Безопасные «Опасные объекты»

Нью-Йорк
№10 (516)

Madison Square Garden является одной из многих площадок Нью-Йорка, где под открытым небом проводятся выставки произведений скульпторов, представляющих различные направления в искусстве.
В эти дни на зеленых лужайках парка размещены произведения скульптора-минималиста Джин Хайстейн. Она пользуется международной известностью, участвуя в выставках на территории Соединенных Штатов и за рубежом с 1968 года. Джин Хайстейн сейчас живет и работает в Нью-Йорке. Она окончила университет в Мэриленде, а затем продолжила свое художественное образование в Королевской Академии в Лондоне. Ее работы имеют в своих коллекциях музеи Метрополитен и Гуггенхайма в Нью-Йорке, музей Виктории и Альберта в Лондоне и многие другие крупные и известные учреждения такого рода.
Прежде чем вы отправитесь бродить по аллеям Madison Square Garden, чтобы посмотреть на выставленные там произведения Джин Хайстейн, я хочу сказать несколько слов о художественном течении, которое она представляет. Минимализм, получивший наиболее полное развитие в живописи и скульптуре, возник в США в начале 60-х годов прошлого века, вобрав в себя кое-какие идеи из супрематизма, конструктивизма, абстракционизма и некоторых других современных течений в искусстве. При этом главной его концепцией стало возможно меньшее, минимальное вмешательство художника в используемые материалы. Недаром само название этого художественного течения происходит от английских слов minimal art, то есть минимальное искусство. Минимализм называют также серийным, прохладным искусством, или АВС-искусством, которое в качестве изобразительных средств использует некие первичные образы и структуры. Последователи минимализма стремятся к простоте и единообразию форм, используя для своих произведений в основном монохромные природные и промышленные материалы простых геометрических форм, почти не подвергая их трансформации и переделке. Часто их произведения похожи на серийные изделия, собранные на конвейере, и обычно ничего не означают и не символизируют, кроме самих себя.
Несмотря на внешнюю простоту и чрезвычайную экономию художественных приемов, минимализм нашел применение не только в живописи и скульптуре, но и в кинематографе, театре, дизайне интерьеров различных помещений, в том числе и квартир. Он появился в качестве ответа обществу потребления, сделавшись некоей философией и жизненной позицией. Причем нашел признание не только среди людей, ограниченных в средствах, но и тех, кто может не отказывать себе ни в чем. В этом смысле намеренный аскетизм этого художественного течения является определенной антимодой, вызовом широко распространенным представлениям о красоте, «красивости» и самом творческом процессе.
А теперь обратим свой взгляд на лужайки Madison Square Garden. Сразу должен заметить, что я не являюсь поклонником минимализма в изобразительном искусстве, но, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят: вход в городской парк, естественно, свободный, кто хочет, может зайти и посмотреть, а кому не нравится, волен обойти выставку стороной.
Самый большой ее объект - «Кедровая лестница». Название в данном случае полностью соответствует содержанию. Это действительно винтовая лестница, заканчивающаяся ничем. Она представляет собой деревянное наборное сооружение высотой около пяти метров, сделанное из хорошо подогнанных друг к другу гладко отесанных чурок красного восточного кедра. Правда, издали его можно принять за деревянный индейский тотем.
На соседней с «Лестницей» поляне стоит большая деревянная колода, какие когда-то я видел в мясных павильонах на рынках, где они использовались для рубки мяса. Однако колода в этом парке отличается от виденных мною ранее тем, что с одной стороны внизу в ней была прорублена щель, которую при определенной фантазии можно было принять за начало бедер. В результате колода стала отдаленно напоминать среднюю часть тела женщины, за что и была названа «Фигура женщины». Правда, в моем представлении такое название ассоциируется с изображением женщины в полный рост, а не только, например, с ее бюстом, торсом или еще какой-нибудь отдельно взятой частью тела. Но что есть, то есть. Возможно, первобытные люди так изображали богиню плодородия.
Далее можно увидеть две скульптуры «Торнадо» из красноватого с белыми прослойками кварцита. К названию одной из них в скобках добавлено слово Internal, а другой – External. По задумке автора та, что Internal должна давать нам представление о виде этого природного явления изнутри, а External - снаружи. Однако при разглядывании издалека относительно небольшие, поставленные на попа конусы не отличаются друг от друга ни размерами, ни формой. И лишь приблизившись почти вплотную, можно заметить, что наружная поверхность одного «торнадо» – гладкая, а другого - слегка волнистая.
Чуть в стороне стоит еще одно, вырубленное не из кварцита, а из серого гранита, «Торнадо» такой же конусообразной формы, как и два предыдущих, только немного побольше и повыше. Есть еще и «Двойное торнадо» - серая гранитная форма, похожая на две, поставленные друга на друга узкими концами, воронки.
А вообще попарное изображение идентичных форм, видимо, является фирменным приемом Джин Хайстейн. На соседней поляне находятся ее «Опасные объекты», сотворенные из черного гранита. Они похожи на два каменных пня, стоящих друг против друга, а точнее, на пень и его зеркальное отображение. И опять они отличаются друг от друга только текстурой наружной поверхности и надписями Internal и External, то есть «внутренний» и «наружный». Однако что же мы видим снаружи и изнутри, остается тайной за семью печатями, а потому и не можем понять, чем же опасны эти каменные обрубки. Может, это те камни, которые угнетали Джин Хайстейн, а теперь наконец-то свалились с ее души? После того как она от них избавилась, ей, наверное, жить стало легче и веселее. А каково зрителям, которые уходят так и не узнав разгадку «Опасных объектов»? Может, насмотревшись на них, они не спят ночами? Правда, что касается меня, то после прогулки по Madison Square Garden я спал очень хорошо. Выставленные там объекты ничем меня не поразили и не тревожат меня ни во сне, ни наяву.