вопроса о легализации коки, он заявил в одном из интервью: «США напуганы, потому что у них нет монополии на наркоторговлю. Их интересует не то, как побороть наркотики, а как заполучить контроль над торговлей ими».
Объективными наблюдателями замечено, что определенный поворот влево происходит и в политическом курсе ряда других государств Латинской Америки. И поворот этот неизменно сопровождается усилением антивашингтонских позиций. Лидеры Венесуэлы и Боливии, видимо, полагают, что нефтяные и газовые запасы в недрах их стран создают надежную основу для таких позиций. Пущены в ход и пропагандистские механизмы. Чавес, например, создал круглосуточный антиамериканский телеканал Telesur и заодно предложил устроить посмертный международный суд над Христофором Колумбом.
Трудно сказать, на какие экономические факторы опираются левые лидеры некоторых других латиноамериканских стран, все более активно выступая против Вашингтона. Возможно, и они стремятся популистскими методами укрепить свою власть. Но вполне понятно, что поощрение зависти и вражды к Соединенным Штатам неминуемо приведет соответствующие страны в один лагерь с Венесуэлой и Боливией. Кое-кого уже привело. Вот краткие характеристики, выданные экспертами нынешним главам ряда стран Южной Америки.
Табаре Васкес, президент Восточной Республики Уругвай с 2005 года. Первый в истории страны лидер левых взглядов. Восстановил дипломатические отношения с Кубой, принял организационное и финансовое участие в создании антиамериканского телеканала Telesur.
Рикардо Лагос. Президент Республики Чили с 2000 по 2005 год. Один из ближайших сотрудников покойного Сальвадоре Альенде, бывший посол Чили в Москве. Сторонник умеренных левых сил, нередко позволял себе критические выпады в адрес США. Только что избранная на пост президента Чили Мишель Бачелет известна как политик радикально левых взглядов.
Нестор Киршнер, президент Аргентинской Республики с 2003 года. Умеренный левый политик. Дружески настроен к Фиделю Кастро и Уго Чавесу, не упускает случая высказать неприязнь к администрации Джорджа Буша.
Луис Инасио Лула да Силва, президент Федеративной Республики Бразилия с 2000 года. В юности был уличным чистильщиком обуви. Став главой одной из самых крупных стран в мире, открыто демонстрирует горячие симпатии к социальным преобразованиям на Кубе и в Венесуэле.
Вряд ли все эти политики пойдут на юридическое оформление какого-то единого блока государств, но создание общего пропагандистского фронта, направленного против нынешней администрации США, остается весьма вероятным.


Комментарии (Всего: 1)

А что США-нцы волнуютя? Каждая страна должна и может жить без спроса у них. Что обижаться-то?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *