Алмазный их венец

В мире
№13 (832)

 

Недавнее разоблачение пиратского банка, действовавшего внутри Алмазной биржи в Рамат-Гане, нанесло серьезный удар по израильской алмазной промышленности. Больше того, экономисты говорят об ударе по израильской, да и мировой экономике в целом
 
В начале этого года в ходе операции по разоблачению деятельности пиратского банка на бирже было арестовано 30 торговцев алмазами и драгоценными камнями и еще 100 приглашены на беседу в полицию. Но дело в том, что услугами этого банка пользовались даже не сотни, а тысячи ювелиров, причем не только израильских.

Связи банка тянулись в Бельгию, Индию, Китай, Гонконг и многие другие страны. Конфискация его активов привела к тому, что многие до того преуспевавшие торговцы драгоценностями оказались на грани разорения. Сотни израильских ювелиров, опасаясь быть заподозренными в причастности к деятельности “серого” банка, легли на дно. По этой же причине многие зарубежные их коллеги решили отказаться от сделок с израильтянами. Как следствие - активность Алмазной биржи за последние месяцы снизилась на 30% - такого не было за всю ее историю, берущую свой отсчет в 1937 году. Соответственно, снизились и идущие через биржу финансовые потоки. По сути дела, ювелирная промышленность страны оказалась на грани краха.

Учитывая, что речь идет о стратегической отрасли, было проведено экстренное совещание с участием представителей полиции, Налогового управления, минфина, министерства торговли и промышленности и других ведомств. По итогам этого совещания замначальника следственного отдела Налогового управления Ави Арадити сделал специальное заявление о том, что 3000 членов Алмазной биржи, не вызванные на беседы в связи с деятельностью пиратского банка, могут спокойно работать, не опасаясь, что за ними ведется скрытое наблюдение.

В минфине надеются, что это заявление несколько успокоит страсти и деятельность Алмазной биржи постепенно вернется в прежнюю колею. Сами торговцы алмазами говорят, что пиратский банк, во главе которого стояли Дорон Эльад (58) и Менахем Маген (47), действовал в здании биржи, ни от кого не скрываясь, много лет. Через него осуществлялись все денежные переводы за границу и из-за границы; там можно было получить ссуду и вложить деньги под проценты.

Ни у кого, подчеркивают торговцы алмазами и драгоценными камнями, никогда не было никаких нареканий по поводу деятельности этого банка. Напротив, он работал куда оперативнее и на куда более выгодных условиях, чем другие банки страны. Любопытно, что чеками в нем служили написанные от руки записки вроде “Выплатите такому-то господину 2 млн. шекелей с моего счета. Ювелир такой-то”. И этой записки было достаточно, чтобы ее предъявителю выдали чемоданчик с 2 миллионами наличными.

Ювелиры убеждены, что сведения о деятельности этого банка в полицию передали преступные элементы, попытавшиеся открыть на бирже подобный банк, но получившие от ворот поворот.

В полиции и Налоговом управлении говорят, что на самом деле не важно, кто сообщил о деятельности банка. Куда важнее, что хотя государство, предоставило ювелирам огромные налоговые льготы, большинство из них продолжают всеми правдами и неправдами уклоняться от уплаты налогов. И действовавший прямо на территории биржи незаконный банк был одним из важнейших инструментов такого уклонения: осуществлявшиеся через него сделки нигде не учитывались, а значит, не облагались налогами. Как и проходившие через него десятки и сотни миллионов шекелей, долларов, юаней, фунтов и прочих денежных единиц наличными.

Операция по разоблачению действовавшего на рамат-ганской бирже пиратского банка стала гордостью следственного отдела Налогового управления. Дело в том, объясняют следователи, что Алмазная биржа живет по своим законам. Она рассматривает себя как государство в государстве, а еще точнее - как неприступную крепость, стоящую во вражеском окружении. Любой человек, прежде чем попасть сюда на работу, многократно проверяется. Здесь все знают друг друга, и многомиллионные сделки заключаются чаще всего простым рукопожатием, без каких-либо письменных договоров. У Алмазной биржи своя высокопрофессиональная служба безопасности. Поэтому внедрить туда агентов полиции, установить на ее территории прослушивающие устройства и скрытые камеры было чрезвычайно сложно.

Суммарно тайное следствие по делу пиратского банка продолжалось почти полтора года. За это время полиции и Налоговому управлению удалось восстановить схему его деятельности - кто является гендиректором, кто - инкассатором, кто - менялой валюты, а кто “прачкой”, проводящей сомнительные капиталы через страны Юго-Восточной Азии, чтобы затем вернуть чистыми в Израиль.

В настоящее время полиция готовит первые обвинительные заключения по этому делу, намереваясь инкриминировать его фигурантам незаконные финансовые операции, нарушение закона о банковской деятельности и отмывание денег.
Подследственные пока категорически отрицают все выдвинутые против них подозрения, заявляя, что осуществляли вполне законные финансовые операции в рамках своей деятельности по торговле алмазами и бриллиантами. Они готовы принести присягу, что никогда не нарушали этического кода ювелира, предписывающего вести дела предельно честно. Но дело в том, что заслуживающий уважения этический код ювелира и закон - это все-таки разные вещи. Моральный кодекс ювелира и в самом деле категорически запрещает любой обман делового партнера. Но про государство в нем ничего не сказано...
 
Барух РОЗИН