Виды на неурожай

Земля обетованная
№4 (510)

Все израильские политические партии, претендующие либо на победу на выборах-2006, либо на солидное представительство в Кнессете 17-го созыва, обнародовали списки своих кандидатов в депутаты. Избиратели, включая русскоязычных граждан страны, с ними с интересом ознакомились. Разумеется, «русские» израильтяне искали в этих списках своих представителей. Но больших сюрпризов им, составляющим почти треть жителей Израиля, обладающих правом голоса, партии не преподнесли: как и прежде, выходцы из самой большой репатриантской общины представлены на политическом Олимпе до обидного слабо.
В «Ликуде» два бывших лидера некогда победоносной репатриантской партии «Исраэль ба-алия» попали на реальные выборные места. Десятую строчку списка занял Натан Щаранский, пятнадцатую – Юлий Эдельштейн. Это при том, что за бронированным за представителем репатриантов местом в «Ликуде» является двадцать девятое. Важно подчеркнуть, что Натан и Юлий оставили далеко позади себя таких сильных политиков, как бывший министр иностранных дел Давид Леви, бывший высокопоставленный сотрудник Общей службы безопасности ШАБАК Эхуд Ятом и многих других. За Щаранского и Эдельштейна проголосовали сотни членов ЦК «Ликуда», причем факт «русского» происхождения играл в этом меньшую роль, чем отношение к ним как к видным политическим деятелям, героям диссидентского движения в бывшем СССР, узникам Сиона, принципиальным сторонникам идеи единого и неделимого Еврейского государства. Учитывался и тот авторитет, который имеют Юлий Эдельштейн и особенно Натан Щаранский в международных еврейских организациях.
И хотя, судя по последним опросам, «Ликуд» потерял 2-3 мандата, обоим представителям алии стопроцентно удастся стать депутатами Кнессета, а в случае победы Биньямина Нетаниягу или вхождения в коалицию с партией-победительницей - и министрами или заместителями министров в будущем правительстве. Что вполне по плечу Щаранскому и Эдельштейну, уже не раз возглавлявшим министерства.
Однако о победе «Ликуда» говорить сегодня вряд ли стоит. Бесспорным лидером начавшейся предвыборной гонки является «Кадима», которую, несмотря на безнадежное выбытие ее создателя из политической жизни, продолжают называть партией Шарона. «Русские» представлены здесь двумя учеными – доктором Мариной Солодкиной и профессором Михаилом Нудельманом, также выходцами из партии «Исраэль ба-алия». Правда, Нудельман уже успел побывать депутатом Кнессета от партии Авигдора Либермана «Наш дом – Израиль» и даже возродить свою собственную, почти забытую партию «Алия». Но теперь он и Марина идут с «Кадимой», где также получают реальные места в предвыборном списке. Третий кандидат от алии-90, популярная ведущая русскоязычного телеканала «Израиль плюс» Анастасия Михаэли, хотя и занимает достаточно невысокую строчку, тоже надеется попасть в Кнессет. В случае победы «Кадимы» Солодкина сможет наконец из заместителей превратиться в полноправного министра абсорбции (ее «патронесса» Ципи Ливни недавно назначена министром иностранных дел и, скорее всего, сохранит этот пост за собой, если партия выиграет выборы). Нудельману вполне могут доверить руководить серьезной комиссией, Михаэли также найдется место в парламентских органах, к тому же эта очень красивая молодая женщина, мать шестерых детей, явно претендует на негласное звание «Миссис Кнессет 17-го созыва».
И все-таки, три мандата из почти сорока возможных – это слишком скромное представительство русскоязычной общины, более 50 процентов которой намерено голосовать за «Кадиму».
Еще хуже отношение к представителям русскоязычных израильтян в «Аводе». Здесь новому репатрианту Леониду Литинецкому досталось весьма рискованное 21-е место. Партии Труда прочат не более двух десятков мандатов – и «русский» кандидат может остаться за бортом парламента. А жаль, ибо Литинецкий – весьма перспективный молодой человек. Родом Леонид из Казани, из семьи известных в столице Татарстана врачей. сам учился в мединституте, не прошел до приезда в Израиль лишь интернатуру. Обстоятельства его абсорбции сложились так, что ему не удалось завершить медицинское образование и получить лицензию врача. Однако он с первых же лет жизни в стране окунулся в общественную жизнь, активно работал во Всеизраильском объединении профсоюзов «Гистадрут», создал и возглавил Форум русскоязычных израильтян, был избран членом президиума «Гистадрута». За глаза его называют «русским оруженосцем» Амира Переца. он действительно один из самых верных приближенных бывшего профсоюзного вождя, а ныне лидера партии «Авода».
Литинецкий интеллигентен, эрудирован, в совершенстве владеет ивритом. Свободно говорит на английском, а его русский язык, в отличие от некоторых бывших земляков, попавших во власть, просто безупречен. Не в пример своему боссу, Леонид умеет носить галстуки и костюмы и хорошо держится перед телекамерой и микрофоном. У него выигрышная внешность, хорошие манеры. Как говорится, такого не стыдно людям показать. Но, видимо, Амир Перец рассуждает иначе, а то бы добился перемещения своего «русского» товарища в надежную первую дюжину кандидатов в депутаты.
О том, что «Авода» и, в первую очередь, ее председатель сознательно игнорируют русскоязычного избирателя, говорит хотя бы тот факт, что при предвыборном штабе нет подразделения, нацеленного на работу на «русской улице». Огромные партийные средства пошли на приглашение команды американских политтехнологов во главе со Стэнли Гринбергом. «Авода» не жалеет денег на изменение имиджа Амира Переца (специалисты из США настоятельно порекомендовали ему расстаться с образом «рубахи-парня» и провинциального Робина Гуда), на «русских» же не желает расходовать ни финансы, ни энергию. Партия Труда заранее поставила крест на избирателях-репатриантах, община наверняка ответит ей тем же.
Не берет «русских» в расчет и партия МЕРЕЦ. Автору «Женевской инициативы» Йоси Бейлину и его леворадикальным единомышленникам выходцы из бывшего СССР не интересны. Бейлин считает всех русскоязычных израильтян правыми или, по крайней мере, тяготеющими вправо центристами и не видит в них попутчиков на дороге к миру и дружбе с палестинцами. МЕРЕЦ, которая в лучшем случае может набрать число мандатов, для пересчета которых хватит пальцев одной руки, а в худшем – вообще не преодолеть электорального барьера, отвел репатриантке, профессору Алле Шаинской аж 13-е место. После оглашения результатов праймериз сама Шаинская горько призналась: «Мы этой партии не нужны».
Самой собой, не надобны «русские», даже носящие вязаные или черные кипы и строго придерживающиеся иудейских традиций, всем без исключения национально-религиозным и ультраортодоксальным партиям. Для них верующие репатрианты, видимо, недостаточно «кошерны».
И на всем этом удручающем политическом фоне лишь одна израильская партия серьезно рассчитывает на «русские» голоса. Это «Наш дом – Израиль» Авигдора Либермана. Во главе НДИ стоят выходцы из бывшего СССР – уроженец Кишинева Либерман и бывший москвич Юрий Штерн. Ни тот, ни другой даже на минуту своей уже весьма долгой жизни в израильской политике ни на минуту не забывали, кто выдвинул их в лидеры. Будучи министром транспорта, а ранее – инфраструктур, Авигдор всеми силами двигал вперед «русских» специалистов, ученых и предпринимателей. Юрий, являясь депутатом Кнессета и руководителем парламентских комиссий, сумел провести в жизнь ряд законопроектов, заметно улучшивших жизнь репатриантов-пенсионеров, студентов, ветеранов Второй мировой войны. И сегодня предвыборный штаб НДИ поголовно состоит из русскоязычных активистов, политтехнологов, пресс-секретарей. Либерман, наверное, тоже мог бы выписать себе умников из-за океана, но он твердо убежден, что лучше самих репатриантов никто не найдет общего языка с русскоязычной аудиторией. Его собственная судьба красноречиво показывает, как из юного эмигранта может вырасти генеральный директор «Ликуда», депутат, член правительства, основатель и лидер патриотической партии и, вполне возможно, будущий премьер-министр Израиля. Сегодня, когда скандальный распад партии «Шинуй» и следующие одна за другой неудачи «Ликуда» обещают дать НДИ дополнительные голоса репатриантов, партия Либермана способна набрать до восьми мандатов, что станет несомненным ее успехом.
И все же, и все же... Даже в самом лучшем для «русской улицы» исходе выборов-2006 в будущем Кнессете вряд ли будут заседать больше 10-15 представителей репатриантов из бывшего СССР и стран СНГ. Без малого полтора миллиона русскоязычных израильтян делегируют в парламент лишь каждого стотысячного бывшего земляка. Кое-кто оправдывает эту ситуацию успешной интеграцией репатриантов в израильское общество. Дескать, «русские» настолько растворились в новой среде, что голосуют, не глядя на происхождение того или иного кандидата или общинно-этнический состав партии. Увы, это слишком хорошо звучит, чтобы быть правдой.
Репатрианты с бывшей «одной шестой мировой суши» вот уже 15 лет составляют одну из самых социально слабых категорий израильского населения. По специальности работают лишь немногие из сотен тысяч инженеров, учителей, представителей творческих профессий. Подавляющее большинство работающих «русских» получают минимальную или близкую к ней по размеру заработную плату. Именно «русскими» постоянно пополняются ряды безработных. Репатрианты и на втором десятке прожитых в Израиле лет не уверены в своем завтрашнем дне: их первыми выгоняют при сокращении кадров на частных предприятиях, их последними берут на службу в государственный сектор. Огромное число ныне трудящихся «русских» останутся без пенсий и будут вынуждены доживать в нищете, имея смехотворное «пособие по старости». Отчисления в пенсионные фонды, которые полагаются фактически всем уроженцам и старожилам страны, не делаются для репатриантов, и с этим явным и наглым нарушением закона вполне согласен израильский истеблишмент. Очень многим в недалеком будущем придется вернуть банкам купленное на ипотечную ссуду жилье и снимать углы. В целом ряде семей не могут позволить сыну или дочери получить высшее образование: плата за учебу слишком высока. А те «русские» студенты, которые обходятся без помощи родителей, вынуждены работать по вечерам и ночью официантами, грузчиками, сторожами. В последние годы катастрофически возрос процент ребят из репатриантских семей, бросивших школу и не получивших аттестата о среднем образовании.
Разве всех этих перечисленных проблем недостаточно, чтобы понять, что представителей общины, способных решить их (проблемы) в органах законодательной и исполнительной власти, должно быть в несколько раз больше? Но этого не произошло в завершающуюся каденцию Кнессета и не произойдет, судя по всему, в будущем. Считанные «депутаты Балтики», столь разные по своему политическому весу и положению в собственных партиях, не решат судьбу «русских» в Израиле. И новые выборы, увы, не поднимут общину с колен. Остается только добавить, что во многом она виновата в этом сама...