За что учитель-предметник был бит предметами мебели?

В мире
№14 (833)

 

 

Министерство просвещения Израиля отрапортовало в конце февраля о “значительном снижении уровня насилия в школах”. Министр Гидеон Саар при этом сказал, что “хороший моральный климат в школах не оставляет места насилию и приводит к росту успеваемости”. Однако при этом он заметил: “Сегодня у нас нет повода для торжества. Нам предстоит еще долгий путь...”
 
В течение той же недели последнее замечание министра нашло сразу несколько подтверждений.
 
В одной из средних школ Модиина ученик избил учительницу, находящуюся на седьмом месяце беременности. Он бил женщину в живот за то, что из-за плохого поведения его не брали на экскурсию с классом. После этого учительницу доставили в больницу, и врачи опасаются, что она может потерять ребенка. Избившему ее ученику недавно исполнилось... 11 лет.
 
И в тот же день стало известно, что одну из школ Южного Тель-Авива закрывают из-за зверского избиения в ней учителя-репатрианта из бывшего СССР. Минпрос, который порадовал общественность сообщением о небывалой прочности “мирного договора” между учителями и учениками, принял решение вообще прикрыть учебное заведение, в котором, по заключение инспекторов того же министерства, “уровень насилия перешел все допустимые границы”. Иными словами, обычное детское учреждение превратилось в подобие колонии строгого режима, охваченной “беспределом”. Ну, а с чем еще можно сравнить школу, в которой педагога сначала заперли в подсобке, потом облили слезоточивым газом и затем били ножками от стола и стульями, нанеся тяжкие телесные повреждения? Такой “гнойник” следует убирать с корнем! Чиновники решили победить зло и приняли решение, к которому мы еще вернемся ниже.
 
А пока – о том, изменилось ли действительно что-либо на израильских школьных “фронтах”.
 
Три года назад израильские учителя уже объявляли предупредительную забастовку, последним поводом для которой стало нападение отца одной из учениц  на директора школы в Кирьят-Гате. Кстати, причиной атаки также была школьная экскурсия: директриса сделала девушке замечание по поводу слишком откровенного наряда, в котором та явилась к автобусу. После общения с разъяренным папашей, которого привела обиженная юная особа, директор школы попала в больницу с травмами.
 
Это был 40-й случай избиения педагогов детьми и родителями только за один год. Печальный “юбилей” израильские учителя решили отметить забастовкой, одним из требований которой был запрет на появление родителей в школах без специального вызова и разрешения дирекции. Через несколько дней после начала стачки специальная комиссия Минпроса такую инструкцию утвердила. И вот уже четвертый год школы в Израиле работают, в принципе, как “режимные” учреждения.
 
Но и это не помешало отцу и старшим братьям одного из учеников школы города Ор-Иегуда перелезть через забор и жестоко избить на школьном дворе нескольких подростков, якобы, издевавшихся над их сыном и братом. Попутно семейка “мстителей” сильно поколотила молодую учительницу, пытавшуюся остановить дерущихся. В итоге она и пятеро ее учеников были госпитализированы.
 
И вот что интересно: все это произошло 25 февраля 2012 года, спустя три дня после торжественного объявления министром Гидеоном Сааром о значительных успехах в борьбе со школьным насилием. Расправа с беременной учительницей в Реховоте и последствия экзекуции над “русским” педагогом в Тель-Авиве, напомним, пришлись на 28 марта сего года. Какая “подстава” от подведомственной отрасли! И снова так не вовремя...
 
Оказывается, только запретительными мерами – усилением “пропускного режима”, укреплением охраны школ и проч. – достигнуть желаемого эффекта не удается. Оставим в покое воспитание на гуманистических примерах и привитие благородных манер. Они, безусловно, помогли бы в деле перековки подрастающих дебоширов. Успехов еще не избитым педагогам на этом прекрасном поприще! Хотя прекрасно воспитанный и очень импозантный министр просвещения Гидеон Саар, которого по праву считают одним из самых перспективных членов правительства, тоже наверняка знает, как израильская школа “дошла до жизни такой”.
 
В основе специфических подходов к воспитанию в Израиле, конечно, лежали благие намерения. Народ, стоявший на грани уничтожения в годы Холокоста, имел полное право на особое отношение к детям, родившимся в стране, ставшей единственным убежищем для спасшихся людей и национальным домом для последующих поколений. Но израильтяне как всегда немного переборщили. Деткам слишком настойчиво внушали мысль об их исключительности только по факту рождения и частенько позволяли вести себя так, как им заблагорассудится. Никого не пугало их абсолютно несовместимое с еврейской моралью неуважение к старшим и слабым, а также пренебрежительное  отношение к “чужакам”, будь то национальные меньшинства или репатрианты.
 
Бестактность израильской молодежи давно уже стала притчей во языцех, множество туристских компаний натерпелись стыда за ее поведение за рубежом. В автобусах, в которых школьники возвращаются с занятий, остальные пассажиры сходят с ума от криков и беготни. Появлявшийся хоть раз в местных школах во время большой перемены, запомнит это как страшный сон. Короче, мечтали создать “свободного еврея” и весьма в этом преуспели, но, к сожалению, попутно наплодили и неуправляемых невеж.
 
Наверное, все это так. Однако поговорим и о сугубо административном факторе. Школы в Израиле как делились на благополучные и бедовые, так и делятся. Естественно, такой их статус определяется социальным положением (а очень часто – и этническим составом) населения, отдающего своих чад в близлежащие учебные заведения. “Районный принцип” записи в школы не позволяет родителям забирать сына или дочь из школы, которая им не нравится и переводить в ту, что лучше. Получается почти как по пословице: где родился, там и доучился. Впрочем, нет, есть еще один момент: “где поселился”.  И он в основном бьет по новым репатриантам.
 
Купить или снять на первых порах квартиру новым гражданам страны удается отнюдь не в “дворянских гнездах”.  Удел новоселов – не самые благополучные районы городов, а то и просто окраины с дурной славой. Большинство родителей из бывшего СССР, сами учившиеся в хороших школах, вряд ли могли себе представить, в каком окружении окажутся их привезенные в Израиль или родившиеся здесь дети. А уж о том, что их собственными соседями станут родители, избивающие педагогов, - и подавно. И понятно, что они беспокоятся о сыновьях и дочерях, рискующих стать похожими на того 11-летнего хулигана, который пинает в живот беременную учительницу.
 
Однако “русские” попытки собрать своих чад вместе и изолировать от нежелательного окружения встречают  в Израиле мощное сопротивление.  “Секторальным школам не бывать! У нас все дети равны!” – под таким девизом городские власти расформировывают школы, кажущиеся им “русскими” по составу учеников и учителей.
 
Недавний пример: борьба со школой “Гордон” в Петах-Тикве. И ведь речь шла отнюдь не о языке обучения: в “Гордоне” учат и учатся исключительно на иврите! И, надо сказать, хорошо учат и хорошо учатся: показатели успеваемости здесь одни из самых высоких в городе. Но все равно сверху раздается: “Русских школ в Петах-Тикве не было и не будет!”
 
А такие, как та, в Южном Тель-Авиве, где учителей-предметников бьют предметами мебели, была и будет?
 
Нет, как уже было сказано, не станет и ее. Эту школу закрывают, ибо сладить с ее “контингентом” не может уже никто. Учителя получают увольнительные письма как раз накануне праздника Песах - вот такой им приготовили подарок.  А, между прочим, значительное число здешних учителей – репатрианты из бывшего СССР, которым будет очень трудно найти работу в других школах и вообще устроиться по специальности.
 
И этот пункт надо бы включить в победную реляцию министерства просвещения о борьбе за гуманизацию школьного образования. А то как-то все слишком оптимистично звучит...

Комментарии (Всего: 3)

недаром уже говорят по полном крахе 'либеральной педагогики' 'по Споку', которая с 60х годов считалась неоспоримо верной.

Вот например:
http://magazines.russ.ru/druzhba/2005/6/ga10.html
.........................
Гуманистические иллюзии середины ХХ века, пропитанные причудливым коктейлем из идей Руссо, Маркса, Фрейда и Троцкого, в том числе предполагали: стоит только освободить ребенка из-под власти проективно-репрессивной модели воспитания (а она была характерна и для семьи, и для школы), как Добрый Дикарь станет добропорядочным взрослым гражданином, одинаково проникнутым как духом свободы, так и духом ответственности. В 1960-х годах проективно-репрессивная модель стала усиленно замещаться моделью либерально-диалогической. Доктор Бенджамин Спок и доктор Жан Пиаже создали нерепрессивную диалогическую педагогику. От семьи (школы, общества) требовалось одно: не мешать развиваться внутренним интенциям человеческой личности, дать цветку расцвести, гадкому утенку превратиться в прекрасного лебедя. Репрессивные методы воспитания в основном ушли из школ, да и из семей. Однако результаты подобной практики оказались не совсем такими, как ожидали теоретики: тотальный взрыв насилия в школах, то, что принято называть моральной распущенностью (ранняя половая жизнь, ранняя беременность, наркомания, алкоголизм в подростковой среде и так далее), жесточайший конфликт поколений в 1960—1970-х, сексуальная революция и три ее знаменитые высшие ценности: секс, наркотики, рок-н-ролл. Все эти явления вызвали настоящий шок в среде теоретиков семьи и педагогики. Если доктор Спок остался до конца верен своим идеалам, то доктор Пиаже в 1978 году решительно отказался от своих взглядов и предложил вернуться к традиционной проективно-репрессивной модели, чем вызвал скандал среди своих сторонников и последователей.

Однако еще более оперативно отреагировал Голливуд. В то время как кино 1960—1970-х насквозь пропитано духом бунта против родителей и учителей, кино 1990-х уже характеризуется возвратом к консервативной романтике старых семейных ценностей. В 1995 году на экраны выходит немыслимый до той поры фильм “Школа-84”, главный герой которого — классический рефлектирующий интеллигент, учитель с аккуратной бородой и в очках — находит в себе волю и мужество отправить на тот свет добрую треть своего класса, отъявленных мерзавцев и негодяев
..................

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Случай из жизни. Стоим с дочерью в очереди. Впереди с кем-то из взрослых малыш 3-3,5 лет. Встретившись с ним взглядом, я ему улыбнулась. У малыша мгновенно сделалось злое, какое-то надменное выражение лица, он отставил ногу, руки на пояс: "What!"
Всего одно слово, но слышали бы вы, как он его произнес! Взрослому человеку! Прошло уже несколько лет, а я не могу этого понять.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
похоже, где-то в 60х был сломан (наряду со многими) такой моральный барьер, существовавший с незапамятных времён - ПОДРОСТОК НЕ МОЖЕТ ПОДНИМАТЬ РУКУ НА ВЗРОСЛОГО. Вот у Стивена Кинга в романе 'Оно' есть эпизод, происходящий в 1957: 12-летний ПОСЫЛАЕТ взрослого непечатно. Реакция взрослого - дваже не гнев, а искреннее удивление: ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!? То есть в 50х Америка ещё жила по 'традиционной' морали, а вот к концу 60х - уже нет.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *