Из тюрьмы -в президенты

В мире
№15 (834)

 

В предыдущем номере в статье, посвященной обострившемуся в Египте политическому кризису, говорилось и о том, что, вопреки своим постоянным обещаниям, победившее на выборах движение “Братья-мусульмане” (под вывеской “Партии свободы и справедливости”) может выдвинуть своего кандидата на предстоящих президентских выборах, которые пройдут 23-24 мая. Решение, которого в Египте боялись очень многие, начиная с пока еще правящего Высшего военного совета, членов различных секулярных и либеральных движений и заканчивая немалым количеством исламистов, не заставило себя долго ждать. 
 
В минувший уик-энд высший руководящий орган “Братьев-мусульман”, Совет шуры, 56-ю голосами против 52-х избрал своего претендента на пост главы государства - 62-летнего миллионера Хейрата а-Шатира
 
Данный ход, который за несколько дней до решения, уже, в общем-то, предвиделся, все равно произвел эффект разорвавшейся бомбы. “Партия свободы и справедливости” с ее 47% мест в парламенте является главной политической силой в Египте, и, само собой, ее кандидат автоматически становится фаворитом предвыборной кампании. 
 
До сих пор как военные власти, так и секулярные партии предполагали, что президентское кресло достанется кому-то из неисламистов, однако теперь ситуация в корне изменилась. Тот факт, что в составе комиссии, созданной для написания конституции (в ней будут очерчены и полномочия президента), также на данный момент имеется исламистское большинство, лишь усугубляет положение. 
 
Кризис, в рамках которого Высший военный совет и секулярные партии настаивают на изменении состава комиссии, а имеющие большинство в парламенте исламисты (кроме “Партии свободы и справедливости” еще около 25% голосов получила более экстремистская “Нур”) отстаивают свою позицию, фактически парализовал ситуацию на местной политической арене. 
 
Вот тогда “Братья-мусульмане” и решили сделать ход конем. Таким образом, в случае победы а-Шатира на выборах (и если военные всерьез потеснятся), вся исполнительная и законодательная власть в Египте окажется в руках исламистов, что будет иметь далеко идущие последствия как внутри страны, так и для всего региона.
 
Пожалуй, начать следует с биографии Хейрата а-Шатира, человека, безусловно, неординарного. По образованию он инженер, причем учился не только в Египте, но и в Великобритании. В 1967-м, будучи студентом, он стал участвовать в деятельности исламистских движений, а 1968-м, при президенте Насере, а-Шатир получил свой первый тюремный срок за участие в несанкционированной демонстрации. 
 
После отсидки продолжительностью в несколько месяцев и исключения из Александрийского университета был призван в армию. Политическую активность возобновил в 70-е, а с 1974 года стал членом движения “Братья-мусульмане”. 
До 1981 года а-Шатир преподавал в одном из провинциальных университетов, однако решением президента Садата был уволен в рамках политических чисток и подался в бизнес, где немало преуспел. Его нынешнее личное состояние оценивается в 40-50 миллионов долларов. Кроме этого, он долгие годы являлся ответственным за экономическую и финансовую политику движения. Организованная им массовая продажа стройматериалов по заниженным ценам серьезно пополнила кассу “Братьев-мусульман”. 
 
Созданная а-Шатиром в 90-е компьютерная фирма, оказывавшая различные услуги, в том числе и по купле-продаже, в итоге стоила ему свободы. В 2006 году вместе с рядом видных членов движения он был арестован. В качестве улик власти использовали найденные при обыске на фирме диски с некой информацией, и в 2008 году миллионер-исламист был приговорен военным трибуналом к 7 годам тюрьмы. На свободу он вышел только год назад, когда, уже после свержения Мубарака, “Братья-мусульмане” обратились с соответствующей просьбой к Высшему военному совету. Последняя отсидка стала для миллионера шестой по счету.
 
Хейрат а-Шатир формально является вторым номером в движении, будучи заместителем Мохаммеда Бадиа, верховного лидера “Братьев-мусульман”. Несмотря на второе место в табели о рангах, самый влиятельный человек именно он. Помимо выработки экономической политики “Братьев-мусульман” а-Шатир координировал предвыборную кампанию в парламент, а также переговоры с военными. Более того, нынешний кандидат в президенты ответственен и за внешние связи “Братьев”, интенсивно контактируя как с представителями западных стран, так и с мусульманским миром. 
 
На данный момент его основные усилия направлены на то чтобы Запад и богатые монархии Персидского залива оказали Египту как можно большую экономическую помощь. В противном случае, по словам самого а-Шатира, “демократическая революция может превратиться в революцию голодных”. 
 
Кандидат в президенты является представителем наиболее умеренного крыла “Братьев-мусульман”. В этом плане показательно его интервью газете “Аль-Ахрам”, данное сразу после победы на парламентских выборах. В нем а-Шатир заявил, что движение твердо намерено придерживаться международных обязательств, взятых на себя прежними египетскими властями. При этом а-Шатир, имел в виду не только Кэмп-Дэвидское мирное соглашение с Израилем, но и, например, договор о продаже Египтом Израилю природного газа. Вместе с тем он подчеркнул, что в каждом соглашении присутствуют легитимные механизмы для тех или иных изменений. 
 
По словам а-Шатира, если возникнет необходимость эти изменения осуществить, это будет сделано в соответствии с действующими процедурами, будь то через органы законодательной власти или всенародный референдум. 
 
Тот факт, что на данный момент главный кандидат в президенты от исламистов твердо намерен придерживаться мирного договора с Израилем, несколько успокаивает, тем не менее, выдвижение кандидатуры а-Шатира вызвало немалую обеспокоенность и в Вашингтоне, и в Иерусалиме. И там, и тут прекрасно осознают, что сохранение мирного договора с Израилем противоречит платформе движения и взглядам его членов. Остается уповать лишь на прагматизм руководства “Братьев-мусульман”, а именно – на их зависимость от международной экономической помощи. До сих пор исламистские лидеры в нашем регионе очень часто не проявляли прагматизм даже в самых тяжелых ситуациях, однако именно Хейрата а-Шатира в его отсутствии не обвинишь. Другое дело, что определенные события, например, резкая эскалация израильского конфликта с Газой, могут вынудить даже относительно умеренных реалистов действовать не так, как они изначально предпочли бы. 
 
В случае, если давление со стороны “улицы”, да и внутри движения возрастет, даже умеренный лидер страны не сможет или не захочет ему противостоять. 
 
Если можно так выразиться, утешением для Иерусалима может служить то, что и президент-неисламист все равно будет вынужден в той или иной степени разыгрывать антиизраильскую карту в угоду все той же “улице” и контролирующим почти три четверти парламента фундаменталистским партиям. Тем более что оставшаяся четверть парламента – это, мягко говоря, не друзья нашей страны. 
 
В общем, считать что с возможным избранием а-Шатира на пост президента отношения Египта с Израилем ухудшатся еще больше, чем при другом исходе, особо не стоит. В ближайшей перспективе из-за исламистского большинства в парламенте эти отношения, скорее всего, и так будут неважными как при этом, так и при других вариантах.
 
Тем не менее, что касается самих выборов, то победа кандидату от “Братьев-мусульман” пока еще не обеспечена. Мало того, что практически всех противников исламистов обуял самый настоящий ужас и они намерены сделать буквально все, чтобы не допустить такого сценария, очень недовольны и многие фундаменталисты. 
 
Не сказал своего последнего слова и Высший военный совет. То, что движение, многократно дававшее обещание не выдвигать кандидата, не сдержало своего слова, очень сильно ударило по его имиджу. Многие члены “Братьев-мусульман” считают, что оно не должно стремиться к полному захвату исполнительной власти в свои руки. 
 
Нельзя забывать, что идеология движения предусматривает создание единого государства всех мусульман на исламском фундаменте, а не правление в одной отдельно взятой стране. Кроме того, очень многие уверены, что в любом случае кандидат в президенты не должен быть миллионером, так как это противоречит духу революции.
 
Поддержка всего 56 членов Совета шуры против 52 в данном случае очень показательна. Нарушение обещаний, а также нежелание, чтобы власть полностью оказалась в руках “Братьев-мусульман”, привели к тому, что многие рядовые граждане, голосовавшие за “Партию свободы и справедливости” на парламентских выборах, на президентских отдадут свои голоса другим кандидатам. 
 
Эта тенденция уже отмечается местными комментаторами. В знак протеста немало членов движения, в том числе и нерядовых, уже подали в отставку со своих постов или вышли из его рядов. 
 
В любом случаев в первом круге выборов голоса исламистов разделятся, т.к. популярностью пользуются и Абд аль-Мунам Абдул аль-Фатух, недавний член “Братьев-мусульман”, исключенный из их рядов как раз за самовольное выдвижение своей кандидатуры, и лидер партии “Нур”. 
 
Однако такой исход может утешать противников исламистов лишь в первом круге выборов – ведь в случае выхода одного из исламистских кандидатов во второй круг он снова останется в одиночестве. Не говорю уже о возможности победы того же а-Шатира в первом круге (для этого нужно набрать 50% голосов от числа проголосовавших) или выхода во второй круг двух исламистских кандидатов (после парламентских выборов некоторые обозреватели не считают фантастическим и такой исход)...
 
Чем же вызвано столь спорное решение “Братьев-мусульман”, в некоторой степени даже поставившее их на грань раскола?
 
Лидеры движения объясняют это не изменой принципам, а желанием предотвратить угрозу завоеваниям революции. Угроза же видится им в том, что Военный совет и секулярные движения вместе и каждый по отдельности, торпедируют начало работы конституционной комиссии, которая избрана именно на фундаменте успешных для исламистов парламентских выборов. Какой же смысл в нашей победе, если конституцию будут писать другие, задаются резонным вопросом “Братья-мусульмане”. 
 
В качестве еще одного довода они называют тот факт, что среди реальных кандидатов числятся и приспешники Мубарака. Как считают “Братья-мусульмане”, победа кого-то из бывших приближенных свергнутого диктатора также несет в себе серьезнейшую угрозу идеалам революции. 
 
Окончательная регистрация кандидатов должна завершиться к 8 апреля, и сотни предварительно записавшихся претендентов на пост лидера страны в итоге будут отсеяны. Многим из них, как и следовало ожидать, не удастся представить в избирательную комиссию 30 тыс. подписей простых граждан в свою поддержку или же, в качестве альтернативного варианта, 30 подписей депутатов парламента. 
 
 “Новости недели”