Раны для Ирана

В мире
№13 (832)

 

 “Если вы убеждены, что слово есть дело и бесконечные разглагольствования о проблеме равносильны ее решению - это значит, что вы либеральный интеллектуал”. (Виктор Вольский. “Путеводитель по либеральному сознанию”).

При обсуждении иранской проблемы часто прибегают к аргументам “Обама хочет (не хочет)”, “Нетаниягу хочет (не хочет)” и тому подобным. Я думаю, что тезисы типа “Обама хотел, а Нетаниягу нет” и т.д. нужно отбросить по определению. Война не нужна ни Обаме, ни Нетаниягу, и даже аятоллам - по крайней мере, сейчас. Я надеюсь, что с этим большинство согласится. Для понимания ситуации нужно выбрать те тезисы, что не зависят от “хочу - не хочу” национальных лидеров.

В первую очередь к таким тезисам нужно отнести опасность Ирана с ядерной бомбой. Такой Иран не приемлем ни для Израиля, ни для США, но для США эта неприемлемость гораздо менее остра.

США могут и отложить решение иранского вопроса до завершения президентских выборов, тянуть с ударом по Ирану, потому что, хотя иранские атомные бомбы и могут нанести Америке большой ущерб, они не угрожают самому ее существованию. У Израиля ситуация другая.

В романе Дюма “Королева Марго” есть такая фраза (цитирую не точно): “Там, где герцог Гиз потеряет пуговицу на манжете, такие, как мы, потеряем головы”. Америка получит проблемы, не без этого, но для Израиля это вопрос не проблем, а выживания. Поэтому, несмотря на желание или не желание Нетаниягу воевать с Ираном, Израиль не может откладывать решение иранской бомбы снова и снова, особенно памятуя слова Ахмадинеджада о том, что, на еврейское государство потребуется от силы две бомбочки.

На тему неприемлемости ядерного Ирана можно спорить. Некоторые оппоненты пишут, что Иран пока еще ничего не совершил, а слова - это лишь слова. Интересно, останется ли оппонент при этом мнении, если некий враг направит на его голову пистолет и взведет курок, будет ли он рассуждать на тему, что он же еще не выстрелил? Если будет, то только для психиатра или для некролога, это комментировать невозможно.
 
ЭКОНОМИКА РЕШАЕТ ВСЁ
Если принять тезис о неприемлемости иранской ядерной бомбы, то вывод один - Иран необходимо остановить. Но как? 
Есть две опции, экономическая блокада и военное решение. Экономическая блокада уже действует, есть многочисленные публикации об ухудшении положения в Иране и т.д., но - “мы делали революцию не для того, чтобы снизить цены на дыни” (Хомейни).

Последние санкции, принятые к Ирану чрезвычайно серьезны. Так, с 17 марта Сообщество международных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT), осуществляющее подавляющее большинство международных финансовых транзакций, впервые за свою историю прекратило обслуживать иранские банки, обслуживание сделок по экспорту иранской нефти станет почти невозможным, поскольку все платежи придется доставлять в Иран наличными в чемоданах или бартером. Не смогут осуществлять платежи и иранские компании, работающие за границей, да и иранцы, проживающие за рубежом, не смогут переводить деньги на родину.

Кроме того, по сообщению агентства Reuters, на встрече министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе планируется обсудить вопрос о страховых компаниях, обслуживающих перевозчиков нефтепродуктов, в контексте эмбарго на ввоз иранской нефти. Что это означает, вполне понятно. Страховщики Евросоюза перестанут страховать танкеры, перевозящие иранскую нефть, а японские, южнокорейские и индийские страховые компании не смогут обеспечить достаточные страховки иранских танкеров. Эта мера создаст серьезные проблемы для Токио, Сеула и Нью-Дели, не присоединившимся к эмбарго на поставки иранской нефти.

В ноябре 2011 года, когда Вашингтон объявил односторонние санкции против банков Ирана, США предупредили банки других стран, которые работают со счетами официального Тегерана, что санкции могут коснуться и их.

В связи с этим интересно, что и российский ВТБ24 (Внешторгбанк) отказал иранскому посольству в Москве в обслуживании. Посольство сообщило, что “расценивает указанные действия этого банка как акцию, направленную на реализацию односторонних санкций, как незаконную акцию, проводимую из-за океана Соединенными Штатами Америки в такой огромной стране, как Россия”. Не так прямолинейно, но доля правды в этом заявлении есть: министр финансов США Тимоти Гайтнер заявил:т “Финансовые учреждения по всему миру должны крепко обдумать риски работы с Ираном”.
В конце февраля и ведущий банк эмирата Дубай, “Нур Исламик” также отказался от обслуживания счетов правительства Ирана, через которые перечислялись многомиллиардные платежи за иранскую нефть.

Положение Ирана серьезно ухудшилось, но на этом пути, к сожалению, нет однозначного критерия, когда нужно будет сделать вывод, что санкции не работают, это вопрос политической оценки. Вполне вероятно, что ухудшение положения иранцев не заставит аятолл отказаться от ядерных амбиций.
 
ПРЕЗИДЕНТ НА ПАРЛАМЕНТСКОМ КОВРЕ
Можно ли считать признаком действенности санкций то, что президент Ирана впервые в истории был вызван в меджлис, чтобы ответить на различные обвинения, которые высказываются в его адрес, или это проявление внутренней борьбы за власть, пока не ясно. Тем не менее, Ахмадинеджаду пришлось давать разъяснения о своей экономической политике, которая, по мнению многих депутатов, привела к финансовому кризису в стране. Может быть, это шаг к вероятному импичменту Ахмадинеджада, что даст аятоллам возможность сказать, что все проблемы были от “Махмудки”, а без него мы белые и пушистые, и, как в песне Аллы Пугачевой, “давай говорить снова”. Этот вариант развития событий дает возможность Ирану отойти от края пропасти, куда они вот-вот свалятся, предложив Западу начать с чистого листа с новым президентом. Во всяком случае, это реальный шанс, но нужен ли он Ирану - пока не ясно.
 
БИТЬ ПЕРВЫМ!
 “Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще, сильнейшим ударом сплеча”. (Уинстон Черчилль).

Но если санкции не работают, то остается военное решение. Арабы не меньше Запада хотят ликвидации иранской угрозы, но в военном отношении они на это не способны, поставки самого современного оружия им не помогут. Несмотря ни на какие вооружения, их армии способны лишь на полицейские операции, но не на войну с таким противником, как Иран. Игроками в этом вопросе могут быть только США и Израиль. США могут решить проблему в принципе, а Израиль частично, остановив иранскую ядерную программу на 3-4 года. Но иметь возможность решить проблему - не значит ее реализовать.
На совместной пресс-конференции с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном в Белом доме Барак Обама предупредил Тегеран, что шансы на дипломатическое урегулирование иранской ядерной проблемы уменьшаются.
 
ЗАЛОЖНИКИ СИТУАЦИИ
Если Израиль решит, что Обама тянет с ликвидацией иранской ядерной угрозы, и есть риск пропустить момент удара, то ликвидировать иранские ядерные объекты Израиль будет самостоятельно. Но США при этом становятся заложником ситуации, так как ответный удар Ираном все равно будет нанесен по позициям США в Бахрейне, Афганистане и др.
То есть, независимо от того, хочет Обама разбираться с Ираном или нет, или хочет, но не сейчас, воевать все равно придется, а воевать - начинать войну - нужно по готовности, а не тогда, когда тебя вынудят атакой по типу Перл-Харбора. Судить об истинных намерениях США можно не только по отправке третьей авианосной ударной группы с авианосцем “Энтерпрайз” и атомной субмариной в район возможного конфликта, но и по действиям в Афганистане. Если США планируют боевые действия в Иране, то вывод воинских подразделений из Афганистана придется отложить. Их нужно будет задействовать в иранской операции, перекрывая возможные поставки вооружения и живой силы с востока.
 
ЖЕСТКОСТЬ ДАЁТ НАДЕЖДУ
 “К оружию следует прибегать в последнюю очередь, когда другие средства окажутся недостаточны”. (Маккиавели).
Серьезное влияние на вероятность войны могут оказать реальные приготовления к удару по Ирану со стороны США. Если приготовления будут достаточно понятны, то они могут подействовать отрезвляюще на горячие головы. Вспомните, как иранский адмирал заявил, что американским авианосцам не место в Персидском заливе, а потом, посмотрев на авианосец, резко изменил позицию, заявив, мол, что такого - обычное дело.

По мнению исполнительного директора американской неправительственной организации “Сеть национальной безопасности” (National Security Network) Хезера Херлбурта, “неверно считать - хотя так думают многие, - что Иран - это монолитный игрок и вся его политическая система едина в стремлении обзавестись ядерным оружием. Это не так. Иранская внутренняя политика формирует его внешнюю политику и ядерную политику”.

Это дает шанс на то, что под влиянием санкций и приготовления к военному удару, вероятного роста недовольства в Иране из-за ухудшения экономического положения населения, войны удастся избежать, но это возможно только при реальных и жестких действиях, не думая, что слово есть дело, а разглагольствования о проблеме равносильны ее решению.
И в заключение еще две цитаты:

“Еврейский народ может надеяться, прежде всего, на самого себя и лишь в очень небольшой степени - на то, что кто-то еще в мире захочет понять его проблемы и проникнется к нему некоторым сочувствием. Он не должен ни от кого зависеть и не должен верить никому, кроме самого себя” (Давид Бен-Гурион).

“Мы высоко ценим великую солидарность, которая существует между нашими странами (Израилем и США). Однако когда речь идет о выживании Израиля, то мы должны быть хозяевами нашей судьбы” (Биньямин Нетаниягу).
 
Владимир ЯНКЕЛЕВИЧ, военный обозреватель