Беспокойное наЧало

Факты. События. Комментарии
№7 (513)

Еще совсем недавно, месяца три-четыре назад, футурологи называли предстоящий 2006 год более или менее спокойным. Многие из них полагали, что миру, и Соединенным Штатам в частности, предстоит лишь переваривать уже накопленные неприятности, новых политических катаклизмов не ожидалось. Были, разумеется, и скептики, но и они не предрекали того вала тревожных событий, какой обрушился на всех нас всего за несколько недель нынешнего года. Да и с чего надо было особо волноваться? Ну да, сохраняется напряженность в Ираке, непомерными стали ядерными амбиции соседнего Ирана, нет стабильности в отношениях Израиля и Палестинской автономии, продолжает сыпать туманными угрозами бен Ладен. Ничего нового. Зато удивительно высокими темпами растет мировая экономика, сокращается число бедных стран, укрепляются межгосударственные связи. Это ли не благоприятная основа для оптимистических прогнозов?[!]
Очень скоро выяснилось, что такой основы маловато для стабильности. Экстремизм снова отодвинул экономику на второй план, давая простор ксенофобии, национальному и религиозному фанатизму. И, как стало обычным в последнее время, мусульманский мир оказался впереди планеты всей. Словно стог хорошо просушенного сена, он готов взвиться огненным факелом от любой крохотной и случайной искры. Не боевики злобных террористических группировок, а миллионы мусульман в разных концах света кинулись громить государственные и общественные представительства западных стран из-за газетной карикатуры-однодневки, к тому же опубликованной в тихой Дании четыре месяца назад. Прокатившийся вал ненависти пугает, удивляет, заставляет задуматься: только ли в неудачной карикатуре дело?
Всего пять лет назад эксперты с удовлетворением восприняли академический труд под названием «Провал политики ислама». Говорят, очень солидное исследование. Не видел, не читал. Но, судя по ряду свидетельств, в нем утверждалось, что претензии исламистов на мировое господство есть не что иное, как фантастические бредни отдельных фанатиков и экстремистских групп, что народы мусульманских стран жаждут демократии, благоденствия и только того и ждут, когда некие внешние силы помогут им избавиться от тоталитарных режимов. По-видимому, сами мусульмане труда этого тоже не читали и потому уверенностью его авторов не прониклись.
К сожалению, в тезисы исследования искренне поверили лидеры многих цивилизованных стран. Одни решили помогать становлению восточной демократии дружеским участием и финансовыми вливаниями, другие сделали ставку на силовое давление. Ни то, ни другое желаемого результата пока не дало. Как становится очевидным, и дать не могло.
Что нам демонстрирует сегодняшний день? Когда-то Израиль принял активное участие в создании ХАМАСа в противовес арафатовскому ФАТХу. Чуть позже новая организация превратилась в террористическую, и сила ее росла то ли вопреки, то ли благодаря израильским точечным ударам по лидерам террористов. Не жалели и денег на пропитание палестинцев, всячески добивались демократизации происходящих в автономии общественных процессов, добровольно ушли из сектора Газа. Мир похлопывал израильтян по плечу: молодцы, поступаете разумно и благородно. В итоге ХАМАС одержал в автономии внушительную победу на открытых, проведенных по демократическим стандартам выборах.
Ирак силой освободили от авторитарного, жесткого режима, выстроили вроде бы стройную демократическую систему правления. И что? Сопротивление боевиков не ослабевает, выборы выиграли шииты, которые на юге страны поспешно вводят законы шариата, множат число религиозных школ, урезают права женщин, чего не было при Саддаме Хусейне. С волей победителей вынужден считаться и премьер Ирака, человек светских убеждений Ибрагим Джаафари – в его офисе всем сотрудницам приказано закрывать лицо платками-хиджабами. Заигрывание с религией ничем иным не кончается, и это верно не только в отношении ислама.
Демократические выборы впервые прошли в Египте. Фанатики из «Мусульманских братьев» добились там весьма значительного успеха – за их кандидатов проголосовала четвертая часть избирателей, антизападные настроения в стране укрепляются. Лидерам Пакистана тоже не удается сдержать рост точно таких же настроений. Страна последовательно выбирается из крайней нищеты, за прошлый год валовой продукт вырос аж на 8 процентов. Но умиротворению это не способствует. Значительная часть средств идет не на воспроизводство, а на расширение сети религиозных школ-медресе, где молодежь воспитывают в духе ненависти к западным ценностям, ко всякому инакомыслию.
А Иран... Угрозы со стороны Вашингтона, причисление Ирана к пресловутой «оси зла» только всколыхнули волну национализма и религиозной нетерпимости. Не нужно думать, что многочисленные демонстрации персов в поддержку опасной ядерной программы инспирированы исключительно правительством. На недавних выборах эти толпы сместили с президентского поста сторонника светских реформ, заменив его психически неуравновешенным исламским фанатиком.
И видя все это, мы должны верить словам президента США Джорджа Буша и госсекретаря Кондолизы Райс о том, что стремление мусульманских народов к миру и демократии не изменилось? Впрочем, может быть, изменений и вправду не произошло по той простой причине, что никаких таких стремлений у значительной части мусульманского населения никогда не было. Признать эту горькую истину нам трудно, не признать – опасно. Мы привыкли действовать с помощью кнута и пряника, не вникая слишком глубоко в детали. А как быть теперь, когда ни кнут, ни пряник эффективности не показали? Ведь проблема взаимоотношения с миром ислама остается и остроты не теряет.
Если послушать пропагандистов радикального склада – неважно левых или правых, - то следует придерживаться прежней стратегии, то есть либо гнать мусульман палками, либо задабривать их извинениями и материальной помощью. Радикалы всегда ищут простые и быстрые решения, р-раз – и с проблемой покончено. Между тем было бы полезно поглубже вникнуть в суть процессов, происходящих в странах ислама.
Большинство – это страны так называемого «третьего мира», с недостаточно развитой или однобокой инфраструктурой, массовой безработицей, слабым образовательным уровнем населения. Из нищеты, да и то далеко не полностью, выбрались лишь государства, обладающие богатыми нефтяными месторождениями. Стоит заметить, что там, где правят коронованные властители, экстремистский фундаментализм лишен свободы действий. Короли, принцы, шейхи, эмиры круто расправляются с любыми попытками бунтов. Секулярные правители, пришедшие к власти в результате государственных переворотов, тоже не либеральничают. Однако, как пишет обозреватель Фарид Закариа, с их тираническим режимом соглашается, как правило, не такая уж значительная часть населения. И если режим светский, питательной средой недовольных становится религия, их протест не надо принимать за стремление к западным материальным и моральным ценностям. И не нужно ждать от них толерантности. Они тоже очень настороженно относятся ко всему чуждому, непривычному, болезненно реагируют на малейшие поползновения на традиции со стороны чужеземцев. Противники того или иного секулярного режима скорей поддержат удачливого заговорщика, чем зарубежного освободителя.
Полностью отгородиться от современного мира мусульманские страны не могут. Зная это, муллы-фундаменталисты не жалеют ни сил, ни времени на то, чтобы воспитать в молодом поколении сознательное отторжение от многих примет западного образа жизни, действительно никак не соответствующих заветам пророка Мохаммеда. И добиваются успеха. Фигуру нынешнего иранского лидера Ахмадинеджада, например, на политическую арену выплеснула волна студенческих бунтов. Студенты, молодежь и сегодня оказывают ему самую горячую поддержку, хотя новый глава государства порой несет полную околесицу.
По существу исламский мир проходит примерно те же этапы развития, какие в прошлом были характерны для Европы. Даже мера религиозной нетерпимости схожая. Сунниты и шииты считают друг друга отступниками, достойными смерти. Тому свидетельством кровавые столкновения и теракты в Ираке и Пакистане. Вместе с тем взаимная ненависть не мешает объединению сил в борьбе против иноземного вмешательства.
Учитываем ли мы все эти обстоятельства? Скорее нет, чем да. Действуем силой не только для собственной защиты, что естественно и нормально, но и там, где силой заведомо ничего добиться нельзя. Настаиваем на внедрении принципов демократии и не проявляем никакого интереса к настроениям масс, тем самым лишаясь возможности верно прогнозировать ситуацию. Свежими примерами могут служить вроде бы внезапное появление Ахмадинеджаба в Иране и столь же неожиданная победа ХАМАСа на выборах в Палестине. По недомыслию отказываем в доверии не очень добропорядочным политическим лидерам, а взамен получаем еще более откровенных врагов.
Но больше всего пугает стремление разыграть мусульманскую карту в глобальной политике. Под шумок борьбы с международным терроризмом, лишь на словах демонстрируя единство, каждый пытается по-своему использовать ситуацию. Уже всем в мире ясно, что вновь начинает нарастать напряжение, а может быть, и конфронтация между США и Россией. Здесь не стоит углубляться в причины, это отдельная тема. Но нельзя не заметить того града ядовитых стрел, какой обрушил российский президент Путин в адрес Вашингтона. На недавней пресс-конференции он с откровенным злорадством объявил о крахе американской ближневосточной политики. Затем по российскому телевидению показали коротенький репортаж из Кремля: Путин принимает главу Торговой палаты Примакова. Из всех обсуждавшихся на встрече вопросов в эфире прозвучал только один: что сделано для укрепления связей с арабскими странами? Исключительно для этого сюжет и снимали. Наконец, в Испании Путин сообщил о предстоящем визите делегации ХАМАСа в Москву.
Торопится российский президент, томимый комплексом имперской неполноценности. Не считаясь со своими собственными политическими обязательствами, из кожи вон лезет, чтобы вернуть симпатии «третьего мира». Не во имя его прогресса, не для подавления сил террористов. К тому же вряд ли кто-то поверит, что арабы, даже те, кто не питает теплых чувств к Западу, неизбежно примкнут к путинской России. Иные нынче времена. Единственная цель – побольней ущипнуть Америку. Мелковато, зато греет душу, жаждущую реванша.
Справедливости ради надо сказать, что мусульманский мир вряд ли с великой радостью воспринял и обещание президента США впредь одаривать человечество американскими принципами свободы и демократии. Джордж Буш говорил об этом в недавнем обращении к нации. Забавно, что в тот же день Путин на многолюдной пресс-конференции, больше похожей на всесоюзный слет журналистов, сулил «угнетенным всего мира» освобождение от давления «жирных котов», то есть западного капитала. Бедные «угнетенные» - им, куда ни кинь, всюду клин.
И еще одно, отнюдь не случайное, совпадение. Едва Путин заявил о предстоящем контакте с ХАМАСом, как Буш тут же нарушил протокол официального визита израильского министра иностранных дел Ципи Ливни и вне протокола принял ее в Овальном кабинете. Так проблема взаимоотношений с мусульманским миром постепенно трансформируется в новое противостояние держав.
Безусловно, Буш в данном случае был прав – язвительные словесные стрелы Путина требовали адекватного ответа. Но это спор равных или приблизительно равных. Назвать равноправными отношения западной цивилизации с исламской язык не поворачивается. Равновелики лишь радикалы обеих сторон, жаждущие полной победы и требующие друг от друга безоговорочной капитуляции. Но победа недосягаема и до конца света, когда все сведут счеты со всеми, еще далеко. Нам предстоит жить вместе на одной тесноватой планете.
Значит, несмотря ни на что, придется искать пути сближения или хотя бы примирения. Шансов на успех хватает. Беспокойное начало года не обязательно предполагает такое же продолжение. Конечно, мир западной цивилизации просто обязан во имя самосохранения проявить единое понимание проблемы. Если же наметившийся раскол усугубится, если каждый по-прежнему будет только за себя, вместо света в конце тоннеля человечество рискует увидеть лишь мерцание поминальных свечей.