Обаяние танца

Мир искусства
№20 (316)

А голуби над колокольней!
А это обозримость мира!
Давид Самойлов

Танец! Он запечатлен в наскальной живописи, в храмовых росписях древних Египта, Индии, Междуречья, в фресках и мозаиках Греции, Иудеи, Рима, в орнаментах ваз из этрусских гробниц, Трои, скифских курганов... Он всегда с человеком – веселый, воинственный, элегантный, бурный, нежный, страстный. В нем выражение чувств и желаний, уверенности в победе, единения с друзьями, устрашения врагов, мольбы о любви, отчаяния и торжества. Из храмовых ритуалов, из дворцов и деревенских хороводов, из сказок и библейских преданий (вспомните хотя бы знаменитый танец семи покрывал) пришел он на сцену сначала как украшение, ритмичное покачивание на котурнах, как часть спектакля драматического или оперного, потом выделился в самостоятельную категорию театрального искусства – балет.
Именно эта весна прошла у меня под знаком восхищения балетом. И теми, кто балету служит. Таким, как взыскательнейший, высочайшим профессионализмом и непогрешимым вкусом обладающий балетный критик и фотохудожник Нина Аловерт, показавшая Нью-Йорку вызвавшую широкий резонанс ретроспективу своих кажущихся живыми фотографий «Звезды балеты». А следом за этой нашумевшей выставкой – гастроли прославленного петербургского театра балета Бориса Эйфмана, признанного хореографа номер 1 мира, который привез на этот раз сразу шесть балетных спектаклей, а в их числе свои вершинные – «Чайковского» и «Карамазовых».
А сейчас мы можем продолжить путешествие в волшебный мир балета: в одной из немногочисленных в Большом Нью-Йорке художественных галерей, пропагандирующих русское искусство, - в галерее «InterArt» в лонг-айлендском Хантингтоне, - открылась выставка живописных полотен, объединенных темой «Русский балет».
В просторном выставочном зале, где одна тематическая подборка работ русских мастеров следует за другой и где мы видели немало интересного, Константин и Светлана Вайс представляют сейчас живопись шести российских художников, каждый из которых обладает и своим собственным видением танца и танцовщика, и своей живописной манерой, и своим творческим почерком, – Виктора Федотова, Кати Михальской, Никиты Жданова, Бернарда Сиземского, Полины Чернышевой, Натальи Боголюбской.
Естественно, картина танца, изображение танцующего человека – не новость. Живописное воплощение движения, прыжка, вращения, грациозных изгибов человеческого тела видели мы у самых разных художников, творивших в разные века в разных странах. Тьеполо, Тициан, Иорданс, Брейгель, Караваджо, позднее Ренуар, Тулуз-Лотрек, Дега, Бакст, Пикассо, Ури запечатлели не только сам танец, но и душу танца. И, наверное, на ином витке понимания того, что есть человек танцующий, взлетевшие в небо раньше космонавтов персонажи Марка Шагала – невероятно пластичные, мудрые и смешные, до боли знакомые, из жизни пришедшие и в жизненной круговерти пребывать, отбывать продолжающие, пляшущие и солнечной своей динамикой заражающие нас, открывшие современный балет раньше хореографов-новаторов.
Художники, которых представляет нам InterArt (это название галереи условно можно перевести, как суть искусства), воспели балет классический – его особую пластику, его элегичность, поэзию, мелодику. Характерно еще и то, что показано все это как бы изнутри, увиденное не пришлым, восхитившимся балетом, пусть даже и увлеченным, а человеком театра, сценографом, театральным дизайнером, каковыми и являются почти все эти мастера. И вот этот взгляд профессионала, наблюдение из-за кулис (то же, что видели мы в фотошедеврах Нины Аловерт), иногда и личное знакомство с артистом помогли не только глубже раскрыть образ, добавив к созданному танцовщиком и хореографом свое понимание, но и выявить внутреннюю сущность исполнителя. Как сумел это сделать Виктор Федотов, многие годы работавший в Большом и театре имени Станиславского. Его гордое, торжествующее «фуэте», поэтическое «па-де-де», очаровательный «вальс», плывущие в розовой импрессионистической дымке девушки-лебеди – это и есть образ танца, нерв танца, душа танца.
В 1916 году, как всегда, с ошеломляющим успехом вместе с дягилевской труппой выступал в Америке великий Вацлав Нижинский. И вот он вернулся в Нью-Йорк, и мы видим его, неповторимого танцовщика и глубоко несчастного человека, запечатленным на полотне. Проникновенно и бережно сумел художник сквозь призму сегодняшнего нашего восприятия прошлого и его гениев показать трагедию самобытнейшего, наделенного редкостной пластикой, двойным даром уникального танцовщика и драматического, даже трагедийного актера, в чьем танце-полете возносилась русская мятущаяся душа, преломлялись русская поэзия, русская философия жизни и русский фольклор. «Моя мать – Россия», - записал он в дневнике. Да, это правда, Вацлав был любовником Дягилева, но взбунтовался и, полюбив, порвал с покровителем и женился, пройдя через тягостные скандалы и попреки требовательного и эгоистичного Дягилева, что не могло не отразиться на душевном состоянии человека, тонко чувствующего и ранимого. Ему было всего двадцать восемь, когда он сошел с ума, то есть на деле покинул свой мир, мир танца и мечты, хотя жил еще тридцать три долгих ненужных года. На полотне мы видим коленопреклоненного Нижинского, которому нужно решиться и сделать странный и страшный выбор между Дягилевым и возлюбленной. Казалось бы, танца здесь нет, но в изломанной фигуре артиста, в его позе, в пластике тела угадываются его талант, борение его духа.
Галина Уланова – еще одно чудо русского балета, дивное его диво, балерина, в чьем творчестве претворилась мечта лучших хореографов о гармонии высочайшей духовности, высочайшей техничности и Богом данного таланта. И мы становимся свидетелями звездного ее взлета и триумфального шествия по дорогам страны, имя которой – Балет, что и отражено в картине Федотова «Триумф Галины Улановой».
А вот великая балерина в поэтическом «Умирающем лебеде» Полины Чернышевой. Это масляная монотипия, то есть единственный оттиск с написанной маслом на стекле картины. Отличная работа!
Великолепны выполненный в голубой тональности сказочный «Щелкунчик» Никиты Жданова, его пламенное «Болеро», исповедальный автопортрет беспощадного к себе художника.
Хороши прозрачные акварели Кати Михальской, ее «Балет», чудесная жанровая сценка «У зеркала». Вообще театральное «закулисье» представлено на выставке щедро и интересно.
Впечатляют дерзкая аналитичная графика Бернарда Сиземского и, как эпилог всей балетной экспозиции, - парящий в морозном воздухе величественный Большой театр, цитадель музыки и танца, храм. Именно таким написала его, прочувствовав и полюбив, Наталья Боголюбская.
Эта выставка стоит того, чтобы ее посетить.
Время быстротечно, оно подгоняет нас и напоминает, что упущенные возможности, увы, невозвратимы.
В милый, уютный Хантингтон добраться можно за час – полтора:
- из Манхэттена – Rd 495, Long Island Express (East) to exit 49 (North) to Rd 110 до straight to Hungtington Village about 12 min.
- из Бруклина: Southern Parkway (East) to exit 32 (North) to Rd 110 до straight to Hungtington Village about 20 min. Вперед!
Если нужно что-то уточнить, телефон: (631) 673-2932


Комментарии (Всего: 2)

МНЕ 10 ЛЕТ,НО В КОМПЬЮТЕРАХ Я РАЗБИРАЮСЬ ХОРОШО.ЭТО ОТЛИЧНАЯ СТАТЬЯ

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Очень интересная на мой взгляд статья! Мне понравилось!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *