Пер Штайнбрюк: «РоссиЯ – надежный партнер»

Факты. События. Комментарии
№7 (513)

Несмотря на председательство в “большой восьмерке”, Россия еще не стала ее полноправным членом. Представитель России, таким образом, председательствовал на состоявшейся в Москве встрече министров финансов в качестве исключения, и далеко не все руководители стран-членов клуба были в восторге от того, что новичок получил право председательства. Однако у Германии, похоже, по этому поводу имеется собственное мнение. Об отношениях своей страны с Россией нашему корреспонденту рассказал министр финансов ФРГ Пер Штайнбрюк.[!]
Корр. Господин Штайнбрюк, как бы Вы оценили уровень развития российско-немецких отношений?
П. Ш. Весьма стабильный и устойчивый, с моей точки зрения. Знаете, обычно министры финансов не делают политических заявлений, наше дело – денежные отношения, дебет–кредит, так сказать. Поэтому я готов говорить лишь на темы, имеющие отношение к финансам. Не нужно спрашивать у меня, например, про «карикатурную войну» или желание президента Путина пригласить в Москву лидеров ХАМАСа, ладно?
Корр. Договорились. Так все же, возвращаясь к российско-германским отношениям...
П.Ш. Да. С моей точки зрения, стратегическое партнерство с Россией, о котором начал говорить еще канцлер Шредер и которое было внесено отдельным пунктом в коалиционный договор нынешнего правительства ФРГ, еще не достигнуто как таковое, однако предпосылки к нему созданы очень надежные как с немецкой, так и с российской стороны. Когда в 2002 году Россия досрочно вернула Германии долги, это позитивно повлияло на уровень доверия немецких инвесторов к российскому рынку, так что Германия с тех пор стала основным зарубежным инвестором в экономику России, обогнав даже США. У меня как министра финансов, таким образом, нет ни малейшего повода для нареканий.
Корр. Многие руководители стран “большой восьмерки” испытывают определенное недоверие к России как к стране-председательнице клуба в 2006 году. Вы относитесь к их числу?
П.Ш. Ни в коем случае. Мне лично это недоверие понятно, однако я его не испытываю. Россия – надежный партнер, и нынешней зимой она подтвердила это на сто процентов бесперебойными поставками газа в Европу, осуществленными, как вы знаете, в сложнейших условиях. Нет причин опасаться того, что Россия, выказавшая свою надежность практическими делами, внезапно подведет. Недоверие к ней, как к председателю, обусловлено, скорее, причинами политическими и тем фактом, что Москва, по сути, была принята в клуб не столько за экономические и финансовые возможности, сколько в качестве своеобразного признания ее политического влияния в мире. Так что российскому руководству еще придется, так сказать, «заслужить свои шпоры», чего я ему искренне желаю.
Корр. А как вы полагаете, российское намерение досрочно вернуть долги Парижскому клубу может стать шагом в этом направлении?
П.Ш. На мой взгляд, в данный момент Россия проходит период консолидации капитала. Наблюдается некоторая хаотичность в словах и поступках, так что заявлений поступало довольно много: о досрочном возврате долгов, о возможной конвертируемости российского рубля, о намерении простить долги африканским странам. Пока что никаких официальных действий в этом направлении Россия не предпринимала, в адрес стран-членов Парижского клуба не поступало никаких документов. Вы должны понимать, что высказанные словесно намерения оценивать в конкретных суммах довольно затруднительно.
Корр. Как по-вашему, стоит ли возвращать эти долги досрочно?
П.Ш. Ну, если руководство России не имеет в данный момент реальных проектов, где эти деньги могли бы пригодиться... Впрочем, опять-таки повторюсь: официальных бумаг я не видел, так что не могу в данном случае говорить предметно. Давайте подождем.
Корр. Какие темы предложены для обсуждения в Москве?
П.Ш. На этот раз у нас на повестке дня три основные темы: рынок энергоносителей – мы должны создать условия для его прозрачности и стабильного функционирования. Как вы понимаете, ситуация в данный момент сложная, и следует сразу и четко договориться о «правилах игры». Далее – борьба с пандемиями в мире: до сих пор каждая страна была предоставлена в этом вопросе сама себе, пора уже договариваться о взаимодействии. И третье – культурный и образовательный обмен. Причем не подумайте, пожалуйста, что эта тема менее важна для нас, чем первые две. Хотелось бы напомнить, что франко-германское послевоенное сотрудничество, чьи основы были заложены еще Аденауэром и де Голлем и чье развитие, по большому счету, привело к созданию нынешнего Европейского союза, началось именно с культурного обмена между нашими двумя странами. Так что если уж мы говорим о стратегическом партнерстве с Россией – зачем нам изобретать велосипед и придумывать новые пути к достижению этой цели, если имеются проверенные временем способы?
Корр. Ну, как раз в этом вопросе у вас имеется неплохой личный опыт.
П.Ш. Вы имеете в виду те годы, которые я провел на посту премьер-министра Северного Рейна-Вестфалии?
Корр. Именно. Дюссельдорф, столица СРВ – город-побратим Москвы...
П.Ш. Это так. Тем не менее я бы не стал так уж хвастаться личным опытом в этой области. Дело в том, что подобные проекты осуществляются в Германии обычно на коммунальном, а не на земельном и уж тем более не на федеральном уровне. Так что в мою компетенцию эти вопросы тогда если и входили, то лишь косвенно. Образовательный же обмен между ФРГ и Россией – мое прямое дело как министра финансов.
Корр. Российское Министерство финансов выдало прогноз о том, что Россия в ближайшее время может выйти с 12-го на 5-е место в мире по объему прямых инвестиций. Как вы оцениваете эту перспективу?
П.Ш. Мне это предсказание коллеги Кудрина кажется несколько поспешным. Спору нет, Россия развивается, развиваются и наши отношения, но процесс этот эволюционный, никаких предпосылок к резким скачкам в ту или иную сторону я не наблюдаю. Да и вообще, знаете ли, финансисты любят надежность и стабильность, а не резкие движения. На мой взгляд, Россия в данный момент слишком зависима от рынка энергоносителей. Можно было бы посоветовать больше делать ставку на развитие ноу-хау, технологических разработок... Сырье – вещь невосполнимая, не стоит полностью полагаться на доходы от его продажи. К слову, именно образовательный обмен мог бы в перспективе помочь России переориентироваться на наукоемкие виды производства и торговли.
Корр. И какой же ваш прогноз дальнейшего развития отношений между Россией и ФРГ?
П.Ш. Позитивный. Полагаю, наши отношения просто обязаны развиваться – тому есть исторические, экономические и политические предпосылки.
Корр. Спасибо за беседу.