Человек с улицы Алленби

История далекая и близкая
№15 (834)

Если вам доводилось бывать в Тель-Авиве, то вы наверняка прошлись по улице Алленби. А если вы прошлись таки по ней, то наверняка обратили внимание на почтенного старца библейского вида, сидящего на пересечении Алленби с улицей Лилиенблюм. У ног старца стоит картонная коробка для сбора милостыни, а рядом с картонкой старец пристроил выцветший от времени плакатик, извещающий прохожих, что он болен, работать не способен и потому просит о помощи.



Впервые старец появился на этом месте лет 18 назад. Сейчас он ведет настоящую войну с мэрией Тель-Авива, решившей во что бы то ни стало согнать старика с его “рабочего” места...
 
Надо сказать, что нищих в Тель-Авиве хватает, и многие из них давно уже стали неотъемлемой частью той или иной улицы. К примеру, завсегдатаи одного из кафе на Ибн-Гвироль хорошо знают назойливую нищенку, обходящую столик за столиком и просящую на “кусок хлеба”. 
 
Некоторые просто отворачиваются от нее, иные могут послать ее к такой-то матери, и тогда нищая бойко посылает их в ответ (“русским”, само собой, она желает вернуться в “свою Русию”), но чаще всего ей все-таки подают милостыню. 
Постоянные сборщики милостыни есть и на других центральных улицах города - Нордау, а-Яркон и т.п. и их тоже время от времени гоняют инспекторы мэрии. Но нищий, сидящий на углу улиц Алленби и Лилиенблюм, вызывает у сотрудников муниципалитета особое раздражение. 
 
Объясняется это просто: он не является жителем Тель-Авива и никогда им не был. 
Из года в год, четыре дня в неделю, с воскресенья по среду, каждое утро приезжает он из Иерусалима в Тель-Авив, чтобы занять облюбованное им в начале 90-х годов место. Человек этот давно уже перешагнул черту, отделяющую рабочий возраст от пенсионного, и слова, начертанные им от руки на плакатике о том, что он не может работать, видимо, не являются ложью. 
 
Но, как было установлено в ходе проверки, человек этот отнюдь не нищ - в Иерусалиме у него прекрасный дом с палисадником. Но если уж ему так нравится побираться, считают в мэрии, пусть делает это в своем родном городе. И вообще, пусть каждый город сам кормит своих нищих!
 
Старец в ответ приводит тысячу и один контрдовод, пытаясь доказать, что сотрудники тель-авивской мэрии неправы. 
Во-первых, он перебрался в Тель-Авив не от хорошей жизни, а потому, что в Иерусалиме среди людей его “профессии” большая конкуренция, поэтому зарабатывать, взывая к милосердию прохожих, там становится все труднее. 
Во-вторых, он действительно уже больше 10 лет как должен быть на пенсии, но тех 2 тысяч шекелей, которые выплачивает ему с супругой “Битуах леуми”, катастрофически не хватает на жизнь. Одна только арнона, которую требует с него Иерусалимский муниципалитет, составляет 2 тысячи шекелей. Счета за воду, газ, электричество и телефон – тоже, считай, тысяча. А ведь надо еще изыскать средства на еду, лекарства для прикованной к постели жены, детям и внукам что-то подкинуть... Вот и приходится старику искать добавку к пособию. 
 
В-третьих, он ни у кого ничего не просит. Кто хочет - дает, кто не хочет - проходит мимо. Хотя надо признать, что тельавивцы - народ щедрый и, как ни покажется вам странным, богобоязненный. 
То есть люди они в большинстве своем нерелигиозные и нравы в их среде либеральные, но при этом большинство считает, что, подавая нищему на пропитание, они искупают свои грехи. А так как облик у нашего героя, как уже было сказано, благообразный, многие принимают его за раввина и великого праведника.
Иные бизнесмены подходят к нему, чтобы испросить благословения на удачу в делах, и, получив таковое, суют нищему в руку кто зеленую, а кто и фиолетовую купюру... 
 
В-четвертых, он не жадный, был бы жадным - приезжал бы работать и в четверг, а так ему вполне хватает четырех дней в неделю. В четверг же он начинает готовиться к субботе, ведь с тех пор как жена заболела, весь дом на нем... 
 
Есть еще, разумеется, и в-пятых, и в-шестых, и в-десятых, и все эти доводы он уже не раз излагал в ответ на предложение убраться. Несколько раз инспектор забирал у него стул, и тогда ему приходилось целый день “работать” на ногах…
 
Кто прав в этом конфликте? Работники мэрии, считающие, что речь идет о жулике и попрошайке, создающем у туристов искаженное представление о городе, или старец, настаивающий на том, что в еврейском государстве каждый имеет право получить милостыню? Вопрос этот отнюдь не так прост, как кажется...
 
В заключение хочу лишь напомнить, что когда раби Леви-Ицхак только-только приехал в Бердичев, к нему явились лидеры местной общины и сказали, что хотят принять новый городской закон, запрещающий нищим просить милостыню на улицах. Вместо этого, мол, каждый нищий будет получать определенное пособие от общины.
 
“Что ж, - ответил на это великий Леви-Ицхак, - и в самом деле хороший закон. Вот только почему вы говорите, что он новый?! Точно такой же закон, насколько я помню, был в свое время принят в Содоме и Гоморре”...
Может, мы и в самом деле нуждаемся в уличных нищих не меньше, чем они в нас? И будет ли улица Алленби без этого старика той же самой Алленби, что и сегодня?..     
“Новости недели”

Комментарии (Всего: 1)

Улица Алленби без этого старика и других нищих (по некоторым, нестарым сразу видно, что они просят деньги на наркоту), будет только чище. А суммы, которые данный нищий тратит на воду,электричество и пр. слишком, неправдоподобно велики - расточительный гражданин! Имеющий к тому же, как написано, свой дом с палисадником!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *