Открытый финал операции “Финал”

История далекая и близкая
№13 (832)

 

Выставка исторических экспонатов, связанных с “делом Эйхмана”, которая 12 декабря прошлого года открылась в здании Кнессета, переехала в тель-авивский Музей диаспоры

Спустя пятьдесят лет после казни нацистского преступника музей “Бейт а-Тфуцот” предлагает ознакомиться с документами, которые раскрывают подробности планирования и проведения той легендарной операции.

В общих чертах история захвата Адольфа Эйхмана и его доставки в Израиль из Аргентины известна всем. Но детали этой операции открываются для широкой публики только сейчас.

Эйхман был назначен главой еврейского отдела гестапо в начале Второй мировой войны и позднее стал ответственным за практическое осуществление “окончательного решения” еврейского вопроса в Европе. 

В конце войны он был арестован американскими военными, но вскоре вышел на свободу и поспешил перебраться в Аргентину, где жил под фальшивыми документами на имя Рикардо Клемента. 

Информация о его местонахождении достигла в конце 50-х годов израильских секретных служб. “Мосад” и ШАБАК жаждали отследить Эйхмана и доставить его в Израиль. 

11 мая 1960 года он был захвачен возле своего дома в Буэнос-Айресе группой израильских агентов, тайно вывезен из Аргентины и переправлен в Израиль.

В апреле 1961 года начался суд над Эйхманом. Он был осужден в декабре 1961 года, повешен 31 мая 1962-го. Его тело было кремировано, пепел развеян над морем за пределами израильских территориальных вод. 

Сегодня, полвека спустя, выставка в Тель-Авиве показывает посетителям точные детали этой операции.

Экспозиция “Операция “Финал”: история поимки Адольфа Эйхмана” создана совместными усилиями “Мосада” и Музея диаспоры. На ней представлено более ста документов, записей, фотографий и видеозаписей, а также оборудования, использовавшегося при идентификации Эйхмана.

При входе на выставку посетители оказываются у доски, где перечислены имена 67 человек, участвовавших в операции. Несколько имен - такие как Исер Харэль или Рафи Эйтан, известны публике, другие - нет. 

Надпись гласит:
“Государство Израиль и еврейский народ выражают благодарность секретным агентам и всем, кто участвовал в операции по поимке Адольфа Эйхмана, врага всех евреев. Они провели уникальную операцию в тысячах километров от дома. Мы навсегда сохраним к ним уважение и восхищение”.

Как говорит историк Наоми Ицхар, “выставка уникальна, поскольку “Мосад” впервые раскрывает свои тайны, показывая документы и инструменты, которые имеют отношение к проведению секретных операций. 

Конечно, СМИ открывают завесу над многими историями, но это первый случай, когда то же самое делает сам “Мосад”. Как любые разведслужбы, он обычно не склонен раскрывать свои архивы. Но этот случай уникальный: он дает возможность широкой публике ближе познакомиться с важнейшим эпизодом истории страны.

Оригинальные документы, представленные здесь, еще никогда не демонстрировались открыто. Единственные копии в экспозиции - фальшивое аргентинское удостоверение личности, выданное Эйхману на имя Рикардо Клемента, и копия расписания работы яффского порта - на ту ночь, когда пепел Эйхмана был развеян над морем. Все остальные экспонаты - подлинные. И этим выставка особенно ценна”. На один экспонат историк обращает особое внимание. Это так называемое “Дело об ухе”. 

Наоми поясняет:
“Как и отпечатки пальцев, конфигурация уха уникальна для каждого человека. Есть фото, на которых Эйхмана можно идентифицировать по уху. Эти фотографии сравнили с теми, которые находились в папке SS, и с теми, которые предоставила бывшая любовница Эйхмана. 10 точек полностью совпали, что свидетельствовало о правильной идентификации”.

В музее экспонируются также записи, переданные из “Мосада” в ШАБАК о месте нахождения нацистского преступника, фотоаппарат “Лейка”, которым делались снимки во время наблюдения за домом Эйхмана на улице Гарибальди в Буэнос-Айресе, фальшивые водительские удостоверения членов бригады, удостоверение, которое использовал лидер группы Исер Харэль, фальшивое удостоверение сотрудника “Эль-Аль”, выписанное на имя Зеэва Зихрони. Здесь даже представлен шприц, которым доктор Йона Элиан ввел Эйхману накротический препарат по дороге в аэропорт Буэнос-Айреса.

Среди экспонатов - и знаменитая пуленепробиваемая стеклянная кабина, в которой находился преступник во время судебного процесса в Иерусалиме.

Несмотря на то, что операции представлена здесь во множестве реальных деталей, составители выставки считают, что в этой истории есть еще что прояснить и рассказать. 

“Каждый день мы обнаруживаем новые детали той легендарной операции, - рассказывает куратор выставки Авнер А. - Есть вещи, которые мы узнаем только с течением времени. Взять, к примеру, список участников операции. На доске - 67 фамилий, однако мы выяснили, что к списку надо добавить еще несколько имен”.

Но самое главное - выставка помогает понять, почему дело Эйхмана было так важно для Израиля.
“Нюрнбергский процесс осудил преступления нацистов, но преступления Холокоста во всем их ужасе предстали перед Израилем, перед еврейским народом и всем миром только во время суда над Эйхманом, - говорит Наоми Ицхар. - С историей Катастрофы в Израиле связано все (или почти все), память о ней уже вошла в гены израильтян, в хорошем и плохом смысле. Поэтому я считаю, что выставка очень важна для всех нас”.

Рафи Эйтан, которому сегодня 85 лет, тоже был членом группы захвата Эйхмана. Он говорит, что нынешнюю выставку надо воспринимать не только в связи с делом конкретного нацистского преступника, но и в более широком смысле: как историю евреев, которые восстали из пепла Катастрофы и смогли создать сильное современное государство, способное защищать своих граждан. 

Мы задаем ему вопрос, возможно ли появление новых эйхманов.  “Вы имеете в виду Ахмадинеджада? - переспрашивает он. - Может быть. В любом случае, я думаю, что если бы государство Израиль существовало до Второй мировой войны, то Катастрофы бы не случилось. Вот мой ответ”.

Карл ХОФФМАН“Jerusalem post”
(перевод: Виктория Мартынова)